Легкая атлетика

Максим Карамашев: «Кто-то кого-то подставил?! Не исключаю такого…»

Максим Карамашев показал, что в России еще живут люди, неравнодушные к судьбам отечественной легкой атлетики Максим Карамашев показал, что в России еще живут люди, неравнодушные к судьбам отечественной легкой атлетики

Максим Карамашев — единственный, кто бросил вызов спортивным чиновникам страны и до конца боролся за пост президента Всероссийской федерации легкой атлетики (ВФЛА). Но 16 января новым руководителем вместо погрязшего в допинговых и коррупционных скандалах Валентина Балахничева стал министр спорта Самарской области Дмитрий Шляхтин. На внеочередной отчетно-выборной конференции делегаты проголосовали, как им подсказали сердце и министр спорта РФ Виталий Мутко. О безрадостной судьбе отечественных легкоатлетов с 28-летним специалистом беседовала СВЕТЛАНА КАЛИНКИНА.

Мастер спорта Максим Карамашев уже три года занимается популяризацией отечественной королевы спорта. Организовал самое многочисленное профессиональное сообщество в соцсети «ВКонтакте», занимается другой информационной деятельностью. По его словам, его команда выполняет половину работы ВФЛА. Его жена Светлана, два месяца назад вышедшая из декретного отпуска, претендует на участие в Олимпиаде в Рио-де-Жанейро. Поэтому Карамашев очень заинтересован в том, чтобы Россия вернула доверие Международной ассоциации легкой атлетики (ИААФ).
«С»: Максим, расскажите про отчетно-выборную конференцию ВФЛА, на которой два кандидата на пост президента ВФЛА взяли самоотвод…
— В начале конференции слово взял министр спорта России Виталий Мутко, после него выступил председатель Олимпийского комитета России Александр Жуков. Они обозначили четкую позицию министерства, что нужно голосовать единодушно и обязательно следовать требованиям, которые ИААФ предъявляет ВФЛА. Конечно, открытую агитацию не проводили, но дали всем присутствующим понять, какой нужно сделать выбор. Первым из кандидатов выступил Михаил Бутов. Он сказал, что в столь сложной ситуации ИААФ будет предвзято относиться к его персоне, потому что работал в предыдущем составе президиума, и взял самоотвод. Дальше с предвыборной программой выступил я. Потом Александр Шустов, который последовал примеру Бутова. На финишную прямую вышли только двое — я и Дмитрий Шляхтин. Было принято решение об открытом голосовании, и все единодушно поддержали Шляхтина.
«С»: На ваш взгляд, новый президент сможет вернуть ВФЛА членство в составе ИААФ?
— Я считаю, что это будет обязан¬ностью не только нового президента. Будет подключена целая рабочая группа. Михаил Бутов высказывался о своих полномочиях. Как самый опытный человек в своем деле, он продолжит заниматься этой работой. Задача Шляхтина заключается в том, чтобы деятельность федерации никак больше не связывалась с прежним руководством ВФЛА. Перед выборами я разговаривал с Дмитрием о том, как он намерен осуществлять свою работу. Он сказал, что будет три-четыре дня в неделю находиться в Москве, а остальное время работать в Самаре. Ему придется совмещать должности министра спорта Самарской области и президента ВФЛА. Не знаю, удастся ли ему соблюдать такой тяжелый график. Сам он сказал в своей речи, что имеет большой опыт антикризисного управления и знает, как вывести российскую легкую атлетику из кризиса. На пресс-конференции некоторые журналисты задавали ему вопросы, на которые он пока не смог ответить. Но, надеюсь, со временем он вольется в структуру и поймет, как двигаться дальше.
«С»: В целом Дмитрий Шляхтин производит впечатление человека, которому можно доверять?
— Я с ним мало общался. Мне нужно больше времени, чтобы оценить человека. На первый взгляд он производит впечатление человека, который готов выслушать собеседника и найти компромисс. То есть не прямолинейный директивный чиновник, а достаточно опытный для принятия решений специалист. Думаю, он все же применит свой опыт, чтобы в дальнейшем принести пользу российской легкой атлетике. В прошлом он спортсмен, посвятил бегу 15 лет, в общей сложности преодолел 44 тысячи километров. Надеюсь, что навыки легкоатлета ему помогут на новой должности в принятии ключевых решений. Конечно, сейчас на президенте ВФЛА лежит колоссальная ответственность, поэтому перед лицом мировой общественности выбор в пользу Шляхтина был самым объективным. У меня нет опыта управленческой деятельности, несмотря на то что я знаком со многими аспектами изнутри. Но данная должность, по крайней мере ближайшие восемь месяцев, будет представительской, а всю функциональную часть станут выполнять более компетентные специалисты, в том числе Михаил Бутов.
«С»: Что включает в себя программа Дмитрия Шляхтина?
— А никакой программы Дмитрий Анатольевич не представил! Он обещал обнародовать ее в случае своего избрания, изложить основные тезисы. Программа была только у меня и Михаила Бутова. Я думаю, на данный момент наличие у президента программы не имеет особого значения. Главное, чтобы он сразу приступил к работе, потому что нет времени на раскачивание и другого президента. Я желаю Дмитрию успехов на его посту. В середине марта ИААФ вынесет решение по поводу нового руководства, и нужно провести огромную реорганизацию, чтобы ей угодить. Надо двигать нашу сборную к Олимпиаде в Рио-де-Жанейро.
«С»: На ваш взгляд, в чем главная ошибка экс-президента ВФЛА Валентина Балахничева?
— Мы стали заложниками существующей системы. Не были созданы условия для развития определенных видов спорта. Из-за этого в стране началось массовое применение допинга, особенно в видах на выносливость и спортивной ходьбе. Мне кажется, глава ВФЛА просто не контролировал процесс на должном уровне. И это упущение, скорее всего, стало основной причиной временной дисквалификации нашей федерации.
«С»: Будете ли вы дальше заниматься проблемами легкой атлетики?
— Мы хотим создать спортивный профсоюз. Пока не знаю, войдут в него все спортсмены или только легкоатлеты. Уровень образования многих наших спортсменов находится на низком уровне, они не знают своих прав и обязанностей. Соответственно, возникают сложные моменты, когда спортсмены не знают, как вести себя на международных соревнованиях. Например, Анастасия Баздырева и Екатерина Поистогова отказались общаться с членами независимой комиссии… А хочется, чтобы спортсмены могли отстаивать свои права, потому что у нас очень плохая социальная защищенность спортсменов. Если ВФЛА поддержит нашу идею, мы создадим такой профсоюз.
«С»: Вы знаете о случаях, когда в сборной России спортсмены друг другу делали гадости, чтобы устранить конкурентов?
— Кроме случая с Юлией Степановой, с такими пакостями я не сталкивался. Кстати, она жила на нашей базе, когда начались все эти разборки. Но я не замечал с ее стороны каких-то подозрительных действий и удивился, что она не вела никакого расследования в нашем отношении. Больше не припомню подобных случаев. В целом спортсмены живут одной большой семьей. Какая бы ни была конкуренция, все понимают, что за пределами дорожки все остаются людьми. Но все же таких случаев не исключаю. Страна большая, видов спорта много, может, кто-то и пытался вести нечестную борьбу…

340x240_mvno_stolica-s-noresize