Хоккей

«Тренер обещает мне Высшую лигу в Саранске»

Голкипер «Мордовии» Денис Мотошин — «Столице С»

 

hok_mord_rostov_01Денис Мотошин защищает ворота «Мордовии» с первого сезона существования команды. Своей надежной и уверенной игрой 23-летний уроженец Магнитогорска сразу завоевал симпатии болельщиков. О том, как обрел веру в саранский хоккей и почему не собирается уезжать из столицы Мордовии, 77-й номер главной хоккейной дружины региона-13 рассказал Светлане КАЛИНКИНОЙ.

 

«Мой отец раньше занимался хоккеем, — говорит Денис, — но у него не получилось стать профессиональным игроком. Я воплощаю его мечту в реальность. Но не могу сказать, что родители заставили меня выйти на лед. Решение принимали совместно. Я с детства любил этот вид спорта, и в 8-летнем возрасте мама отвела меня в хоккейную секцию».

«С»: Почему выбрал амплуа голкипера?

— Когда пришел в хоккейную школу, меня определили в нападающие, и я четыре года играл на этой позиции. Мне всегда нравилась вратарская форма, однако мама не разрешала вставать в ворота. Но однажды родители были заняты, меня некому было вести на тренировку. Я пошел один и решил воспользоваться моментом. Сказал тренеру о своем желании сменить амплуа, и он пошел мне навстречу. А маму потом просто поставил перед фактом. С тех пор я вратарь.

«С»: В каком клубе начинал играть?

— В магнитогорском «Металлурге». С этой командой я становился чемпионом России среди игроков 1991 года рождения. Но потом тренеру приглянулся габаритный вратарь Игорь Бобков из Сургута. Он был высокий, метр восемьдесят, а мой рост колебался на уровне полутора метров (сейчас рост Мотошина — 176 см — «С»). Его взяли в состав, меня же посадили на скамейку. Мне тогда было 12 лет. Я решил перейти в юношескую команду казанского «Ак Барса». Но со сменой коллектива оказалось не все просто. Если игрок меняет команду, новый клуб должен заплатить за него предыдущему. «Ак Барс» не хотел отдавать за меня деньги, потому что враждовал с «Металлургом». Вопрос решался целый год, Магнитогорск не давал мне играть. Оставался один выход — сменить место жительства. Если прописка местная, то переход осуществляется бесплатно. И тогда наша семья переехала из-за меня в Казань.

«С»: Как складывалась карьера?

— Несмотря на то что семья пошла на большую жертву ради меня, в «Ак Барсе» я отыграл всего полтора года и поссорился с директором. Пришлось на полгода снять коньки. Я не знал, что мне делать. В сложных ситуациях всегда обращался за помощью к первому наставнику Александру Шахворостову. Выслушав мою историю, он предложил уехать в Казахстан. В 15 лет отправился в Караганду, в команду первой лиги. Сначала было тяжело, в общей сложности не тренировался полтора года. Но там со мной работал опытный тренер вратарей, который помог встать на ноги, за что я ему благодарен. Мы стали чемпионами, на следующий год клуб вышел в высшую лигу, но тут президент федерации хоккея внес изменения в регламент и запретил россиянам до 25 лет выступать в казахстанской высшей хоккейной лиге. Я снова обратился за советом к Шахворостову. Он предложил поехать в Салават, где только создавался клуб «Юрматы». Из 13 вратарей, приехавших на сборы, я стал первым. Снова обрел уверенность в себе и заиграл. «Юрматы» выступал в первой лиге и в первый же год стал чемпионом Поволжья. Я отыграл там два года, а затем получил травму. Без меня команда быстро вылетела из турнира, клуб неожиданно закрылся. Когда мне сообщили, что команды больше нет, все остальные клубы уже набрали вратарей. Тогда у меня было два варианта — либо поехать в Саранск, либо в Набережные Челны. Я посетил сборы «Мордовии» в Сивини, и условия меня не впечатлили. Мы спали на полу… Там даже вилок не было! Я уехал в Татарстан. Подписал контракт, но меня там не все устраивало. Позвонил все-таки Юрию Воробьеву, попросился в Саранск. Он не возражал, но у меня возникли небольшие проблемы с контрактом. Пришлось доиграть до первого набора игроков, и только потом уехал.

«С»: Теперь тебя тут все устраивает?

— Устраивает, но мне хочется играть в высшей хоккейной лиге. Юрий Сергеевич уже давно обещает мне ВХЛ в Саранске, но я никак не дождусь. Не понимаю, почему хоккею в Мордовии не уделяется достаточного внимания. Если бы захотели, могли бы найти бюджет. Ведь Мордовия — спортивная республика, футболисты играют в Премьер-лиге… Я считаю, наш Ледовый дворец отлично подходит под уровень ВХЛ. Например, у «Липецка» дворец намного хуже, но это им не мешает играть в вышке. Лично я хочу расти дальше. У меня всегда была мечта надеть майку сборной России. Шансы на это есть, главное, подняться дальше в лигу, где меня заметят. Если хорошо проявляешь себя в ВХЛ, тебя приглашают в КХЛ. А от континентальной хоккейной лиги до сборной России один шаг. Например, за самарцев играл вратарь Глеб Евдокимов, который ушел в высшую хоккейную лигу. Его заметили и пригласили в студенческую сборную России. Несколько дней назад они обыграли шведов 5:1, а он стоял на воротах. Я не могу сказать, что в чем-то ему уступаю.

«С»: Тебе поступали предложения из клубов ВХЛ?

— Год назад я хотел перейти в пензенский «Дизель», где на тот момент работал Александр Шахворостов. Но «Мордовия» меня не отпустила. Я отыграл в Саранске еще сезон, хотел уже уходить, но Шахворостов перешел в челябинский «Трактор», который выступает в КХЛ. Наставник предложил мне поиграть в фарм-клубе «Челмет». Меня там уже ждали, но Юрий Сергеевич уговорил меня остаться.

 

hok_mord_rostov_19 Денис Мотошин в этом сезоне стал основным голкипером «Мордовии»

«С»: Почему весь сезон ты стоишь на воротах один?

— Это одно из условий продления контракта. Я сам сказал, что останусь, если у меня будет подавляющее большинство игр. Потому что, когда играешь через матч, сложно настраиваться психологически. Приходится доказывать, что ты лучший. А тут я знаю, что надежда только на меня, и стараюсь не подводить команду. В этом сезоне у меня пять сухих матчей. Из вратарей нашей лиги мой показатель самый лучший.

«С»: Считаешь, что в проигранных матчах есть твоя вина?

— Я считаю, что виноваты все, и я в том числе. У нас командный вид спорта, и, если ошибается один, страдает весь состав. Но сейчас, мне кажется, уже не нужно об этом говорить. Регулярный чемпионат мы завершаем на третьем месте…

«С»: То есть Павлу Попкову в большей степени не ты не даешь играть, а не тренер?

— Я не могу решать за тренера. Но это хоккей, и тут должна присутствовать конкуренция. Я просто доказываю, что достоин, и все. Если Юрий Сергеевич решит ставить Пашу, то я начну больше над собой работать, чтобы доказать преимущество.

«С»: На предыдущих матчах в Смоленске тебе противостоял бывший одноклубник Павел Болсуновский. Был ли определенный настрой на игру?

— Мы с Павлом уже играли друг против друга, когда он выступал в Набережных Челнах, а я в «Салавате». Мы уже были знакомы, когда встретились в «Мордовии». Он всегда был для меня хорошим конкурентом. В Смоленске нам, естественно, хотелось друг друга обыграть. Я был расстроен, когда его сняли после четвертой пропущенной шайбы и не поставили на второй матч. Хотелось играть против него обе встречи.

«С»: Чем занимаешься в свободное время?

— Мне нравится компьютерная игра «Танки». Мы с одноклубником Димой Обрежей живем в одном подъезде и часто вечерами играем в режиме онлайн в одной команде. Это моя любимая игра. Помогает эмоционально разгружаться.

«С»: Какая самая яркая история из детства тебе запомнилась?

— Когда я играл за «Металлург», наша команда поехала на турнир в Нижнекамск. Туда прибыло много коллективов, и нам не выделили раздевалку. Приходилось одеваться в гостинице и так ехать на игры. Только коньки несли в руках. А вратарям приходилось брать еще баул, в котором лежали щитки, ловушка, блин и шлем. Когда приехали на место, я увидел, что оставил щитки в гостинице. Когда подошел тренер, я сам залез в баул, лишь бы он меня не видел. Но все равно пришлось объясняться. Он меня отругал и посадил на скамейку. На следующий день я забыл блин. Тренер опять накричал на меня, снова оставил зрителем. А на третий день я оставил ловушку. Наставник просто посмеялся надо мной. Вот так вот провел весь турнир на скамейке.

 «С»: Вратарские маски стали использовать только в 1930-х годах. Ты бы смог выйти на лед без защиты?

— Если бы жил в то время, то конечно. Люди настолько любили хоккей, что играли на свой страх и риск. Сейчас меня без маски никто не выпустит, по правилам не положено. Помню, Диме Обреже однажды прилетела шайба, он потом полгода челюсть восстанавливал.

 «С»: Ты женат?

  • Пока нет, но пять лет живу с любимой девушкой Еленой, которую привез из Набережных Челнов. Летом планируем сыграть свадьбу.

340x240_mvno_stolica-s-noresize