Легкая атлетика

Чемпион мира в беге на 110 м с/б Сергей Шубенков: «В российской легкой атлетике многое надо менять…»

В Пекине Сергей Шубенков показал себя во все красе, впервые в истории отечественной легкой атлетики став чемпионом мира в беге на 110 метров с барьерами

Сергей Шубенков — спортивный герой уходящего года! На чемпионате мира по легкой атлетике в Пекине он выиграл забег на 110 метров с барь¬ерами, первым среди отечественных бегунов удостоившись золотой медали в столь престижной дисциплине. На мировом первенстве в Китае Шубенков оказался единственным среди российских мужчин, в честь кого прозвучал государственный гимн. В следующем году это может повториться в Рио-де-Жанейро, если российская королева спорта будет допущена на Игры—2016. 25-летний уроженец Барнаула не сомневается, что дисквалификацию национальной федерации отменят и он обязательно выйдет на олимпийскую дорожку. С человеком-легендой беседовал ЕВГЕНИЙ НАУМОВ.

«С»: В связи с временным отстранением ИААФ российских легкоатлетов от международных соревнований и дисквалификацией ВФЛА в связи с громкими допинговыми скандалами приходится корректировать подготовительный процесс?
— Я в любом случае собирался пропустить зимний сезон, поэтому планы остаются такими же, как были задуманы. Сейчас нахожусь дома в Барнауле, приступил к работе после отпуска. Бегаю кроссы.
«С»: Удалось восстановить силы, которых в минувшем сезоне потрачено как никогда много?
— Да, сезон был длительным, тяжелым и завершился лишь в октябре. После чемпионата мира у меня было несколько международных турниров, включая армейские игры в Корее. Выиграв мировое первенство, я сказал своему тренеру: «Не набегался, хочу еще стартовать» — и одержал серию побед. На позитивной волне успеха бегать было в кайф, и форма позволяла показать хорошие результаты. Поэтому в отпуск ушел позже. Тем не менее отдохнул нормально, съездил на моря-океаны, побывал на алтайском курорте в Белокурихе. Там прекрасный санаторий, это помогло мне в плане восстановления. Часть отпуска посвятил своим делам, участвовал в пресс-конференциях, неоднократно летал в Москву, побывал в Краснодаре. А наиболее приятно, конечно, находиться рядом с семьей.


«С»: Как вы считаете, сборную России по легкой атлетике допустят на Олимпиаду—2016 в Рио-де-Жанейро?
— Я в это верю. Даже мысли не допускаю, что Олимпиада пройдет без нашего участия. Спортивные чиновники активно занимаются решением проблем, в этом направлении наблюдаются положительные тенденции. Думаю, все будет нормально и мы покажем свою силу на бразильских дорожках.
«С»: Тем не менее ситуация остается напряженной и неизвестно, когда разрешится. Скандалы отвлекают от тренировочной работы?
— Меня — нет, хотя, конечно, в случившемся мало приятного. Обидно и за державу, и за коллег по сборной, которые вынуждены пропустить зимний сезон. В чисто соревновательном плане дисквалификация на меня не повлияла, я не планировал выступать в помещении. Только на отпуске немножко отразилось, лишний раз пришлось слетать в Москву, отвечать на дополнительные звонки.
«С»: Есть у вас обида на спортсменок, которые давали интервью немецкому телеканалу и отправляли в ИААФ письма с признаниями — Юлию Степанову, Лилию Шобухову, Дарью Пищальникову?
— Даже не знаю, как ответить на этот вопрос… Мне неизвестно, кто прав, а кто виноват. У спортсменов своя работа. Наше дело — тренироваться, показывать хорошие результаты на соревнованиях и не загружаться дополнительными проблемами. Их решением должны заниматься спортивные чиновники.
«С»: Согласитесь, что сейчас необходимо поменять руководство ВФЛА? Функционеры, многие годы находившиеся у руля федерации и работавшие с Валентином Балахничевым, обязаны уйти в отставку…
— А там остается единственный вариант — делать то, что укажут сверху. То, о чем просят представители ИААФ и антидопингового агентства (ВАДА), Россия обязана выполнить. Только таким образом сможем вернуться на мировую арену. А кто в итоге сядет в президентское кресло ВФЛА — безразлично. Главное, чтобы создавались условия для спортсменов. Чтобы была тренировочная база, куда в любой момент можно заехать на сборы. Чтобы оплачивался проезд на соревнования и решались прочие вопросы.
«С»: В этом году российская сборная впервые выступала под руководством нового главного тренера Юрия Борзаковского. Каковы впечатления от сотрудничества с молодым наставником?
— В легкой атлетике главный тренер в большей степени является администратором, непосредственно в тренировочный процесс не вмешивается. Юрий оказался в непростой ситуации, еще вчера был спортсменом, а сегодня уже начальник. Тем более начались допинговые скандалы. С другой стороны, испытания закаляют характер, поэтому дальше будет проще. Мы преодолеем все барьеры, и Борзаковский продолжит руководить сборной. А что касается работы на чемпионате мира в Пекине, то Юра очень старался. Когда я финишировал первым, он прорвался через все кордоны, чтобы поздравить меня. В тот момент у Борзаковского эмоции, конечно, перехлестывали, ведь это была первая золотая медаль для России в Пекине.
«С»: После триумфа ваша жизнь изменилась?
— Определенные изменения произошли, но незначительные. После победы в Китае меня записали в легкоатлетическую элиту (смеется — «С») и теперь я спортсмен мирового уровня. Всюду приглашают, известности немного добавилось.
«С»: На улицах стали узнавать больше?
— Я бы так не сказал. Кто знал раньше, узнает и сейчас, а кто не знал, тот и внимания не обратит. Хочу заметить, что более серьезные изменения произошли в моей жизни в 2012 году, когда я впервые стал чемпионом Европы. Тогда я в большей степени почувствовал внимание к собственной персоне. Сейчас все воспринимаю более спокойно.
«С»: Вы понимали, что в Пекине необходимо пробежать дистанцию быстрее 13 секунд, чтобы выиграть золотую медаль? Были готовы к такому результату?
— Участники каждого чемпионата мира бегут с результатом менее тринадцати секунд либо чуть хуже. Изначально всем все было ясно. И если я показал 12.98, значит, был готов. Долго шел к такому показателю и добился своего, чему, конечно, очень рад. Но если вы меня спросите, на какой результат собираюсь выйти в следующем году, то сейчас точно не отвечу. А когда постепенно подходишь к соревнованиям, уже становится ясно, на какое время можно рассчитывать. Непосредственно перед чемпионатом мира в Пекине я осознавал, что могу выбежать из тринадцати секунд. Другое дело, что не знал возможностей соперников. Быть может, кто-то способен бежать еще быстрее?! В таких ситуациях не все зависит от тебя.
«С»: Значит, о серьезности ваших намерений получить олимпийскую медаль станет известно непосредственно перед Играми в Рио-де-Жанейро?
— Правильно. Прикидывать свои шансы можно примерно за неделю-две, когда будет выполнена предолимпийская работа.
«С»: В Пекине российская сборная завоевала две медали в мужском барьерном беге и две в прыжках в высоту среди женщин. Кроме вашего золота на 110 метрах Александр Кудрявцев добыл серебро на 400-метровке, у Марии Кучиной первое место и у Анны Чичеровой третье. В этом есть какая-то закономерность?
— Наши высотницы всегда были на высоте (смеется — «С»). А в беге с барьерами надо отдать должное наставникам. Вы даже представить не можете, насколько мой тренер Сергей Клевцов предан своему делу! Кроме легкой атлетики, у него в жизни ничего нет. Горит на работе. И что важно, никогда не стоит на месте. Постоянно анализирует тренировочный и соревновательный процесс, проводит работу над ошибками, двигается вперед со своими учениками. У Александра Кудрявцева тренер примерно такой же. Поэтому нам удалось добиться в Пекине хороших результатов.


«С»: Кому посвятили свой успех?
— Конечно же, тренеру. Я обязан своим успехом прежде всего Сергею Клевцову. Это наша с ним победа. Сергей Александрович готов работать за любую зарплату. Его не остановить, даже если вообще не платить. Он и в отпуске никогда не был, ему этого не надо. И на пенсию уходить не собирается. Говорит, что помрет прямо на стадионе. Дай Бог ему здоровья и долголетия! Моя победа — это Сергей Александрович Клевцов. Он все наработал, довел до совершенства и сделал меня чемпионом!
«С»: Ваш успех в Пекине — еще доказательство того, что и в спринте можно обыгрывать темнокожих атлетов…
— Да, с ними можно соперничать и побеждать. Нет ничего невозможного.
«С»: Вы первый русский, кому удалось достичь небывалого результата на дистанции 110 метров с барьерами. Может быть, потому, что в российской легкой атлетике плохо поставлена селекционная работа?
— Очень плохо. Фактически селекцией никто не занимается, поэтому очень мало детей записывается в секции легкой атлетики. Тренерам приходится работать не с лучшими, а с теми, кто приходит. Проблема действительно существует, новому руководству ВФЛА обязательно стоит обратить на нее внимание. Кроме того, есть серь¬езная нехватка тренерских кадров. В России очень мало специалистов по легкой атлетике. Профессия весьма неблагодарная — платят мало, а работать приходится много. В общем, необходимо исправлять ситуацию, иначе в стране вообще не останется наставников.
«С»: Если бы вы выбрали «гладкий» бег, смогли бы добиться мировых высот?
— Если бы у бабушки были… то она стала бы дедушкой. Спорт тоже не терпит сослагательного наклонения. Тренер сразу определил меня в барьерный бег, поскольку с начала подготовки у меня проявился шаг, характерный для барьеристов. Если бы не барьеры, мне кажется, я занялся бы прыжками в длину.
«С»: Вы постоянно прогрессировали и к 25 годам вышли на пик формы, покорив высшую ступень мирового подиума. Действовали, словно по написанному плану…
— Потому что в юношах, юниорах и даже на молодежном уровне мы с тренером не форсировали события. Я тогда больше времени уделял учебе, нежели тренировкам, поэтому всегда оставался определенный резерв. А на взрослом уровне выкладываюсь по полной программе. Сейчас уже нет смысла экономить силы…
«С»: Однако и в юниорах у вас был прорыв. На первенстве Европы 2009 года в Сербии вы пробежали дистанцию за 13.40 и удостоились серебряной медали. Хороший результат для 18-летнего парня!
— Надо признать, без везения в Сербии не обошлось. В тот день и час многое сошлось, чтобы я преодолел дистанцию столь быстро. Получилось действительно здорово. Я тогда тренировался меньше, чем коллеги по команде. А в том, что вышел на значительный уровень, большая заслуга тренера. Он терпел, дождался, когда я всерьез возьмусь за дело. Юниорское первенство Европы наставник называл началом спортивного пути. Я считал так же.
«С»: Вам в Саранске приходилось выступать?
— Да, причем неоднократно. От этих стартов остались очень яркие впечатления. У вас хороший стадион и замечательный город. Состязания в Саранске проходят всегда очень красочно. Помню, девушки в национальных нарядах выносили призерам медали на блестящих подносах. Еще запомнился чемпионат страны 2010 года, который проходил в жуткую жару. Столбик термометра зашкаливал за сорок градусов. Но ничего, все выдержали, никто не умер.
«С»: Когда состоится ваш ближайший старт?
— Предположительно в мае на этапе «Бриллиантовой лиги». Здесь все зависит от того, разрешат ли россиянам выступать на международных турнирах. Если нет, будем искать другие варианты.

Личное дело

Сергей Владимирович Шубенков родился 4 октября 1990 года в Барнауле.
Российский спринтер, заслуженный мастер спорта. Рост 193 см, вес 90 кг. Специализируется в беге на 60 и 110 метров с барьерами. Чемпион мира 2015 года, трехкратный чемпион Европы. Рекордсмен России.
Единственный спринтер в истории отечественной мужской легкой атлетики, выигравший медаль чемпионата мира в барьерном беге на 110 метров.
Мать — Наталья Шубенкова, советская легкоатлетка, мастер спорта СССР международного класса, вице-чемпионка Европы 1986 года в семиборье, многократная чемпионка СССР, участница Олимпийских игр 1988 года (4-е место в семиборье), экс-рекордсменка СССР в семи-борье.
Личные рекорды:
110 м c/б — 12,98; 60 м c/б — 7,49.

340x240_mvno_stolica-s-noresize