Баскетбол

«Немного жалею, что в свое время увлекся спортом»

mihail-zubov

Лидер баскетбольного клуба «Рускон-Мордовия» Михаил Зубов — «Столице С».

Баскетбольный клуб «Рускон-Мордовия» остается на плаву и продолжает радовать болельщиков выступлениями, несмотря на прогнозы многих специалистов о развале команды после сезона–2015/2016. Когда-то коллектив блистал на российской арене. Становился чемпионом Высшей лиги «А», дважды выигрывал бронзовые награды Суперлиги «Б». В настоящее время «Рускон» продолжает выступать на межрегиональном первенстве среди мужчин в зоне «Урал-Поволжье-Центр». С лидером коллектива — 24-летним форвардом Михаилом Зубовым — встретилась Алена Агеева.

«С»: Михаил, как вы занялись баскетболом?

— Я родился в Саранске в 1991 году. Рос озорным ребенком, от родителей часто попадало, особенно от отца, который держал меня в ежовых руковицах. Знакомство с баскетболом произошло примерно в 3-м классе химмашевской школы № 32. Троюродная сестра тогда играла в баскетбол. Ее тренер Елена Лабутина увидела меня, высокого парня, стала расспрашивать, где учусь, потом пригласила в команду. Так я стал заниматься баскетболом.

Пока учился в школе, часто участвовал в городских соревнованиях. Наша команда была сильная, 12–15 лет постоянно была в призерах. Когда мы становились победителями, выезжали на республиканские турниры. В 14-летнем возрасте у меня появилась мечта попасть в «Рускон», который только набирал обороты. Я пристально следил за его играми, вместе с товарищами по секции всегда ходил на домашние матчи. Помню ажиотаж на трибунах. Еще бы! В команде было 60–70% местных воспитанников, за них горячо болели родные, близкие, друзья и просто любители баскетбола.

Чуть позже руководители клуба начали формировать команду юниоров для детско-юношеской баскетбольной лиги. По возрасту я подходил. Тренером СДЮСОШ назначили Елену Лабутину. Она собрала игроков, более-менее разбирающихся в баскетболе. Через некоторое время мы начали выступать на первенстве России. Но наша школа была слабая, поэтому в основном занимали последние места. Я отыграл один сезон, потом уже по возрасту не подходил. В это время в Саранск приехал заслуженный тренер по регби Олег Балашов, который хотел организовать местную команду. Он увидел меня и сказал, что у меня есть все данные. Мне тогда было 17 лет, решил попробовать себя. Вместе с московской регбийной командой «Марьино» отправился на сборы в Сочи. Там собрались сильные ребята со всей России, которые выступали за сборную. Я занимался лишь год и меня отсеяли. Олег Балашов предложил ехать в Краснодар играть по контракту за профессиональную команду, но родители оказались против.

«С»: Вы хотели поехать?

— Да, очень. Ночами не спал, думал о возможностях в Краснодаре. Но не сложилось. Тем не менее на родителей не обижаюсь. Что ни делается — все к лучшему. В регби закрепиться не получилось, да этот вид спорта в Мордовии и не прижился бы: не было финансирования. По возрасту я уже не подходил в СДЮСШОР по баскетболу, начался период застоя. После школы поступил на экономический факультет. В университетскую баскетбольную команду не взяли из-за вспыльчивости. (Смеется — «С») Раньше я слишком эмоциональный был, быстро заводился. В юношеский «Рускон» тоже не удалось пробиться. Тогда попросил разрешения тренироваться в команде просто для себя. В одном из последних туров 2009 года меня заявили в состав. Я проявил себя и по статистике, и по очкам. Елена Лабутина и нынешний тренер «Рускона» Петр Манин рекомендовали меня в основную команду. Мол, возьмите парня на сборы, пусть позанимается лето. Тренер Сергей Олейников согласился. Мне сразу сказали, что перспектив никаких нет, но все зависит от меня. Однажды на сборах администратор Валера зашел в комнату и спросил, какой номер я хочу, размер обуви и формы. Я спрашиваю: «Для чего?» Он говорит: «Тебя в команду берут». Я обрадовался и в первую очередь позвонил родителям.

«С»: Почему в 2013 году вы покинули «Рускон»?

— Сменился тренер. Должность занял Борис Ливанов, который привез всех нужных ему игроков. Мне сказали: «В команде тебя оставляем, но играть не будешь». Какой тогда смысл? Я стал подыскивать новый коллектив. В итоге уехал на Кавказ реализовать свои возможности, выступал за черкесский «Эльбрус» в лиге ниже. Мне была нужна игровая практика. Время, проведенное в Черкесске, пошло мне на пользу.

В 2014 году тренером «Рускона» стал Роман Семернинов. Он позвонил и сказал, что хочет видеть меня в составе. Так я вернулся, но тут началась полоса неудач. На отдыхе в Турции у меня вырезали аппендикс. Я выбыл из тренировочного процесса на месяц. Когда восстановился, на тренировке мне сломали челюсть. Снова выбыл на два месяца. А потом меня забрали в армию. Отец у меня старой закалки. Он сказал: «Все в семье служили, и ты должен». Мотивировал тем, что в баскетбол вечно играть не буду, зато армия в любом случае пригодится. Я служил в мотострелковой бригаде в Пскове. Возможности тренироваться там не было, много утратил в физическом и тактическом плане. Старался загрузить себя по максимуму на зарядках и спортивных мероприятиях. Так целый год игровой практики потерял.

«С»: Спорт сильно сказывается на личной жизни?

— В первое время — очень. Когда я только попал в «Рускон», многого не знал. Мне подсказывали игроки высокого уровня, то есть Антон Агеев, Андрей Вохмянин, Александр Крылов, Дмитрий Пивцайкин. А Владимир Леденцов стал мне хорошим другом. Я приходил на час раньше тренировки и уходил на час позже. Объем работы получался большой. Бывало, с друзьями месяцами не виделся. Приходил с тренировки и ложился спать, сил ни на что не оставалось. Утром просыпался, и снова автобус увозил меня на тренировку. Я набирался опыта в плане техники и тактики. Со временем наверстал упущенное и сейчас являюсь одним из самых опытных игроков команды. До этого делал «черную работу», то есть отрабатывал в защите, совершал подборы и так далее. Как говорится, кто-то играет на рояле, а кто-то его носит, вот и я носил. Выполнял все, что от меня требовалось. Сейчас же акцент делается на атаку. Недавно клуб приобрел двух пензенских игроков. Тем не менее в команде много местных баскетболистов. Глядя на них, вспоминаю себя, как пришел в команду. Поэтому стараюсь им подсказывать, помогать на тренировках и во время игры.

«С»: Дальше планируете играть в «Русконе»?

— Пока да. Дальше видно будет. Летом занимался поиском нового клуба. Даже ездил в Уфу на просмотр…

«С»: Вы хотели бы попасть на Олимпиаду?

— Конечно. Это мечта любого спортсмена, независимо от того, любитель или профессионал, юноша или взрослый атлет.

«С»: Представьте, что вы олимпийский чемпион. Вам сообщают, что в допинг-пробе нашли запрещенный препарат и требуют вернуть медаль. Ваши действия?

— Я бы выключил все телефоны, поменял адреса. Уж медаль-то точно бы никому не отдал! Позже, когда все утихло бы, я повесил бы ее на стенку и любовался.

«С»: Вы стали бы продолжать тренировки, зная, что вас постоянно будут поливать грязью?

— Я бы продолжал заниматься, несмотря ни на что, даже если бы дисквалифицировали. Потому что спорт стал частичкой меня. Я тренируюсь с юных лет, поэтому резко сменить сферу деятельности не смогу. Спорт у меня в крови, он вошел в привычку, это — зависимость.

«С»: Не жалеете, что выбрали спорт?

— Честно говоря, немного жалею. Если бы мог вернуть время назад, скорее всего, переиграл бы все иначе. Наверное, больше внимания уделял бы учебе и сейчас бы уже трудился в другой сфере деятельности.

Новости партнеров