Спорт

“Создать мировой центр фигурного катания в Саранске можно при одном условии…”

Известный тренер по фигурному катанию Нина Мозер – о своих воспитанниках, допинге, западных санкциях и сотрудничестве с регионом-13

 

Заслуженный тренер России по фигурному катанию Нина Мозер подготовила много звездных подопечных! Среди них — олимпийские чемпионы Ксения Столбова и Федор Климов, которые недавно подписали контракт с Мордовией. По словам Мозер, очень важно, чтобы наш регион представляли на льду спортсмены высокого профессионального уровня. Тогда можно вести речь о формировании в Саранске одного из центров фигурного катания. С наставницей олимпийских чемпионов беседовала ТАТЬЯНА НОВИКОВА.

 

«С»: Нина Михайловна, недавно состоялась свадьба ваших подопечных — Татьяны Волосожар и Максима Транькова…

— Я присутствовала на этом мероприятии в качестве почетной гостьи и самой первой произносила тост. Тамада дал мне слово как второй маме этой пары. Я получила громадное удовольствие от того, что это действие свершилось. Все было очень здорово и красиво. Пойдут ли под венец Ксения Столбова и Федор Климов?! Вряд ли. Это слишком разные люди с разными взглядами на жизнь. Поэтому не думаю, что такой союз возможен. Ксения и Федор слишком независимы, свободолюбивы и непримиримы в бытовом плане. А вот у Евгении Тарасовой и Владимира Морозова, еще одной моей пары «рыжиков», дело уже идет к свадьбе, чему я очень рада.

«С»: Вы всю жизнь посвятили льду. А на семью у вас хватало времени?

— Конечно, работа для меня всегда была на первом месте, но и сын никогда не был лишен внимания. Замечательно, что мой Никита — парень понимающий, поэтому мы и живем достаточно комфортно.

«С»: Но в вашей работе, к сожалению, случаются далеко не комфортные ситуации. Я сейчас говорю о конкуренции. Ради стремления к победе спортсмены порой готовы пойти на подлость…

— Могу с уверенностью сказать, что такие вещи встречаются не только в спорте. Все мы разные. Для кого-то вполне допустимо совершать ужасные поступки, а кому-то претит даже предпринимать малейшее плохое действие. Считаю, что в данном случае все зависит от воспитания человека, от того, какой он для себя выбирает путь и к чему стремится. Поэтому, безусловно, в любом виде деятельности совершение подлых поступков может помешать другому реализоваться… Лично я считаю, что интереснее всего по-настоящему соревноваться с сильными соперниками, которые уверены в себе и не будут использовать всевозможные хитрые приемы.

«С»: Запад объявил России допинговую войну. Интересно знать ваше мнение по этому поводу.

— У меня негативное отношение больше к тому, что специалисты пользуются запрещенными методами, а не по поводу войны. Конечно, очень неприятно, что такие ситуации вообще возникают. Хотелось бы, чтобы российские специалисты пользовались более современными методами и полностью исключили допинг в работе со спортсменами. Для меня этот фактор достаточно серьезен. Не хочется, чтобы спортсмены вспоминали своего наставника плохим словом. Допинг ведет к нарушению функций человеческого организма, изменяется восприятие окружающей действительности. И слава Богу, что в моем виде спорта это не основополагающий фактор…

 «С»: Наверняка вы слышали и о допинговом скандале, в котором оказались замешаны ходоки из Мордовии…

— Да. И для меня, как для профессионала, длительное время работающего в спорте, есть непонятные моменты. Например, почему люди, уже имеющие предупреждения, рискуют дальше? Почему продолжают делать вещи, которые могут лишить их спортивного будущего?

«С»: Как вы считаете, влияет ли сложная политическая ситуация на развитие спорта в России?

— Когда-то мне задали похожий вопрос. Я тогда дала очень короткий ответ: «При любом руководстве и любой ситуации мы будем стремиться к медалям, победам и совершенствованию!» Поэтому фигуристы при любом раскладе будут выходить на каток и делать свою профессиональную работу. И западные санкции абсолютно не имеют к этому отношения. Для меня политика и спорт — абсолютно разные вещи. Не думаю, что политика, например, может изменить токаря, который делает свою работу, и как-то повлиять на продукты его производства. И пекари также будут продолжать делать свои кексы. Каждый человек находится в своей жизненной ситуации. Так что политикой пусть занимаются те, кто вращается в этой сфере.

«С»: Как лично на вас отразились западные санкции?

— Вполне очевидна попытка Запада противостоять нашей сильной державе, которая стала препятствием для удовлетворения их амбиций. Таким путем пытаются с нами бороться. Кто выиграет — неизвестно. Но трудности, безусловно, существуют. Недавно мы были на сборах в Италии. Там падает экономика и возникает много проблем. Не то, что раньше, когда все было по-другому.

Потому что весь Запад, Европа и весь мир всегда прекрасно взаимодействовали с нашей огромной страной, где много национальностей и культур. Все настолько переплелось в житейском и экономическом плане, а потом просто так, одним махом решили все это разорвать. Вначале люди, конечно, этого не чувствовали, но со временем поняли, насколько ужасна ситуация. И все идет не так, как хотелось бы.

«С»: Поговорим о более позитивных вещах. Верите ли вы, что в Саранске можно создать мировой центр фигурного катания?

— Важно, чтобы Мордовию представляли на льду спортсмены высокого профессионального уровня. Тогда можно действительно говорить о создании такого центра…

Я прекрасно знаю президента вашей федерации фигурного катания Владимира Грибанова. Это очень умный человек, тонко чувствующий спортивные тенденции. С ним приятно работать. И я рада такому сотрудничеству. Недавно наши фигуристы Ксения Столбова и Федор Климов подписали контракт с министерством спорта вашей республики. Они уже в списках сборной.

Когда я приеду в Мордовию?! Сначала нужно сделать хорошие прокаты в Сочи, а потом разбираться с дальнейшими планами. Уверяю вас, что постараюсь приехать при первой же возможности. Но пока очень насыщенный график. Ближайшие планы? Конечно, быть здоровыми. Это всегда самое главное.

«С»: И напоследок хочется узнать ваше мнение о телевизионных ледовых проектах. Почему они сейчас не столь популярны, как раньше?

Потому что их слишком много. А это уже не интересно. Всегда хочется смотреть на что-то свежее, новое, а пока только повторы. На разных каналах идут практически одни и те же шоу, только с разными названиями. Вот вам основная причина того, что они становятся непопулярными. Вы спрашиваете, чего больше приносят такие программы — пользы или вреда? Считаю, что их польза в том, что детей потом приводят в секции фигурного катания. А для развития спорта высших достижений это, конечно, вред.

 

Личное дело

 

Нина Михайловна Мозер родилась в 1964 году в Киеве. Заслуженный тренер России. Старший преподаватель кафедры физкультуры и здоровьесберегающих технологий МГГУ им. Шолохова. Фигурным катанием начала заниматься в 1970 году во Дворце пионеров и школьников им.
Н. Островского под руководством своей матери — Светланы Мозер, чемпионки СССР 1958 года и 1959 года в танцах на льду.

Закончив карьеру в любительском спорте, перешла на тренерскую работу. Несколько лет — тренер юношеских и взрослых команд СССР, Украины и России.

В мире фигурного катания известна как специалист по работе с новичками и юниорами.

В 2010 году стала тренером пары Татьяна Волосожар — Максим Траньков, которые в первый же совместный сезон стали серебряными призерами чемпионата мира, в 2013-м — чемпионами мира, а в 2014 году на зимних Олимпийских играх в Сочи — двукратными олимпийскими чемпионами.

Также воспитанники Нины Михайловны — пара Ксения Столбова — Федор Климов — cеребряные призеры Олимпиады—2014. В новом сезоне они будут представлять Мордовию.

 

340x240_mvno_stolica-s-noresize