Хоккей

«От всей команды искренне прошу у болельщиков прощения»

Николай Григоров Форвард хоккейной «Мордовии» Николай Григоров – «Столице С»

Хоккейная «Мордовия» 20 марта в драматичном матче уступила дома «Тамбову». Подопечные тренера Юрия Воробьева не смогли пробиться в финал и довольствовались бронзовыми медалями первенства ВХЛ. Однако «волки» могли взять верх над саранской командой еще в первой встрече серии, загнав в психологический тупик. Однако это не позволил сделать нападающий Николай Григоров. 19-й номер «Мордовии» отыграл две шайбы подряд у соперника, тем самым дав шанс своей команде побороться за выход в финал… О сложностях полуфинала и планах на будущее 31-летний хоккеист рассказал Светлане КАЛИНКИНОЙ.

«С»: Матчи с «Тамбовом» получились яркими и непредсказуемыми. В первой встрече полуфинала гости вели в счете 3:0, но два ваших гола помогли команде выйти из психологического тупика…

— Да, игры с тамбовцами оказались не самыми легкими… В первой домашней встрече мы немного отвлеклись, не успели настроиться на игру и сразу пропустили три шайбы. Конечно, было очень тяжело в эмоциональном плане. Но команда не остановилась, руки не опустились… Я собрался с силами и помог немного разрядить обстановку. В матчах плей-офф надо биться до последней минуты, даже если проигрываешь. В итоге нам удалось отыграть пять шайб. Позитивное настроение плавно перешло на следующую встречу, которую мы тоже выиграли. Конечно, тяжело проигрывать после того, как ведешь 2:0 в серии. Когда ехали в Тамбов, настраивались исключительно на победу. В третьем матче мы плохо сыграли в меньшинстве. У нас было много удалений, двумя соперник воспользовался. В четвертой встрече наша команда первые 10 минут во всем превосходила противников, мы их даже в свою зону не пускали. Но потом случилась какая-то нелепая ошибка и нам забили гол. Следом в меньшинстве получили еще одну шайбу… Оказались морально подавлены и отыграться не смогли. Но я могу уверенно сказать, что в этих матчах никто себя не жалел. Даже ребята с небольшими травмами выкладывались на сто процентов. Если болельщики нас не поняли, то просим понять и простить. Мы были уверены, что дома обязательно выиграем. Я не знаю, в чем причина обидного поражения. У «Тамбова» очень сильный вратарь. Можно сказать, Дмитрий Хозяшев один нас всех обыграл. Может, не повезло, но списывать все на невезение не профессионально. Все видели, что мы бились до последнего. По игре ничуть не уступали сопернику.

«С»: Есть команды, которые уверенно играют и дома, и в гостях. «Тамбов» из таких соперников?

— Нет, «Тамбов» — это «домашняя» команда. Я обратил внимание, что с переездом «волков» на новую арену, мы стали постоянно проигрывать на их льду. В Тамбове площадка немного меньше, чем в Саранске. На глаз это не так заметно, но когда играешь, очень ощущается. Средняя зона у них совсем маленькая, поэтому приходится перестраиваться на другой хоккей. Дома играть комфортнее. Правда, в этот раз, к сожалению, ничего не вышло.

«С»: Бронзовые медали — тоже неплохой результат…

— Для нас третье место — не результат. Мы все готовились победить «Тамбов». Весь сезон готовились к чемпионству. Но, к сожалению, ничего не вышло. От всей команды искренне прошу у болельщиков прощения.

«С»: Что будете делать дальше?

— Скоро у нас будут сборы, решим, что делать дальше. Тренерский штаб назовет игроков, с которыми будет подписан контракт на следующий сезон. Надеюсь попасть в этот список. Хочется продолжить играть в саранском клубе и завоевать чемпионский титул. А потом поедем с женой домой в отпуск.

«С»: Николай, как вы пришли в хоккей?

— В ледовый дворец меня в шестилетнем возрасте привел отец. Он был в прошлом хоккеистом и тогда работал детским тренером. Играть я начал в родном Новокузнецке, выступал за «Металлург» до 17 лет. После окончания школы нужно было думать о карьере. Дома перспектив не было, попасть в главную команду нереально. Мне поступило предложение из Хабаровска. Тамошний тренер на каких-то соревнованиях обратил внимание на нашу команду, тогда семь человек переехали вместе со мной. Нас пригласили в основной состав, я был очень рад. В таком возрасте хочется приключений и чего-то нового, поэтому по дому не скучал. Я впервые уехал от родителей, все было интересно. В Хабаровске мы один сезон играли в Азиатской лиге, где выступали японцы, корейцы, китайцы. Я хоть немного посмотрел мир, и уровень хоккея был очень высоким. В японской команде играли пять канадцев, в корейском клубе было много финнов, в том числе знаменитый Эса Кескинин (вице-чемпион Олимпиады-1988, чемпион мира 1995 года — «С»). Рад, что удалось поиграть против такого хоккеиста. Мы провели с корейской командой шесть матчей и четыре выиграли. Понятно, что Кескинин был уже не в лучшей форме, приехал завершать карьеру.

«С»: Почему не продолжили карьеру в Хабаровске?

— У клуба наступили трудные времена, мне пришлось менять команду. В Хабаровске я играл вместе с Михаилом Перясловым, который после завершения карьеры вернулся в родной Ангарск и стал тренировать «Ермак». Он пригласил меня к себе, и я согласился. Мы два года выступали в первой лиге, а на третий вышли в ВХЛ. В «вышке» я поиграл сезон, потом сменилось руководство, и я не устроил нового наставника. Меня позвал к себе знакомый тренер из Новосибирска, который возглавлял красноярскую команду. Во всех клубах я играл по три года, так и тут произошло. Пришло новое руководство, которое расторгло со мной контракт. Мне предложили поиграть в Казахстане, где только открылся клуб «Астана». Раньше я уже ездил в эту страну, поэтому решил попробовать.

«С»: Понравилось там?

— Впечатления двоякие. У казахов другой менталитет. Они не особо любят русских хоккеистов, в основном уважают местных воспитанников. Я заметил, что многие русские семьи переезжали из Астаны в Россию. Было некое ущемление со стороны местных. А вот уровень хоккея там очень хороший, можно сравнить с нашей высшей лигой. Выступают игроки из Канады, Чехии, Словакии, России… В целом меня все устраивало. Первый год все было замечательно, клуб находился на 3—4 местах, условия отличные. Но затем они стали ухудшаться, сперва уменьшилось финансирование. Потом вовсе все дошло до того, что русских начали считать легионерами, они сами должны были оплачивать свой трансфер. Это не устроило меня, и я уехал в Россию. В поисках клуба отправился в Барнаул, отыграл там полтора месяца и вернулся в Казахстан. Моя жена родом из Астаны, поэтому пришлось снова туда приехать. Но после окончания сезона мы решили, что оставаться там нет смысла, и переехали в Россию. В Казахстане я познакомился с Андреем Бадрутдиновым, он дал мне контакты руководства «Мордовии». Я позвонил Юрию Сергеевичу, он пригласил меня на сборы, и я закрепился в составе.

«С»: Когда вернулись в Россию, рассматривали другие клубы, кроме «Мордовии»?

— Нет. По рассказам я знал, что «Мордовия» — команда с амбициями, перед которой стоят большие задачи. Мне хочется что-то выигрывать, поэтому даже не думал о другом коллективе.

«С»: Какие впечатления получили на первых сборах?

— Уровень команды хороший, атмосфера отличная. Условия вполне устроили. Особенно понравился коллектив. Ребята все очень дружные, всегда друг за друга стоят горой. Это очень привлекает. Быстро нашел с ними общий язык и влился в компанию. Главный тренер — очень опытный специалист. Имеет авторитет в команде. Поэтому мы выполняем все его указания, а отсюда и результат.

«С»: Нравится Саранск?

— Да, город замечательный. Когда приехали сюда с женой, не пожалели. Особенно летом очень красиво. Строиться много новых зданий, спортивных объектов… Думаю, к чемпионату мира по футболу тут будет еще краше. Городок чистый, небольшой, очень уютный. Мы любим гулять в парке, ходим в торгово-развлекательные комплексы.

«С»: Как чувствуете себя в свитере «Мордовии»?

— Отлично. Ледовый дворец превосходный, кормят в кафе вкусно, руководство клуба замечательное. Я нет-нет да приношу пользу, работу свою выполняю. Конечно, не всегда получается делать все, как хочется, но, несмотря на это, свой вклад вношу.

«С»: Устраивает ваша пятерка?

— Да, мы с ребятами отлично сыгрались. С Андреем Бадрутдиновым мы в одной тройке играли в Казахстане. Когда в «Мордовии» нас поставили в одно звено, я был очень рад. У нас уже было взаимопонимание, не нужно тратить время на привыкание друг к другу. Мы быстро собрались в один кулак.

340x240_mvno_stolica-s-noresize