Спорт

На счету жительницы Саранска — 1720 прыжков с парашютом!

 Любовь Жаворонкова — рекордсменка Мордовии среди ветеранов по прыжкам с парашютом. У нее за спиной 1720 прыжков! Больше только у ее старшей дочери Натальи — шестикратной чемпионки России по парашютному спорту. Из-за многочисленных травм пенсионерка перестала прыгать, зато нашла новое увлечение — легкую атлетику, где сразу стала завоевывать медали. Недавно в Пензе завершился чемпионат России по легкой атлетике среди ветеранов, откуда Жаворонкова привезла две золотые награды. Подробности в материале СВЕТЛАНЫ КАЛИНКИНОЙ.

Любовь Владимировна встретила корр. «С» у дверей подъезда. Пенсионерка живет с котом Ромкой, которого восемь лет назад нашла на ступенях кинотеатра «Россия». «Я тогда только переехала в новую квартиру, — вспоминает Жаворонкова. — Проходила мимо в ливень и увидела котенка. Он был такой маленький, беспомощный, в ладошку помещался. Весь трясся от холода. У меня сердце сжалось, не смогла оставить его умирать. Взяла на руки и тут же поняла, что это дружба навсегда. Он ко мне так прижался, что я чуть не заплакала. Очень растрогалась. Принесла домой, вымыла, накормила. Так и живем теперь вместе. Ромка всегда меня поддерживает. Если мои старые травмы начинают болеть, он подходит и лечит мурчанием. Кот тоже спортсмен. Мы с ним играем в мячик. Я бросаю, а он ловит».
Комната Любови Владимировны увешана медалями и грамотами. «Тут больше ста наград, — говорит пенсионерка. — Раньше было больше медалей, правда, они потерялись. От парашютного спорта не осталось ни одной. Все пропали, когда переезжала».
«Я родилась в Сталинграде, — продолжает хозяйка. — Мой папа работал на аэродроме, готовил самолеты к вылету. Он часто менял место работы, а мама постоянно ездила за ним. Когда она летела из Ростова, у нее в самолете начались схватки. Так что можно сказать, что я родилась в небе. Моя бабушка тогда отправила папе телеграмму: «Поздравляю, у тебя родилась Танечка!» А он отвечает: «Какая Танечка? Дочь будет носить имя Любовь». На этом и остановились. Мама была строгой, а папа, наоборот, являлся моим другом. Мы могли говорить с ним на любую тему. Он постоянно рассказывал про самолеты, от него всегда пахло керосином. Я чувствовала, что этот запах — мой. Когда мне исполнилось четырнадцать лет, папа сказал: «Пойдем посмотрим аэродром». Я согласилась. Помню, меня посадили в штурмовик. Эти чувства не передать словами. В этот момент был закат. Небо невероятно красивое. Как-то само собой получилось, что я поступила в парашютную группу. Первый раз со мной прыгали еще 225 человек. У всех зубы стучат, руки трясутся, но никто виду не подает. Страшно, но все держались молодцом. Плохих мыслей перед прыжком совсем не было. В падении вспоминала лишь слова инструктора. Прокручивала в голове правила пользования парашютом. А когда купол раскрылся, я довольно смотрела по сторонам и думала о том, как же это невероятно красиво! Чувствовала себя героем, победителем! Когда преодолеваешь себя, чувствуешь себя немного выше!»


В Мордовию Жаворонкова приехала в 1965 году. «50 лет назад папу перевели в Саранск, — продолжает Любовь Владимировна. — Тогда аэродром был недалеко от нынешней «Чайки». Самолеты взлетали над николаевскими садами. Было очень красиво. Я все свое время проводила на аэродроме, там была парашютная группа. Раньше поля вокруг были засеяны пшеницей. Я пробиралась сквозь колосья, которые были выше меня ростом. Я начала работать парикмахером, потом перешла на завод «Лисма». У меня даже почетные грамоты есть. Где бы ни работала, везде моя фотография висела на почетном месте. Вскоре вышла замуж за известного мотогонщика Александра Хохлова. Так образовалась спортивная семья. Мама всегда была против парашютов, но я не могла без прыжков. Мне адреналин был жизненно необходим. Ежедневно делала пробежки, чтобы ноги были сильными. Это нужно для того, чтобы избежать переломов при приземлении, ведь парашют ошибок не прощает. Однажды произошла внештатная ситуация. У меня не открылся основной парашют. Возможно, неправильно его уложила, там затянулся какой-то узел. Запасной едва успела открыть на критической высоте 200 метров, но все равно сильно ударилась головой. Когда встала, сразу подумала: «Хорошо, что жива». Потом ко мне подбежали люди, что-то говорят, а я не слышу. В итоге мне делали операцию за ухом. И мениск тогда оторвало. Зрение ухудшилось из-за травмы, но я все равно не бросила прыгать».
Жаворонкова воспитала двух дочерей. Старшая, Наталья, пошла по стопам матери, стала шестикратной чемпионкой России. Совершила 3500 прыжков. «Когда Наташе было четырнадцать лет, она заявила, что тоже хочет прыгать, — говорит Любовь Владимировна. — Я возражала, но она мне сказала: «Мама, ты же смогла! И я тоже смогу». У нее было плохое зрение, а на аэродром таких не пускали. Тогда она где-то стащила глазную таблицу, выучила наизусть и прошла обследование. Тут я уже перестала сопротивляться. Раз у ребенка такое сильное влечение, то нельзя мешать. Младшая, Любовь, тоже прыгала, правда, не профессионально. Она потом стала врачом и стихи писала. Некоторые произведения об аэродроме попали в сборник местных поэтов».
Пенсионерка перестала заниматься парашютным спортом 20 лет назад. «У меня было много травм. Болят голеностоп, локти, голова, — рассказывает она. — Я все взвесила и решила переходить на менее опасный спорт. Ушла в легкую атлетику. Бегаю марафон, тысячу, три, пять и десять тысяч метров, а также 800 метров. Мы, ветераны, работаем на энтузиазме. Нам никто ничего не оплачивает. В прошлом году стала призером чемпионата России. Не передать словами, какая передо мной стояла ответственность. Я бежала так, что себя не слышала. Единственное, о чем думала, как бы не подвести Мордовию. Правда, в итоге все равно заняла третье место. А в этом году завоевала целых два золота! Позвонила дочери, она не поверила. Говорит: «Мама, ты шутишь?» А я на самом деле стала двукратной чемпионкой!
И это несмотря на то, что республика нас не поддерживает. Отказывается финансировать ветеранов. Перед чемпионатом России я ходила к спортивным чиновникам, чтобы выпросить хотя бы футболки и суточные, а то в 2014 году представители Мордовии приехали как бомжи. Женщины еще старались что-нибудь получше надеть, а мужики — в старых, грязных майках, рваных кроссовках, в заштопанных трусах… Хотелось в этом году выглядеть презентабельнее. Но мне заявили, что у Мордовии нет спортсменов-ветеранов. Я тогда сильно возмутилась. Как это нет? У нас их много! И все хотим участвовать. Нехорошо получится, если приедет вся Россия, а самой спортивной республики не будет представлено. Вера Васильевна Цыбусова дала нам футболки, а вот денег нет. Пенсия у нас маленькая, поэтому многие отказались ехать за свой счет. А мне пришлось продать подвал, чтобы отправиться на соревнования. В нашей команде осталось десять человек, но, несмотря на это, мы привезли двадцать пять медалей! Ветераны болеют за спорт, за честь республики, которую мы отстаиваем. Нам не нужны премии и машины. Мы бегаем просто за медали, за признание. Иногда приходится перебороть физическую боль, чтобы не подвести свой регион. На чемпионате страны мне досталась третья дорожка. А мне на ней тяжело бежать, потому что больной голеностоп. Я непроизвольно начинаю дергаться, а судья делает замечание: «Нечего там танцевать. Давай вставай ровно». И ведь не объяснишь никому, что мне тяжело. Дали старт, я побежала, а мне трудно. Спортсменка из Пермского края вырвалась вперед. Я за ней бежала, еле сдерживая боль. Но собралась и обогнала соперницу».


«Все легкоатлеты нашего возраста дружат между собой, — продолжает Любовь Владимировна. — Спорт нас сближает. Мы не конкурируем за какие-то материальные награды, мы отстаиваем честь. Все друг другу помогаем. Например, у нас не хватало мужчин на эстафету. Мы подошли к спортсменам из Казани и попросили оказать услугу. Они без вопросов согласились и даже очки не забрали. Мы в итоге выиграли. Поэтому ветеранский спорт — это дружба!»
«Для нас главное — мотивация, — поясняет пенсионерка. — Например, капитан нашей команды Таня Ныркова ездила на чемпионат Европы во Франции. Когда собиралась, у нее распухла нога. Говорит мне: «Люба, наверное, я не пробегу. У меня все болит». А я отвечаю: «Как не пробежишь? На тебя же вся Европа смотреть будет!» После она призналась, что помнила мои слова всю дорогу. В итоге завоевала золото на дистанции 5 км».
Любовь Владимировна без спорта не может совсем. «Если долго не бегаю, то все начинает скрипеть, болеть, — рассказывает она. — А вот пробегу десять километров и снова чувствую себя человеком. Сейчас напротив биатлонной базы поставили уличные тренажеры. Я туда хожу заниматься. Потрясающая идея! Там и студентов много. У меня глаз радуется, когда вижу, что молодежь неравнодушна к спорту. Сама занимаюсь в любую погоду. Мне часто говорят: «Люба, ну куда ты идешь? Там дождь и ветер». А я отвечаю: «Когда Господь раздавал людям мозги, спортсмены были на тренировке».
«Недавно я ходила в ЦОП на месячник пожилых людей. Они устраивают нам соревнования. — говорит пенсионерка. — Я к Виктору Чегину очень хорошо отношусь. Не верю во все эти допинговые скандалы. Пусть все клеветники попробуют поработать, как он! Виктор Михайлович в полседьмого утра уже на трассе стоял! Мы с ним давно дружим. И воспитанников его люблю, особенно Олю Каниськину. Помню ее совсем маленькой. У меня много ее фотографий и плакат дома висит».

340x240_mvno_stolica-s-noresize