Хоккей

«Положа руку на сердце, скажу, что в США мне все нравилось…»

kirill-kitsin-3

Новичок хоккейной «Мордовии» Кирилл Кицын — о зарубежной карьере и России.

Очередным приобретением «Мордовии» стал экс-форвард «Тамбова» Кирилл Кицын. 28-летний воспитанник новокузнецкого «Металлурга» является единственным хоккеистом в составе саранского клуба, которому довелось поиграть в США. За спортивную карьеру он удостоился нескольких существенных наград. В частности, в прошлом сезоне стал обладателем Кубка Федерации. «Всегда нужно стремиться к лучшему и не останавливаться на достигнутом», — считает нападающий. В этом сезоне хоккеист собирается повторить успех. С новобранцем встретилась Алена Агеева.

«С»: Почему вы выбрали «Мордовию»?

— После победы «Тамбова» в прошлом чемпионате я по окончании сезона продлил контракт с клубом и отправился на сборы, но так случилось, что договор был расторгнут. Я сразу позвонил саранскому тренеру Юрию Сергеевичу Воробьеву, мы поговорили, и я оказался здесь. «Мордовия» была одним из самых приоритетных вариантов. Мне хочется выступать в сильной команде и повторить успех прошлого сезона. Всегда нужно стремиться к лучшему, не останавливаться на достигнутом.

«С»: Кирилл, какое достижение считаете самым ценным для себя?

— Думаю, это Кубки. Обладателем первого я стал в 2012 году в составе казахстанского «Арлана» из Кокшетау. Это второй по значимости трофей в стране и мое первое достижение на взрослом уровне. Событие было запоминающимся для меня, эмоции непередаваемые. Другое важное достижение — Кубок Федерации, выигранный в составе «Тамбова» в прошлом сезоне.

«С»: Как вы пришли в хоккей?

— У нас в Новокузнецке хоккей — спорт номер один. Хотя развиты и футбол, и регби, но хоккей в приоритете, тем более папа им занимался. Он в свое время становился чемпионом Европы среди юниоров. Мы с братом Максимом хотели быть похожими на отца. Только он играл на позиции защитника, а мы стали нападающими. Будучи профессиональным игроком, отец поставил меня на коньки в трехлетнем возрасте. Мне понравилось, и с тех пор занимаюсь хоккеем. Позже отец стал заниматься с моим младшим братом примерно в том же возрасте. В детстве между нами случались конфликты, могли что-то не поделить и дрались. Понятно, что два мальчика в семье, оба спортсмены, никто не хотел уступать. Но сейчас мы очень хорошо общаемся, поддерживаем друг друга. Учились мы в своей команде, в спецклассе. В юношеской возрастной категории с завидной регулярностью становились чемпионами региона Сибирь — Дальний Восток. Потом выезжали на всероссийские финалы. Профессиональную карьеру я начал в дубле родного новокузнецкого «Металлурга».

«С»: И однажды решили уехать за океан, где выступали за команду «Айс Гейторз», что базируется в городке Лафайет…

— В Америке я играл почти сезон. Его начало пропустил из-за оформления документов. Каких-то проблем с климатом не возникало. Луизиана находится на юге США. Там очень тепло, за все время моего пребывания снег выпал всего два раза. Было сначала непривычно. Для сибиряка 30 градусов — легкий морозец, а тут сразу столько тепла. Но я быстро привык.

«С»: Как преодолевали языковой барьер?

— Мне повезло, что не было русскоговорящих ребят, поэтому приходилось постоянно практиковаться. Хочешь не хочешь — заговоришь. Команда хорошая, дружная. Было очень тяжело, но мне ребята помогали. Давали «домашнее задание», писали на листке новые слова и велели учить. Через три недели я уже мог изъясняться на английском и даже давал интервью на радио. У них есть традиция, когда тренер и два игрока беседуют с корреспондентами на местной радиостанции. Мне задавали вопросы о России, о моем родном городе. Я отвечал на английском.

«С»: Что спрашивали о России?

— Правда ли, что у нас в Сибири медведи по улице ходят? (Улыбается — «С») Потом поинтересовались, в самом ли деле в металлургическом городе Новокузнецке снег серого цвета из-за отходов. И тому подобное…

«С»: Не возникали неловкие ситуации из-за недостаточного знания языка? Например, в магазине…

— Не припомню такого. В Америке развито самообслуживание, разговаривать с кассиром не надо. Просто набираешь продукты, сам пробиваешь чек и рассчитываешься карточкой. Очень удобно. А недавно узнал, что в российских городах тоже развивается подобная система.

«С»: Между российским и американским хоккеем есть разница?

— В России и Европе хоккей более техничный и комбинационный. Если в российской команде встает выбор сделать передачу или ударить по воротам, ребята обычно играют пас. А в Америке нужно бить. Поэтому мне поначалу было непривычно. В плане подготовки я многое для себя почерпнул. Ни разу не пожалел, что довелось играть в Луизиане. Я выступал во многих командах и старался в каждой получить что-то новое и полезное.

«С»: Какие личностные различия есть между русскими и американцами?

— На тренировках мне бросилась в глаза одна деталь. Вроде бы нагрузки большие, все ребята пашут, тем не менее, в процессе много шутят, быстро переключаются. Как-то мы проигрывали со счетом 0:2. Я захожу в раздевалку, тренера еще нет, и все ребята абсолютно спокойны. То есть происходит рабочий момент: мы проигрываем, значит, сейчас отыграемся. В России, если проигрывают, все максимально собраны, пытаются обдумать тактику. Естественно, тренер указывает на ошибки.

«С»: Чем еще запомнилась Америка?

— Тем, что приходилось общаться не только с журналистами, но и болельщиками. К нам на игры часто приезжали зрители из других городов штата. Помню, очень старенькие бабушка с дедушкой добирались из соседнего города в доме на колесах. За океаном есть такая традиция — ужин с болельщиками. Через дорогу от арены располагается кафе, куда мы ходили. Пока ждали заказ, любой зритель мог взять автограф, пообщаться, сфотографироваться. Как только начинали ужинать, никто уже не отвлекал. Болельщики относились с пониманием. Но, даже если игрок не хочет есть, все равно должен посидеть в кафе минут 40. На мой взгляд, довольно интересная практика. Так болельщики становятся ближе к команде. Американские друзья до сих пор пишут мне в соцсетях, поздравляют с днем рождения.

kirill-kitsin-2

«С»: Почему не остались в Америке?

— Одна из причин — смена тренера. Я ехал к одному специалисту, а потом его заменили. Кроме того, постоянно жить вдали от дома сложно…

«С»: Считается, что именно американцы являются самой толстой нацией. Часто ли встречали на улице полных людей?

— Не каждый второй, конечно, но по сравнению с Россией, более заметно. У них это в порядке вещей.

«С»: Успели вкусить прелести американской жизни?

— Наш график игр был настолько напряженным, что больше ни на что времени не хватало. Могли за три дня провести две игры в разных городах. Но вообще луизианцы любят оттянуться в клубе, поиграть в бильярд. Предпочитают американский футбол, посещают матчи, чтобы поддержать любимую команду. Также ходят в спортбары. Идут поболеть и на баскетбол, и на хоккей. Культура поддержки в Америке совсем иная. В Москве болельщики избалованные, на больших стадионах частенько очень много мест остается. У них же стадионы забиты до отказа.

«С»: Чем отличаются русские, казахстанские и американские болельщики?

— Я выступал в двух казахстанских командах: из Усть-Каменогорска и Кокшетау. Первый город хоккейный, поэтому болельщики больше разбираются в игре. В Кокшетау молодой клуб, ему было 5 лет всего, только начинал свое восхождение, результаты росли постепенно. Мы выиграли Кубок Казахстана, потом взяли «бронзу» чемпионата, именно тогда в городе начался хоккейный бум. В этом плане руководство хорошо поработало. Нас узнавали на улице. Я бы не сказал, что русские и казахстанские болельщики отличаются. Американцы более эмоциональные. Однажды смотрел в Новом Орлеане американский футбол. Рядом со мной сидел мужчина с пивом и поп-корном. Когда случился тачдаун, он так подпрыгнул, что и пиво, и поп-корн полетели на меня и рядом сидящих зрителей. Толстяк сразу извинился. То есть эмоции на трибунах неконтролируемые. Но я ни разу не слышал о поножовщине, когда фанаты идут друг на друга стенкой. Американцы свои эмоции направляют в нужное русло. Я не говорю, что российские болельщики хуже, просто менталитет разный. У нас есть такие зрители, которые в случае победы готовы на руках носить, а если проиграешь, ругают последними словами. Трибуны сразу пустеют. То же самое в Казахстане. В Америке болельщики нам говорили: «Мы в вас верим!» Они старались помочь нам, пошуметь сильнее. Положа руку на сердце, скажу, что в Луизиане мне нравилось все: и быт, и условия для тренировок…

«С»: Как вам Саранск на фоне Лафайета? Кстати, эти города по численности населения примерно равны…

— Я ранее приезжал в Саранск в составе других команд. Когда у нас было свободное время, мы с ребятами гуляли в районе Дворца спорта, недалеко от гостиницы. Так что город я уже немного знал, поэтому мне было легче адаптироваться. Недавно в выходной мы с женой Татьяной устроили большую прогулку. Саранск нам очень понравился. Город красив не только зданиями, но и природой — много цветов и другой растительности, это радует глаз. Но сравнивать Саранск и Лафайет некорректно. В России красивее природа в первозданном виде: леса, поля. У американцев города иначе организованы: на первом месте архитектура.

«С»: Как вы предпочитаете отдыхать?

— Часто гуляем с женой по городу, можем сходить в кино, кафе, встречаемся с друзьями. Можем просто весь день проваляться дома на кровати, смотреть кино. В отпуске путешествуем. Побывали в Турции, Таиланде…

«С»: Жена следит за вашим питанием?

— Еда для спортсмена — важный фактор, влияющий на результаты. Поэтому питаться нужно в первую очередь правильно. Таня понимает это, готовит вкусно и разнообразно: щи, каша — да все, что угодно! Постоянно экспериментирует. Мне нравится ее еда. Очень повезло, что я оказался в надежных руках! Но вообще мое любимое блюдо — пицца.

Новости партнеров