Легкая атлетика

«Мы заслужили такое наказание»

Двукратный чемпион Европы по метанию молота Сергей Литвинов — о запрете выступать на Олимпиаде в Рио российским легкоатлетам.

Двукратный чемпион Европы по метанию молота Сергей Литвинов — о запрете выступать на Олимпиаде в Рио российским легкоатлетам.

Лидер сборной России по метанию молота Сергей Литвинов не нарушал спортивных правил, никогда не принимал запрещенных препаратов, однако путь на Олимпиаду в Рио ему все равно закрыт. Теперь он вынужден отвечать за злоупотребления других спортсменов. Несмотря на это, решение Международной федерации легкой атлетики (ИААФ) чемпион страны называет справедливым и считает, что россиян наказали по делу. «Не понимаю, зачем мы занимаемся глупой защитой и не принимаем своих ошибок. Тем самым только усложняем ситуацию», — подчеркнул знаменитый молотобоец в беседе с Евгением Наумовым.

«С»: Вердикт ИААФ о недопуске российских легкоатлетов на Олимпиаду стал для вас неожиданным?

— Никакой неожиданности нет, мы были готовы к такому вердикту. В свете всех последних событий было ясно, что положительного решения ждать не приходится. Правда, месяц-полтора назад появилась позитивная информация, будто все для нас складывается хорошо, россияне поедут на Олимпиаду. Не знаю, кто распространил эти сведения. Но потом вышел очередной фильм на немецком канале АRD, ВАДА представила новый доклад, и настроения снова поменялись. Стало предельно ясно, что Игры в Рио пройдут без российских легкоатлетов. Наказание для них, назначенное 17 июня на заседании ИААФ, стоит признать весьма адекватным. Оно заранее было прогнозируемо.

«С»: Прыгунья с шестом Алена Лутковская заявила, что ей безразлично, под каким флагом выступать в Рио–2016… Нисколько не огорчится, если предстанет под знаменем Международного олимпийского комитета.

— Это нормальная позиция. Сейчас не время гнуть пальцы и выбирать флаги. Уже будет невероятной удачей просто поехать на Олимпиаду, но, увы, этого не произойдет. Хотя надо как-то завершать спортивный сезон в конце лета. Ведь к августу мы рассчитывали выйти на пик формы. Для меня, видимо, завершением сезона вместо Олимпиады станет Кубок России.

«С»: Кто виноват, что с вами поступили так жестко?

— Мы сами. Кто же еще? Ведь мы сами заварили эту кашу и очень плохо разруливаем ситуацию. В российской легкой атлетике безобразия продолжаются.

«С»: Наверно, потому, что во Всероссийской федерации легкой атлетики (ВФЛА) продолжают работать вчерашние сподвижники экс-президента Валентина Балахничева, на которого заведено уголовное дело?

— Думаю, что причина не только в этом. Функционеры как раз достаточно гибкий народ: куда ветер подует — туда и потянутся. У этих людей нет принципиальных позиций. Сложнее то, что происходит с тренерским штабом и нашими спортсменами. Вот им трудно перестроиться, поскольку всю жизнь они представляли ситуацию иначе. По-другому они не могут работать. Соответственно, Запад не видит, что Россия ведет борьбу с нарушителями спортивного кодекса. Видит другое: что Чегин ездит за подопечными в Адлере и дает советы, а пензенский наставник Юрий Гордеев работает со сборниками в Кисловодске… Немецкий журналист Хайо Зеппельт все наглядно продемонстрировал. Почему репортер из Германии всех находит и показывает, а мы на это закрываем глаза? Да, Зеппельт — заинтересованное лицо, он пытается поднять рейтинг телеканала. А у нас разве нет мотивации? Еще какая! Мы стремимся попасть на Олимпиаду. Поэтому Россия должна быть еще больше заинтересована в «чистке» отстраненных специалистов. Однако они продолжают работать. Поскольку мы бездействуем, за дело берется немецкий журналист. А ведь мы сами должны перетрясти это «болото» и вычистить всю «грязь» с легкой атлетики.

«С»: Значит, причину бед следует искать в себе?

— Ну конечно. Да, сейчас все кричат, что это заговор и т. д. А с чего все начиналось? Мы сами нарушали антидопинговые правила, вот и пошло-поехало. А потом все перешло в эмоциональную плоскость, поэтому даже ИААФ сейчас неспособна принимать разумные решения. Я лично из этой круговерти не вижу выхода. Чтобы не пострадать еще больше, нам следует следить за своими словами. Иначе еще много фильмов выйдет на немецком канале! И доклады ВАДА тоже будут. Этот карточный домик только начинает сыпаться. Так что надо менять свой менталитет.

«С»: Как говорится, рыба гниет с головы, значит, претензии должны предъявляться не только руководителям ВФЛА, тренерам и легкоатлетам, но и руководству министерства спорта?

— Работники министерства и вовсе нас потихоньку закапывают. Их интервью и комментарии то и дело используются против российской легкой атлетики. На мой взгляд, представителям министерства надо очень пристально следить за своими словами. Хватит усугублять ситуацию. Нельзя во всем подряд обвинять бегунью Юлию Степанову, которая представила факты употребления допинга в команде. Реакция министерства была однозначной: сволочь, предательница, заговор и все такое. И никто при этом даже не пытался разобраться в ситуации. Когда зарубежные люди это читали, наверняка подумали, что у нас какое-то средневековье.

«С»: Что будет, если ВФЛА так и не выполнит требования ВАДА и ИААФ?

— Скажу откровенно, я здесь не вижу выхода. По крайней мере, в ближайшее время мы точно не сможем сделать то, что от нас требуют ИААФ и зарубежная общественность. Для нас это нереально. Нет в стране людей, которые могут повернуть ситуацию на 180 градусов. Значит, проблему решить не удастся.

«С»: Какого вердикта ждете от МОК, заседание которого состоится 21 июня?

— Ничего хорошего не жду и ни во что не верю. Если ИААФ вынесла такое решение, олимпийский комитет однозначно его поддержит. Знаете, кто из россиян может надеяться на поездку в Рио с учетом критериев ИААФ? Те, кто готовился за границей. Под это требование не подходят 99 процентов наших сборников. Если бы я знал заранее, то конечно тренировался бы за рубежом. Но об этом нам сказали только сейчас.

«С»: Значит, наибольшие шансы на поездку в Рио-де-Жанейро у прыгуньи в длину Дарьи Клишиной, которая тренировалась в США?

— Да, она едва ли не единственная. Еще прыгунья с шестом Алена Лутковская вроде как попадает под данный критерий. А нам надо думать уже о будущем. Я сейчас хочу написать письмо в ИААФ, чтобы четко объяснили, что можно, а что нельзя. Надо ли тренироваться за границей? Сколько допинг-тестов проходить? Какие еще требования соблюдать? Чтобы в дальнейшем я мог все оспорить юридически. А то получилось, что нас выкинули, и все. Ради Олимпиады я бы даже свои деньги потратил, чтобы пройти подготовку за границей. Но сейчас уже поздно метаться. А о будущем думать надо, поскольку все случившееся — это еще не предел. Наверняка еще немало фильмов выйдет на немецком канале.

«С»: Саранские скороходы Денис Нижегородов и Светлана Васильева подали иск в арбитражный спортивный суд (CAS), оспаривающий недопуск легкоатлетов в Рио. Не собираетесь последовать их примеру?

— ВФЛА вроде занимается этим. Но, на мой взгляд, иски в CAS надо было отправлять раньше, до состоявшегося заседания ИААФ. А у нас все привыкли действовать по факту. Хотя заранее было известно, что вердикт окажется не в пользу россиян. Я собираюсь изучить юридические аспекты, чтобы понять, имеется ли смысл подавать иск.

«С»: Елена Исинбаева заявила, что в случае непопадания на Олимпиаду, чемпионат России станет последним стартом в ее карьере.

— Лена — самая очевидная жертва в сложившейся ситуации, ведь она столько сделала для мировой легкой атлетики! То, что функционеры ИААФ ходят в дорогих костюмах, живут в элитных отелях, имеют хорошие финансовые возможности — это и ее заслуга. Своими блистательными выступлениями Лена создавала имидж ИААФ и привлекала серьезных спонсоров для организации. А сейчас она вынуждена заканчивать карьеру, да еще по какой причине… Очень некрасивая история получается.

«С»: Можно сказать, что группа вашего отца Сергея Литвинова-старшего — самая чистая в России?

— Так громко, конечно, нельзя говорить, поскольку в российской легкой атлетике немало других чистых групп. И, соответственно, тренеров, которые четко придерживались спортивного кодекса. Наша национальная задача — наставить нарушителей на истинный путь. И отец заинтересован в том, чтобы предотвратить безобразия в российском спорте, чтобы вокруг не было специалистов, нарушающих антидопинговые правила.

«С»: На ваш взгляд, какое будущее ждет саранский Центр ходьбы, с которого сняли табличку «имени Виктора Чегина»?

— Сама база отличная. Будет жалко, если все рухнет. К Виктору Чегину я отношусь с большим уважением в части организаторского таланта. Все сделано на высшем уровне. Я надеюсь, что все там перестроятся правильно. Надо просто принять критику и изменить свое сознание. И никаких заявлений, что их гнобят, уничтожают, быть не должно. Зря директор комплекса Вера Начаркина допускает соответствующие высказывания. Они еще больше усугубляют ситуацию. Говорить надо мягче, дипломатичнее. Ведь ИААФ требует, чтобы люди поменяли не только поведение, но, прежде всего, мнение. Пока этого не произойдет, представители международных организаций не успокоятся. Но у русских так уж заложено: когда на нас нападают, мы всегда защищаемся, даже если неправы и оборона нам только навредит. Признать свои ошибки — не в нашем менталитете.

«С»: Ранее вы представляли на международной арене Германию, выступали в составе ее сборной на чемпионатах мира, Европы и Олимпиаде. Не сожалеете, что сменили немецкое гражданство на российское?

— Как сожалеть, если в России я встретил будущую жену? Ребенка родили. Без перехода этого бы не произошло. Несмотря на все передряги, я счастливый человек, поэтому нисколько не жалею. В жизни бывает всякое, просто надо правильно работать и пытаться решать проблемы.

340x240_mvno_stolica-s-noresize