Воскресенье, 26 мая
Общество

Из Саранска — в Саранское. Неожиданное продолжение!

Почти год назад в рамках нашей путешествующей рубрики вышел материал про необычный поселок в Калининградской области. Под названием Саранское (Ловке, Лаукишкен, Лаукен до 1946 года). После исхода немцев 72 года назад их дома заняли в том числе переселенцы из Мордовии. Название, связанное с главным городом нашей республики, этот поселок получил как раз благодаря большой доле наших земляков в населении. В 2017 году, когда Денис Тюркин посетил Саранское, в нем остался лишь один «абориген», 89-летний Василий Смолькин, переселившийся туда из кочкуровского Семилея в 1946 году. Оказывается, в бывший Лаукен переезжали и из других мест Мордовии. Об этом Денису Тюркину поведал житель Саранска Валентин Александрович Аркаев. «Я давно хотел позвонить, как только прочитал статью, но все недосуг было, а теперь вот собрался, — рассказал горожанин. — Я сам родом из села Пятина Ромодановского района. Так вот, сразу после войны с моей малой родины уехали в Калининградскую область 25 семей. Не знаю, как это называлось тогда — завербовались, что ли, на работу… Уехал в том числе мой двоюродный брат (с семьей), отец которого — мой дядя — погиб на войне. В 1968 году я посетил Саранское, погостив у родственников. Помню, какой большой стол накрыли, как хорошо беседовали. Они тогда жили в доме из силикатного кирпича возле клуба, в котором раньше была кирха (вы об этом здании в статье писали). Я помню даже старые трубы от органа внутри… Так вот, в Саранском целая улица была заселена выходцами из Мордовии! Что мне запомнилось? Интересные немецкие дома. Товарищ рассказывал, что в 1946 году немцам дали 24 часа на выселение. Поэтому в некоторых жилищах на чердаках находили вязанки колбас, а в подвалах — консервацию. При этом в Поволжье, да и других регионах нашей страны тогда, после войны, голод был… Двоюродный брат тогда работал в Калининграде на судоремонтном заводе. Мы с ним потом переписывались, но после того, как в СССР прошла индексация почтовых отделений, наше общение прекратилось. Письма не доходили, я просто не знал индекса. 50 лет мы с братом не переписываемся…»

Материалы по теме
Закрыть