Спорт

Олимпийский чемпион по метанию молота Сергей Литвинов: «Еще 40 лет назад говорили, что идущие по дороге с названием «аптека» в конечном счете проиграют»

Сергей Литвинов 6 лет назад переехал в Саранск. Благодаря усилиям победителя Олимпиады—1988 и двукратного чемпиона мира в столице Мордовии успешно работает школа метателей молота, носящая его имя. Сейчас наставник ждет решения независимой комиссии ВАДА по поводу дальнейшей судьбы российской легкой атлетики. Он надеется на лучшее, готовит сына к Играм в Рио-де-Жанейро и добрым словом вспоминает советские времена. С 58-летним специалистом беседовала СВЕТЛАНА КАЛИНКИНА.

«Я прочитал второй доклад независимой комиссии Всемирного антидопингового агентства (ВАДА). На мой взгляд, он уже мало повлияет на происходящие события, — считает олимпийский чемпион. — Ведь Всероссийская федерация легкой атлетики (ВФЛА) уже пошла на компромисс. Она вынуждена прислушиваться к указаниям международной федерации легкоатлетических ассоциаций (ИААФ). Российское антидопинговое агентство (РУСАДА) подвергнется реорганизации и попадет под руководство английской лаборатории, а россияне будут заниматься лишь бумагами. Если российская легкая атлетика станет четко выполнять поставленные комиссией задачи, вероятнее всего, наших спортсменов допустят на Олимпиаду в Рио-де-Жанейро. Сейчас они должны пройти три внесоревновательных допинг-контроля, а это значит, придется исключить прием запрещенных препаратов, иначе спортсмены еще до соревнований попадут под антидопинговые санкции».

Допинг
«Почти 40 лет назад метатели молота разделились на два лагеря, — продолжает знаменитый наставник. — Одни говорили, что двигать спорт вперед допустимо с помощью фармакологии. Другие были уверены, что развиваться можно только с помощью новых методик и совершенствования техники. Благодаря второму подходу нам удалось улучшить мировой рекорд на семь метров. А сторонники запрещенных препаратов натолкнулись на те же проблемы, что и современные легкоатлеты. Анатолий Павлович Бондарчук, с именем которого связан золотой век метания молота, еще 40 лет назад говорил, что идущие по дороге с названием «аптека» в конечном счете проиграют. И он оказался прав. Потому что и в те годы было ясно, что антидопинговое агентство ликвидирует эту ситуацию. За минувшее время лаборатория достигла очень больших успехов в этом плане. Я стою на позиции большинства, которое считает, что в этом деле должна присутствовать персональная ответственность. Ведь легкая атлетика — это индивидуальный вид спорта. Каждый спортсмен остается наедине со снарядом или дорожкой. Не должно быть такого, чтобы во всем обвинять федерацию. Кстати, в кодексе ВАДА есть пункт: за все, что попадает в организм спортсмена, ответственность несет он сам. Сваливать ее на федерацию и страну несправедливо. Сам я категорически отрицательно отношусь к допингу. Чистый спорт — гораздо интереснее».

Олимпиада
«Спорт всегда был политизирован. Предвзятое или политизированное отношение — это почти одно и то же. За свою карьеру я видел два бойкота Олимпийских игр. Бойкот московской Олимпиады был связан с вводом Советских войск в Афганистан. Акция умалчивалась до первого дня подачи заявок на участие. Через четыре года СССР вместе с соцлагерем сделал ответный жест. Для каждого спортсмена участие в Олимпийских играх — большая мечта и большая удача. Во многих видах спорта второй возможности может не представиться по возрасту. В нашем виде можно поучаствовать три-четыре раза. Но все-таки для каждого спортсмена упущенный шанс был катастрофой. Но мы все пережили. Сейчас ситуация тоже очень сложная. Но раз выдвинуты условия и они выполняются, значит, никто не хочет, чтобы российские легкоатлеты пропустили Олимпийские игры. Если одна федерация не будет участвовать, то пойдет цепная реакция и уже целый вид спорта исчезнет из олимпийской программы. А от этого пострадает олимпийское движение. Но это не выгодно, ведь движение разрастается, подключаются новые страны-участницы. Разного рода нарушения, коррупция или допинг-скандалы будут всегда. В 1970 году, когда легкая атлетика прозябала в бедности, никаких скандалов не было. А с наплывом рекламы каждому захотелось из реки финансирования зачерпнуть ведро-другое для себя лично. Точно так же спортсмену хочется победить разными способами. В дальнейшем лучше персонально разбирать все эти случаи. Мне кажется, на данный момент принято верное решение. Вероятно, наши спортсмены поедут в Рио, только вот успехов будет гораздо меньше. Что-то предсказать сейчас сложно. Например, мой сын метает на 80 метров, а этого не достаточно для победы. Но неизвестно, как сложится Олимпиада».

Метание молота
«Мое поколение метателей много внесло в прогресс нашего вида спорта. У нас получилась сильная школа. Я продолжаю придерживаться нашей методики в тренерской деятельности. Зачет получают воспитанники, которые совершили меньше ошибок, а не те, кто набрал больше плюсов. Четверка ярких представителей предыдущего поколения — Юрий Седых, Юрий Тамм, Игорь Никулин, Сергей Литвинов — имели за спиной большую скамейку других метателей. В 1978 году Борис Зайчук впервые преодолел отметку в 80 метров. А спустя 5—6 лет последний из пятидесяти лучших советских метателей молота имел результат более 80 метров. Вот что такое развитие. Мы в своей подготовке делали много лишнего и ненужного. Появилась теория, а знаний не было. Проверить теорию можно только экспериментальным путем. И таким образом мы сами вырабатывали стратегию. Мои ученики уже не допускают тех глупостей, что делали мы. Я им даю работу, которая лишена многих минусов, поэтому им легче».

Беларусь
«Когда мы жили и тренировались в Беларуси, мой сын выступал на молодежном уровне. Результат его был 72—74 метра. Его нужно было устроить в какую-нибудь организацию, чтобы получать зарплату. Но куда бы мы ни приходили, везде слышали одно и то же: всем нужны спортсмены, как Иван Тихон. Им не объяснишь, что яблоня не сразу приносит плоды. Ведь сначала ее нужно вырастить, ухаживать за ней. Так же и в спорте. В тот период Тихон «давал урожай», но все как-будто забыли, что до этого он долгое время тренировался, набирался опыта. Так же и с новой группой. Цель была — набрать молодых талантливых ребят, которые в своей подготовке шли бы вразрез с остальными метателями. Нарабатывали бы базу, работали на будущее. Тогда их нужно было собрать в одном месте, чтобы тренировать. Мы столкнулись с той же проблемой. Никто не хотел брать ребят, не имевших больших результатов. Кто-то принимал препараты и быстро показывал результаты, поэтому честных спортсменов стало невыгодно воспитывать. В Беларуси несколько тренеров меня поддержали, но, когда пришли к помощнику президента, он сказал, что бессилен. Потому что по итогам юношеских и юниорских первенств смотрят, кто какое место занял. А если результата не было, то спрашивали, почему. Из-за этого в группах получалась конвеерность. Ребенок тренировался год, два, показывал высокий результат, а потом развитие останавливалось. И он бросал спорт, понимая, что больше ему делать тут нечего. Похожая ситуация сейчас и в России. Много талантливых ребят уходит из спорта до молодежного возраста. Те, кто едят «запрещенку», забывают о методике и технике, в лучшем случае остаются в итоге на уровне, с которого начали. Это как со строительством дома. Если несколько этажей возвести качественно, а потом немного похалтурить, то нельзя вновь заняться качественной постройкой. Все, что строилось, рухнет, вернется на начальный этап. Многие тренеры и спортсмены искренне убеждены, что результат можно двигать и с помощью фармакологии. Но если взглянуть на историю результатов, то становится совершенно очевидно, что они падают. Перед этим лагерем появилась стена, которая не дает им идти дальше. Если недавно все думали, что можно будет найти какую-то лазейку и съесть немного запрещенных препаратов, то сейчас все понимают, что это невозможно. Агентство взяло ситуацию под жесткий контроль. Появился вопрос, как тогда выходить на международный уровень результатов?! Но кого-то и это не волнует. Многим достаточно выступить на чемпионате России, занять призы, работать для своих регионов. Тогда как в таком случае развивать королеву спорта?! Спортсмены каждый раз искали новые препараты, и на их фоне техничным спортсменам было не просто. А когда спустя десяток лет тренировок техничный спортсмен начинает метать на 80 метров, как мой сын, все начинают удивляться, как это вообще возможно. Понимают, что это возможно и видно, что спортсмен техничнее в исполнении броска, но никто не имеет средств и знаний для достижения этого. А на самом деле на 80 метров многие метали без всякого допинга. В наше время, когда молот развивался с помощью методики, метали почти все: и худой, и толстый, и высокий, и низкий. Пока Тихон становился чемпионом мира, Сергей выполнял программу и добавлял метры. Главное было заложить физическую и техническую базу, которую во взрослом возрасте менять и добавлять уже тяжело. В его возрасте тоже были и чемпионы мира, и рекордсмены… Но они работали на вчера, а мой сын — на будущее. Где сейчас те рекордсмены и чемпионы? Никого не видно. Остался только Сергей, который показывает стабильные результаты».

Саранск
«Я россиянин, но судьба занесла меня в Беларусь, где я проработал семь лет. ВФЛА все это время предлагала мне вернуться. Звали в Подмосковье, в Краснодар и Саранск. Мы выбрали Мордовию, потому что здесь хорошо относятся к спорту. Таким образом мы с сыном попали в Саранск. Если честно, я тогда о регионе-13 ничего не знал. Когда шел на прием к Главе, что-то посмотрел в Интернете. Но теперь не жалею, что меня занесло в этот город». «Когда мы приехали в Саранск, тут чествовали ходоков, — вспоминает жена тренера Светлана. — Они привезли с берлинского чемпионата мира много наград. Сперва их поздравляли в спорткомплексе, потом повезли награждать в Дом республики. Муж отправился с ними. Вернулся потрясенный. Рассказывал, как его впечатлило отношение к делу ходоков. Денис Нижегородов со слезами на глазах просил прощения за то, что не смог дойти до финиша. «Мои деды победили, а я нет», — сетовал он. После этого супруг сказал, что мы остаемся в Саранске. Несмотря на все скандалы, я до сих пор считаю, что Виктор Чегин — неординарная личность. Создал великолепную школу не только в плане результатов, но и с воспитательской точки зрения. У него очень дружная команда. От ходоков веет очарованием, мощным человеческим содержанием. Это притягивает. Интересно было бы столкнуться с таким коллективом. Но у нас разные виды спорта. И, к сожалению, нам не довелось пообщаться».

Школа
«В Саранске функционирует школа метания молота, мои воспитанники тренируют молодое поколение, — продолжает наставник. — У нас могут заниматься максимум 20 человек. Метание молота — специфический вид спорта, нам нужны особые условия, чтобы тренироваться безопасно. Если 15 человек ждут своей очереди, чтобы сделать одну попытку, так работать невозможно. Это в ходьбе, например, на одну дорожку можно запустить хоть сотню человек. А у нас нужно дождаться, пока предыдущий спортсмен полностью закончит попытку, чтобы не получить травму. Для воспитания стоящего метателя требуется много времени. Их расцвет начинается примерно в 30 лет. Тут нужны не столько физические показатели, сколько мужская психология. На старте сезона атмосфера достаточно напряженная, хотя зрителю этого не видно. Парень с несформированным характером никогда не выдержит натиска мужиков».

Наше время
«Советская система физического воспитания имела развитую инфраструктуру. Она состояла из разветвленной сети ДЮСШ и спортивных интернатов, куда отбирались лучшие. СКА, «Буревестник», «Урожай», «Динамо», «Трудовые резервы» постоянно конкурировали между собой. Китай и другие страны эту систему переняли и до сих пор прекрасно используют. А мы потеряли. Это произошло не только со спортом, развалили и образование, и военную и гражданскую авиацию… Проще накупить «Боингов», чем развивать что-то свое. Сейчас только глухой не слышал об импортозамещении, а ведь в Советском Союзе многое делали сами. Может быть, не всегда высокого качества, но могли себя обеспечить. А кое-где могли конкурировать на мировом уровне. Но у нас то революция, то гражданская война, и это колоссальное бедствие… Так же в легкой атлетике. Чтобы ее вернуть на прежний уровень, нужно высококвалифицированное руководство. Если развивать королеву спорта, то в любом случае нужен проект модернизации, в противном случае ее ждут очень грустные времена».

Спорт высоких достижений
«В свое время у меня были контакты с японцами. Один мой знакомый стал основателем современной японской системы образования. Он попал в советский плен после войны, строил железную дорогу на Дальнем Востоке, потом вернулся домой. Всех его соотечественников привлекли к восстановлению экономики. Правительство решило, что спорт высших достижений Японии не нужен, требуется только физкультура для масс. А через несколько десятилетий выяснилось, что без спорта высших достижений нет и физической культуры. Потому что новым поколениям нужны кумиры. Дети видят звезды, от них загораются и стремятся к идеалу. Когда японцы поняли ошибку — а это произошло во время моей спортивной карьеры — они стали много вкладывать в развитие и популяризацию большого спорта. Привлекали разного рода международные турниры в свою страну. Например, легкоатлетические матчи между представителями СССР и США, международные соревнования по хоккею, фигурному катанию… Японцы переломили свое сознание, и сейчас их спортсмены очень неплохо смотрятся на мировом уровне. Конечно, нельзя обобщать, тут все зависит от человека. Если он хочет себя оздоровлять, то так и будет. Но все-таки если включить спортивный канал, то можно увидеть много азартного и интересного. В кулинарных передачах повар готовит, а ты записываешь рецепт, затем сам пытаешься повторить — так и здесь. Будет больше желающих встать на лыжи, надеть кроссовки, побегать на улице или пойти в какую-то секцию. Почему во все времена любые государственные режимы уделяют достаточно много внимания спорту в своей стране?! На молодое поколение есть всего лишь четыре точки воздействия, которые могут сформировать будущих граждан. Это семья, общественные институты, религия и хобби. Увлечения могут быть любыми — спорт, музыка… Везде присутствует азарт. В каждом хобби всегда присутствуют элементы воспитания характера. Увлечение дисциплинирует, воспитывает, а спорт особенно, поскольку все нужно делать руками, ногами и головой. Если что-то из четырех пунктов отсутствует, то подрастающее активное поколение начинает искать приключений. Улица занимает все сознание плюс еще наркотики и алкоголь, а там и до тюрьмы не далеко. Если семью или общество еще как-то можно чем-то заменить, то увлечению альтернативы нет. И это понимают все — и родители, и правительство. Поэтому ведут молодежь в какую-то секцию. Не обязательно, чтобы ребенок стал олимпийским чемпионом, главное, чтобы был увлечен.
Кстати, существует еще один метод воспитания у ребенка морали, но его никто не использует. Однажды мне позвонил бывший легкоатлет, который работал в ростовской тюрьме, и попросил прочитать осужденным лекцию о спорте. Так я впервые посетил тюрьму, увидел немного, но этого было достаточно, чтобы никогда не совершать ничего такого, из-за чего мог бы попасть в заключение. Когда я вышел оттуда, задался вопросом: почему не проводят таких экскурсий для старшеклассников? Достаточно побыть полчаса, чтобы почувствовать атмосферу и о многом подумать. Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Когда находишься там, становится ясно, как это тяжело. Туда попасть вовсе не хочется. Прошло 25 лет, а у меня до сих пор в памяти обстановка камеры. Если бы практиковались экскурсии, то ребенок бы много раз подумал, прежде чем украсть велосипед».

Личное дело

Сергей Николаевич Литвинов родился 23 января 1958 года в Краснодарском крае. Советский метатель молота. Олимпийский чемпион 1988 года, серебряный призер Олимпиады—1980, двукратный чемпион мира (1983, 1987), экс-рекордсмен мира.
Действующий олимпийский рекордсмен — 84 метра 80 сантиметров. Двукратный чемпион СССР. Заслуженный мастер спорта.
Отец и тренер метателя молота Сергея Сергеевича Литвинова.
Женат, сын и две дочери.

340x240_mvno_stolica-s-noresize