Понедельник, 28 ноября

«Осужденные — такие же люди, как и мы. Просто временно ограничены в правах…»

«Лучший судья Мордовии» Валерий Шиндин — о своей карьере и особенностях профессии

55-летний председатель Зубово-Полянского райсуда Валерий Шиндин признан лучшим судьей Мордовии. За свою 23-летнюю юридическую карьеру он рассмотрел много разных дел, в том числе о разбойном нападении на семью главы своего родного района. Шиндин не жалеет о выборе профессии. За что он оправдывал обвиняемых? О чем сожалеет? Как относится к «авторитетным» подсудимым? И что думает о важности Всероссийского съезда судей? Ответы узнала Екатерина Смирнова.

Вершитель правосудия родом из поселка Потьма. Появился на свет в многодетной семье. Был десятым, младшим ребенком. Мама всю жизнь посвятила заботам о детях. Отец трудился машинистом на железной дороге, относящейся к службе исполнения наказаний. В школе Валерий Шиндин учился на отлично и даже получил золотую медаль. Вопрос выбора будущей профессии перед ним не стоял — парень твердо решил стать юристом. Но позволить обучение в вузе на дневном отделении большая семья не могла: многие дети в это время также получали образование, на которое требовались средства. Тогда Шиндин поступил на заочное отделение юридического факультета Мордовского университета и вскоре отправился в армию. Служить довелось в резервном полку министра обороны в Подмосковье. Командование воинской части отправило в вуз рекомендательное письмо, в котором попросило взять демобилизованного Валерия на дневное обучение. В 1986 году Шиндин стал полноправным студентом-юристом. А спустя 4 года, на пятом курсе, пришел работать в прокуратуру. Начинал с должности помощника дубравного прокурора по надзору за соблюдением законности в местах лишения свободы. После получения диплома о высшем образовании стал помощником ковылкинского межрайонного прокурора. В январе 1992-го вернулся в родной район следователем. «В те времена в стране царил разгул преступности, и Зубова Поляна не стала исключением, — вспоминает Шиндин. — Здесь орудовала группа молодых людей, которая совершала сексуальные преступления в отношении студенток педагогического колледжа. В итоге после очередного факта мы задержали главаря. Сначала его дружки нарисовали мне крест на входной двери квартиры в качестве предупреждения. Но работа по установлению злоумышленников продолжалась. Тогда они подожгли мое жилье… Это случилось ночью. Проснулись с женой от криков соседей. Все вокруг уже пылало. Выпрыгнули в окно, в чем были. В итоге дом сгорел дотла… А поскольку он был многоквартирным, пожар лишил жилья еще три семьи. Передо мной встал выбор — продолжать работать в прокуратуре или уйти. Рассудил так: раз выбрал этот путь, то должен идти по нему до конца. К тому же у меня половина родственников работала в системе исполнения наказаний. Как им тогда в глаза посмотрю? Если уйду со службы, меня сочтут трусом. И тень падет на семью. Этого я допустить не смог…»

Трудности только закалили характер правоохранителя. В 1993-м он был назначен на должность заместителя районного прокурора. А в 1998-м принял предложение проявить себя в качестве вершителя правосудия. Успешно сдал экзамены и был назначен на должность судьи Зубово-Полянского райсуда. Рассматривал все категории дел. Были резонансные. Например, разбойное нападение на дом главы района. Самого хозяина в нем тогда не оказалось. Налетчики украли все ценности и два ружья. Преступление долгое время оставалось нераскрытым. Тем временем злоумышленники с украденным оружиемсовершили налет на местного предпринимателя. «Выяснилось, что наводчиком на дом главы района был местный житель, который к моменту раскрытия преступления уже отбывал срок за убийство, — рассказывает Шиндин. — Вместе с подельниками из других регионов он получил наказание в виде длительного лишения свободы. По моим данным, на волю так и не вышел: скончался в колонии».

В 2013 году Шиндин занял кресло председателя районного суда. В его подчинении находятся 8 коллег. Это не избавляет руководителя от обязанности лично рассматривать дела. Правда, после введения специализации в 2006 году Валерий Васильевич изучает лишь уголовные преступления. «Ваш суд имеет определенную специфику — значительная часть участников дел отбывает наказание в местах лишения свободы. Бывает ли так, что осужденные пытаются донести до судьи свою позицию с помощью блатного жаргона?» — спрашивает корр.«С». «Когда ведешь процесс корректно, то даже самые серьезные осужденные общаются с уважением и стараются соответствовать, — отвечает Шиндин. — Поэтому блатная речь в процессе не звучит. Я всегда следую четкому правилу: судья должен соблюдать этику, быть тактичным и не повышать голос. Осужденные — такие же люди, как и мы. Просто временно ограничены в правах. И вообще наблюдается интересная вещь: с осужденными по более тяжким статьям легче работать, чем с отбывающими наказание, например, за кражу. У первых уже сложилось определенное мировоззрение, они доходчиво доносят свою точку зрения, не распыляются на эмоции. А у молодых парнишек зачастую играют амбиции…»

Реклама

Зубово-Полянский райсуд — единственный в России, имеющий наибольшую нагрузку по делам, связанным с местами лишения свободы. На территории района на сегодняшний день расположены 14 исправительных учреждений, которые закреплены за определенными судьями. Валерий Шиндин раз в год меняет этот «расклад». «Чтобы не возникали вопросы к беспристрастности служителей Фемиды», — объясняет он. Шиндин также первый председатель райсуда, который был удостоен звания «Лучший в республике». Также он является членом Совета судей. Наш собеседник возлагает большие надежды на Всероссийский съезд судей, который в декабре пройдет в Москве. Ожидается, что мероприятие принесет изменения в эту ветвь власти и ее взаимодействия с гражданским обществом. «Например, на прошлом съезде была озвучена позиция в качестве наказания чаще назначать меру уголовно-правового характера в виде судебного штрафа, — говорит Шиндин. — Она, кстати, оказалась действеннее, чем те же обязательные и исправительные работы. К тому же с назначением судебного штрафа человек не получает судимости, что положительно сказывается на гуманизации наказания». «В вашей практике были оправдательные приговоры?» — «Да. Его услышал начальник колонии, который обвинялся в превышении должностных полномочий. По версии следствия, он за счет исправительного учреждения построил себе дом. Я вынес оправдательный вердикт, которого никто не ожидал. Выяснилось, что есть внутренние приказы, разрешающие подобное строительство. А ведомственные акты их не запрещают…» —«Вы уже 23 года вершите правосудие. За что можно любить работу судьи?» — «За общение с людьми. За возможность предоставить им защиту своих прав. Поставить точку в многолетних спорах. Добиться торжества справедливости. Когда выносишь решение и слышишь спасибо, это дорогого стоит! Сам в суд я никогда не обращался. Я — неконфликтный человек. И, к счастью, в плохие ситуации не попадал. Даже если приходили штрафы за нарушение скорости, оплачивал их и не обжаловал. Это дело чести».

Супруга Валерия Шиндина много лет проработала медсестрой в районной больнице. Старшая дочь является продюсером одного из телеканалов. Сын — курсант Московского военного университета Министерства обороны, будущий военный юрист. «Хоть у нас есть и установленный распорядок дня, судьи в него редко укладываются, — рассказывает Шиндин. — Приходится задерживаться допоздна и работать по выходным. Но свободное время люблю проводить дома. У меня свой сад, огород, живность. А еще я любитель рыбалки. Самая крупная добыча — карп на 5 килограммов». «18 мая вам исполняется 55 лет. Серьезный возраст. Есть моменты, которые вам хотелось бы исправить в своей жизни?» — «Практически нет. Основные значимые действия были совершены правильно. О каких-то то моментах жалею и думаю, что нужно было поступить иначе… Но я уверен, так считает каждый человек».

Закрыть