Пятница, 4 декабря

«К сожалению, в литературе о преподобном очень много фантазий и домыслов и такие книги продолжают множиться»

Фото: Соцсети

Главный эксперт в РФ по личности Серафима Саровского — ​«Столице С»

Оживленную дискуссию в православном мире вызвала книга «Серафим Саровский» (серия «Жизнь замечательных людей» издательства «Молодая Гвардия») ученого из Сарова Валентина Степашкина. Вышедшая в свет в 2018 году, она быстро потребовала переиздания. Автор много лет исследует личность одного из самых известных русских святых, используя научный подход и часто тем самым разрушая предания и легенды. Жителям Мордовии будет интересно прочитать этот материал Дениса Тюркина еще по той причине, что и автор книги, и судьба святого тесно связаны с нашей республикой.

«С»: Пожалуй, вы самый авторитетный эксперт в России по изучению жизни и смерти преподобного Серафима Саровского. Когда вас заинтересовала эта тема?

— Спасибо на добром слове, конечно, но это если рассматривать с точки зрения светской исторической науки. Если со стороны богословской, то я себя таковым не считаю. История Свято-Успенского мужского монастыря Саровская пустынь и биография преподобного Серафима были интересны для меня с детства. Мне посчастливилось родиться рядом с Саровом, ходить по монастырской площади, по лесным тропинкам, по которым ходил преподобный. Во многих семьях, и в нашей, конечно, рядом с иконами Христа и Пресвятой Богородицы находился лик Серафима Саровского. Книги по истории монастыря и о преподобном найти было невозможно — ​по режимным соображениям даже упоминание названия Саров и имени Серафима Саровского было под запретом. Тем не менее среди «непослушных» бабушек рассказы о монастыре и жизни старца активно передавались из уст в уста. Для меня эти рассказы были интересны, и однажды я начал их записывать в толстый журнал. До сих пор помню слова бабушки моего школьного товарища, которая после рассказа о Сарове и Дивееве на прощание спросила меня: «Милок, а ко мне милиция не приедет?» В 1990 году были открыты для исследователей государственные архивы, и я впервые переступил порог Центрального государственного архива Республики Мордовия, в котором хранится бесценный фонд Саровского монастыря. Первоначально я и не думал, будто о Серафиме Саровском можно найти что-то новое, неизвестное — ​так много о нем было опубликовано, но… Один документ, второй… и стало понятно: надо браться за эту тему основательно.

«С»: Как вы считаете, ваша книга ближе к агиографии или к объективному научному труду?

Реклама

— Мою книгу нельзя отнести к разряду агиографической литературы, которая, как мы знаем, рассказывает о жизни святого по заведенному испокон веков порядку. В своей книге я рассматриваю жизнь преподобного Серафима Саровского через призму исторических документов, которых выявлено и введено в научный оборот довольно много, но они не позволяют ответить на многие вопросы. Например, в комментариях кто-то высказал удивление по поводу того, что в книге нет четких ответов на вопрос: где и как учился и так далее. Обнаружены документы, подписанные рукой будущего святого и свидетельствующие о его грамотности, а вот где и как он обучался грамоте, приходится только догадываться.

«С»: Местами кажется, что вы исследуете не личность как таковую, а святого. Даже хотите сделать святого еще более святым. Это я о таких мелких, но ярких моментах, как ваша реакция на строки Иосафа (Толстошеева) о кроте и Серафиме. По словам Иосафа, старец однажды сокрушался порче четырех картофелин кротом. Неожиданно появился крот, которого схватил и унес с собой орел. А Серафим якобы радовался этому. «Читая эти строки, даже представить невозможно, что отец Серафим мог радоваться гибели безобидной твари», — пишете вы. И таких моментов масса. Возникает ощущение субъективности: где нужно, вы верите каким-то сведениям, где не нужно вам — ​возмущаетесь. «Да разве Серафим мог быть злым?» «Да разве…» И т.  д. Что скажете?

— Вопрос несколько не корректен с вашей стороны. Я старался следовать «букве закона». Что в документах найдено, то и представлено читателям, а подача материала у каждого автора своя. Касательно эпизода с кротом, то мне просто как человеку эпизод кажется страшным — ​на твоих глазах хищник отнимает жизнь у слабого существа. По моему мнению, эта красочная картинка — ​вымысел и никакого отношения к преподобному не имеет.

«С»: Огромное количество людей знают о Серафиме Саровском благодаря запискам Мотовилова. Но, по вашему мнению, доверять им нельзя, так как автор был сумасшедшим. Вы даже инициировали проведение экспертизы психиатром… [см. 1]

— Да, чтобы не быть голословным, я обратился к специалисту, предоставил ему архивные документы, «Записки» Николая Александровича Мотовилова и книги о нем. Вывод представителя медицины подтвердил мои предположения о том, что Мотовилов был душевнобольным человеком, и диагноз был таков: «шизофрения вялотекущая, малопрогредиентная, со стойкими истероформными расстройствами, нарастающими изменениями в эмоционально-волевой сфере и мышлении». Глава книги «Мотовилов и его тайна» многим почитателям Николая Александровича явно не понравилась, но я просто постарался поставить все на свои места как историк. Доказательная база мною представлена, на мой взгляд, убедительно — ​в тексте книги приведена цитата из документа или из высказывания Мотовилова, далее комментарий.

«С»: Вы первым обнаружили ошибку в многочисленных биографиях старцах, указывающих на 1759-й как год рождения. Действительно ли, что истинную дату — ​1754 год — ​вы вычислили благодаря архивам Центрального госархива Мордовии? Правильно ли, что там хранятся основные документы, касающиеся личности старца?

— Не я первый сказал это, до меня исследователи указывали на разночтения в документах и житийной литературе, назывались 1754-й, 1758-й, 1759-й и 1761-й как год рождения Прохора Мошнина — ​это мирское имя преподобного Серафима. Но у моих предшественников не было возможности изучить документы архива Саровской пустыни, которые сегодня хранятся в фондах Центрального государственного архива Республики Мордовия в Саранске. Я благодарен сотрудникам архива за предоставленную возможность работать с уникальными свидетельствами из прошлого, а впервые прикоснуться к истории Саровского монастыря мне удалось в далеком 1990 году. В архиве Саранска находятся документы, которые следует отнести к монастырскому периоду жизни преподобного. Документы, рассказывающие о его родителях и близких, были обнаружены в архивах и библиотеках Курска, Москвы и Санкт-Петербурга. По крупицам собиралась информация в Тамбове, Пензе, Владимире, Нижнем Новгороде, Арзамасе, Балахне.

«С»: Продолжая тему ошибок, сделанных предыдущими биографами Мошнина-Саровского. Вы установили, что никакого падения с колокольни не было. А было ли вообще падение и чудесное излечение? Можно ли доверять преданиям, а не документам?

— Как говорится, доля правды всегда присутствует даже в сказках. Народная молва переходит от одного человека к другому, и порой с каждым разом высота, количество, расстояния и т.  д. увеличиваются. Если внимательно прочитать мою книгу, а я это рекомендую всем, кто интересуется биографией старца и историей РПЦ, то мною не отвергается факт падения со строящегося здания, так же как и исцеление Прохора. Не отвергаю и встречу преподобного с медведем, только представляю ее не так красочно, как это изображено на дореволюционных литографиях.

«С»: Из вашей книги можно сделать такой вывод: Прохор Мошнин — ​это монах, который всю сознательную жизнь провел в монастыре, но по причине постоянных болезней не делал никакой работы, кроме производства лествиц. Даже когда был крупный пожар в обители, он и то не занимался тушением, в отличие от своего соседа Марка. А просто стоял и молился. Может ли такой человек быть духовным ориентиром?

— Прохор Мошнин до двадцати четырех лет жил обычной мирской жизнью и трудился наравне со своими домочадцами. С приходом в монастырь Прохор в течение нескольких лет был послушником и выполнял различные послушания. Затем, пройдя через многие испытания, он стал саровским молитвенником, этим он и прославился, а время расставило все по своим местам — ​кому дрова колоть, кому воду возить, кому молиться.

«С»: Как считаете, все ли, что известно о старце, — ​достоверные сведения? Мне показалось, что очень много деталей из книг, написанных не профессиональными учеными, а монахами и прочими религиозными деятелями. Даже причина смерти до конца непонятна. Из вашей книги я сделал вывод, что он задохнулся угарным газом во время пожара…

— К сожалению, в литературе о преподобном очень много фантазий и домыслов и такие книги продолжают множиться, порой под очень броскими названиями — ​«100 предсказаний преподобного Серафима». Так и хочется спросить: кто больше? Ваш вывод [касательно причины смерти] правильный.

«С»: В статье 1902 года «Церковного вестника», издаваемого Санкт-Петербургской духовной академией, было сказано, что известно о более 100 случаях «благодатной помощи по молитвам старца». Документальные сведения так называемых чудес сохранились?

— Да, монашествующие старались фиксировать такие случаи. Эти записи сохранились до настоящего времени в Центральном государственном архиве Саранска, в Государственном архиве Тамбовской области и Российском государственном историческом архиве в Санкт-Петербурге. Они были систематизированы иереем Георгием Павловичем и изданы отдельным сборником издательством «Отчий дом» в 2006 году. И помощь преподобного продолжают ощущать люди современности.

«С»: Что думаете о компетентности группы, которая эксгумировала останки Саровского за год до торжеств, связанных с канонизацией? Как пястные кости оказались в ступне? [см. 2]

— О какой компетентности группы лиц, допущенных к процедуре вскрытия мощей, может идти речь, когда среди них не было ни одного человека с медицинским образованием? Отсюда ошибки в размещении останков. Также следует принимать во внимание тот факт, что мощи укладываются определенным порядком, в специальные пелены. Частицы мощей святого порой необходимы для помещения их в иконы, антиминсы и т.  д. Поэтому отдельные фрагменты мощей могли находиться в наиболее доступных местах.

«С»: Есть ли у вас уверенность в том, что обнаруженные в ленинградском музее в начале 1990-х мощи принадлежат именно Серафиму? Слишком много лет их местонахождение оставалось неизвестным…

— Со стопроцентной уверенностью можно сказать: в Свято-Троицком Серафимо-Дивеевском монастыре покоятся подлинные мощи преподобного Серафима Саровского. Святые мощи прошли через множество испытаний, их мытарства подробно описаны в моей книге.

«С»: В краснослободском доме вашего предка останавливались милиционеры, перевозившие мощи Серафима, по пути из Сарова в Москву. В этом же доме мощи провели ночь. По сути, здание было достопримечательностью Краснослободска. Но в прошлом году его снесли… Какие ощущения у вас в связи с этим? И бываете ли вы в Атюрьевском районе, где до сих пор стоит здание школы, построенной на деньги вашего предка Степашкина?

— Двухэтажный каменный дом с хозяйственными постройками принадлежал Василию Семеновичу Степашкину, купцу Краснослободска. Находился он на центральной площади города у соборного храма, это сегодня центр располагается в другом месте, а раньше это было очень престижное местоположение. Поэтому не удивительно, что дом облюбовали милиция и ОГПУ. Мой дед по линии отца Сергей Семенович являлся родным братом Василия Семеновича. В Краснослободске проживают потомки Василия Семеновича, которые потеряли все права на дом и никак не могли помешать уничтожению этого памятника истории. Очень жаль, что так случилось, но с помощью местного краеведа Анатолия Владимировича Лютова я постарался побольше узнать о родственниках и истории дома. Мне удалось заснять дом на видео и фотопленку, а его руины видел мой сын. Род Степашкиных вышел из Пензы, обосновался в XIX веке в селе Вольно-Никольское Атюрьевского района. Семья была большая и в основном занималась купечеством. Один из рода, Семен Иванович Степашкин, обосновался в Саратове, стал купцом 1-й гильдии, известным мукомолом, директором Городского общественного банка. Атюрьевские краеведы разместили следующую информацию: «В самом начале века купец первой гильдии Степашкин Семен Иванович для своих земляков в 1903 году построил каменную школу, которая стоит до сих пор, и на ее открытии якобы сказал: «Чтобы все никольские были грамотными, умели читать и писать». Я в отрочестве гостил в селе неоднократно, но о таком факте не знал — ​говорить об этом было опасно. К сожалению, в Вольно-Никольском я не был давно, знаю из Интернета, что несколько лет назад школу закрыли как неперспективную, село вымирает. Но надеюсь побывать там.

Фото: Соцсети

«Радость моя», или Как сумасшедший Серафима Саровского своим другом «сделал»

Если вам, читатели, задать вопрос «какие выражения Серафима Саровского» наиболее известны», вы наверняка вспомните следующие: «Радость моя», «Стяжание Духа Божьего», «Рай и ад начинаются на земле» и т.  д. Также вы скажете об удивительных предсказаниях, касающихся революции 1917 года и советской власти, которые Серафим дал еще в первой половине XIX века. Да только все это, вероятно, ​ложь. Сам преподобный никаких письменных сочинений после себя не оставил. В течение пары десятков лет после его смерти было опубликовано несколько жизнеописаний Серафима, авторами которых стали монахи, лично знавшие героя. Но все эти труды оказались в тени так называемых «Записок» симбирского и лукояновского помещика Николая Мотовилова, попечителя Серафимо-Дивеевского монастыря. В Интернете именно по «Запискам» цитируются «высказывания» Серафима Саровского, который якобы подолгу беседовал с Мотовиловым, откровенничая. В частности, Мотовилов рассказывает и о якобы стоянии Серафима на камне длиной более тысячи дней и ночей. Валентин Степашкин называет эти «Записки» первоисточником «его [Мотовилова] болезни и вымышленной, приукрашенной биографии самого автора». «Мотовилов вообще, — пишет Степашкин, — человек, страдающий с рождения психическим заболеванием, с годами обратившийся к православию как единственному средству излечения, но подпавший под влияние крайне опасного греха — гордость». В книге приводится обширная справка о личности Мотовилова, подготовленная по просьбе Степашкина врачом-психотерапевтом высшей категории, заведующим психиатрическим отделением города Сарова, Андреем Афониным. Согласно выводам медика, помещик Мотовилов — ​просто шизофреник. Напрашивается и соответствующий вывод касательно того, можно ли доверять «Запискам»…

Фото: Соцсети

Останки перемешали

Впервые освидетельствование останков Серафима, захороненных в Сарове в обычной могиле, было произведено специальной комиссией (о ее некомпетентности как раз и говорит Степашкин) под председательством митрополита Московского Владимира 11 января 1903 года, за несколько месяцев до приезда на Нижегородчину царской семьи для прославления святого. Результаты были засекречены, но затем стали известны широкой общественности. Выяснилось, что нетленности мощей обнаружено не было. По этой причине пришлось выступить с заявлением в газете «Новое время» митрополиту Петербургскому Антонию. Он констатировал факт сохранности «остова» саровского старца и выразил мнение, что наличие нетленных мощей не­обязательно для прославления. 29 января синод извещал: «…благоговейного старца Серафима, почивающего в Саровской пустыни, признать в лике святых… а всечестивые останки его — ​святыми мощами и положить оные в особо уготованную усердием Его Императорского Величества гробницу…». Летом 1903 года в Сарове состоялись торжества при большом стечении народа и с участием царской семьи. В ходе них мощи были уложены в специальную раку. Сразу после революции Саровский монастырь был серьезно разорен, но главную святыню — ​мощи Серафима — ​не тронули. В ноябре 1920 года во время проведения IX уездного (Темниковского) съезда Советов участники постановили вскрыть раку с мощами. Состоялось это 17 декабря 1920 года. В деле Саровской обители, которое хранится в архиве Мордовского управления ФСБ, есть копия акта вскрытия. В комиссию вошли представители от Темниковского уисполкома и Укома РКП (Российской коммунистической партии), от губкома, ГИКа (городского исполнительного комитета), губюста, Спасского, Керенского, Ардатовского и Краснослободского Укома. Также присутствовали врачи, представители Саровского духовного совета, Темниковского духовенства и Саровского православного совета. Отмечается недостача почти двух десятков фаланговых костей конечностей и тот факт, что в левой туфле вместе с костями ступни лежит кость руки.

Кстати

Благодаря книге Степашкина мы узнаем, что расширение Саровской обители началось с темниковского горожанина Анания Борисовича Немцова, который продал строителю пустыни Исаакию землю по обе стороны от речек Сатис и Сарова, а также арзамасской дороги. Плодородная земля была: с участками для бортничества, рыбной ловли и т.  д.

Комментарии
Закрыть
Реклама
Закрыть