Спорт

Лучший велогонщик России XX века Вячеслав Екимов: «Когда выйду на пенсию, готов тренировать ребятишек в Саранске бесплатно»

Легендарный велогонщик XX века Вячеслав Екимов приезжал в Саранск на чемпионат России по велоспорту вместе с командой «Катюша», генеральным менеджером которой является. Пока 49-летний специалист не видит в родном Отечестве продолжателей победных традиций, но делает все, чтобы они появились. С трехкратным олимпийским чемпионом и шестикратным чемпионом мира беседовала Светлана КАЛИНКИНА.

 

«С»: Вячеслав Владимирович, вам понравился Саранск?

— Если честно, я удивлен! Город достоин уважения. Тут прекрасная атмосфера. Я понимаю, что сейчас лето, хорошая погода, люди жизнерадостнее. Но красоту никаким временем года не испортишь! Организаторы соревнований чемпионата России оказались на высоте. Поддержали атмосферу высокого стандарта. Полиция сделала свою работу на отлично. Трасса была шикарной. Дороги у вас — превосходные. Я в восторге! Теперь понимаю, почему именно в Саранске пройдет чемпионат мира по футболу. Уверен, что в 2018 году ваш город станет одним из лучших в плане проведения игр мундиаля.

«С»: Говорят, что вы очень расстроились, когда узнали, что в этом году чемпионат России по велоспорту пройдет в Саранске…

— Было дело (улыбается — «С»). Это связано с тем, что команда «Катюша» в основном соревнуется в Европе. И у нас не возникает проблем с передвижением. Обычно мы просто садились в самолет и долетали до места. В этот раз все оказалось сложнее. Например, нужно было пройти таможню, перегнать велосипеды… Когда я узнал, где пройдут состязания, первым делом посмотрел, как можно добраться до Саранска. Оказалось, что от Москвы едет всего один поезд и летает один самолет. Это вызвало у меня определенные опасения. Но я рад, что они оказались напрасными. Добрались до Саранска замечательно, поезд оказался очень удобным. Вечером удалось немного посмотреть город… Я был во многих местах, и оценить красоту удавалось всегда. Но вот почувствовать ауру города очень сложно. В Мордовии у меня это получилось. У вашего города — позитивная аура.

«С»: Вы знакомы с уроженкой Мордовии Валентиной Полхановой, которая дважды становилась чемпионкой мира по велоспорту, а в 1995 году стала победительницей легендарной гонки «Тур де Франс» в командном зачете?

— Конечно! И с ее мужем Михаилом Скворцовым тоже знаком. С Валентиной мы даже на «Тур де Франс» вместе выступали, когда две гонки проходили параллельно. Полханова давно уже завершила профессиональную карьеру и сейчас живет в Италии. Но если бы мы с ней случайно встретились Саранске, думаю, нам было бы что вспомнить.

«С»: Как оцениваете выступление команды «Катюша»?

— Честно говоря, я расстроен выступлением в индивидуальной гонке на время. Хотя неудачному старту есть свои объяснения. В Саранск мы ехали из Баку через Москву. У нас был старт на Европейских играх, и ребята не успели толком восстановиться и отдохнуть. Я рассчитывал на то, что моя команда выступит лучше. А вот потенциал мордовских велогонщиков еще не успел оценить. Позже посмотрю протоколы и сделаю выводы. Потому что индивидуальную гонку очень сложно отследить, наблюдая за ней лично.

«С»: Чего, на ваш взгляд, не хватает Саранску для развития велоспорта — шоссе?

— Саранск — это город, который с уважением относится к спорту. Тут много замечательных объектов. Думаю, что в такой атмосфере могут развиваться не только ВМХ и спортивная ходьба. Шоссейный велоспорт реально развить, потому что в городе есть самое главное — хорошее отношение к спорту и понимание городских властей. Дороги в округе хорошие, движение разряжено. Думаю, что после чемпионата России шоссейный велоспорт в Саранске пойдет на подъем. Тем более что для этого есть все предпосылки.

«С»: Если бы Мордовия предложила вам контракт на очень выгодных условиях, согласились бы тренировать наших велогонщиков?

— На данный момент я — генеральный менеджер «Катюши». Это ответственная и высокая должность. И мне нравится то, чем я сейчас занимаюсь. Вот когда уйду на пенсию, буду тренировать детишек бесплатно (смеется — «С»). Пусть те деньги, которые рассчитаны на контракт со мной, пойдут на развитие инфраструктуры и обеспечение воспитанников. Поверьте, работать с уже состоявшимися спортсменами тяжело. А вот тренировать маленьких мальчишек, которые слушают тебя и смотрят в рот, — одно удовольствие.

«С»: Вы признаны лучшим велогонщиком XX века в России. А кого бы вы сами наградили таким титулом?

— Я прошел через две эпохи: советскую и российскую. И в обеих мне удалось стать олимпийским чемпионом. Поэтому меня и отметили таким титулом. Я, конечно, не против него, но считаю, что не нужно забывать и других великих спортсменов. Если перенести легендарных Виктора Капитонова или Сергея Сухорученкова в наше время, нет сомнений, что они бы сейчас блистали на «Тур де Франс». Особенно я восхищаюсь Сухорученковым и тем, как он выиграл групповую шоссейную гонку на Олимпиаде—80 в Москве.

«С»: Есть ли сегодня в России ребята, которые могли бы повторить ваш успех?

— На сегодняшний день у нас есть перспективные спортсмены, но нет состоявшихся мастеров. Поколение, которое шло за мной, еще билось за титулы. Время побед остановилось на бронзовом призере Олимпиады—2008 Саше Колобневе и победителе двух этапов «Тур де Франс» Сергее Иванове. Сейчас есть Ильнур Закарин, Юра Трофимов, который боролся за зачетное выступление на Джиро д`Италия. Он финишировал десятым, хотя мог закончить пятым. Но перед стартом одного из последних этапов заболел и ехал с температурой. Перспективные ребята есть, просто нам кажется, что они растут медленно. Но ведь, посадив яблоню, мы не сможем собирать плоды минимум 5 лет. Нужно время и терпение. При этом необходимо заострять внимание не только на спортсменах, которые уже находятся на пути к профессиональной вершине. Важно привлекать молодежь. Как только велосипедист встает на ноги, его нужно отправлять в профессиональную команду. Чтобы он зарабатывал очки и там совершенствовался. А на его место в сборную России сразу брать нового. И так до бесконечности. В общем, у нас есть перспективные гонщики. Они растут. Но состоявшегося мастера, которого можно назвать лучшим гонщиком XXI века, я в России пока не вижу. Пусть для начала кто-нибудь из них проявит себя на «Тур де Франс». Вот тогда появится повод для отдельного разговора.

«С»: Как вам удалось завоевать столько наград и установить столько рекордов мира?

— Исключительно трудом и упорными тренировками. У меня не было перепадов в подготовке: месяц тренируюсь, неделю отдыхаю. Я пришел в спорт в 12 лет, а завершил выступления в сорок. И с первого до последнего дня своей карьеры гонщика ни разу не отступил от своих принципов. За моими плечами 10 лет хорошей советской школы великого тренера Александра Кузнецова и 16 лет профессиональной карьеры. Это достигается только целенаправленным, упорным трудом.

«С»: Как восстанавливались после тренировок и заездов?

— Технология очень проста. Тренируйся, делай все без резких колебаний, перерывов на отдых, и организм сам найдет формулу восстановления. Излишняя нагрузка всегда не желательна. Если ты на самом деле заболел, то с температурой 40 градусов лучше остаться дома. Но я придерживался такого правила: если даже нога ампутирована, то это еще не повод не садиться на велосипед.

«С»: Чем советский велоспорт отличается от российского?

— В советское время была вертикальная государственная система организации спорта. Сейчас министерство спорта, спортивные федерации, которые сами по себе разобщены, пытаются наладить систему, но у них не все получается. Одни отвечают за медали, вторые за подготовку… Деньги то есть, то нет. Раньше проблем с финансированием не было вообще. Особенно в олимпийских видах спорта. Например, нам не нужно было колесить по стране в поисках, где провести чемпионат Советского Союза. Мы просто говорили, где хотели бы выступать, и тот город «стоял на ушах». Тогда было больше государственности в спорте.

«С»: Как относитесь к деятельности нынешнего президента федерации велоспорта России Игоря Макарова?

— Низкий поклон этому человеку за то, что он действительно переживает за наш вид спорта. Макаров бывший спортсмен, и ему больно смотреть на то, что в период перестройки велоспорт практически исчез с карты страны. Он вкладывает в нас силы и деньги. Переживает за велогонки не меньше, чем я или любой другой руководитель велоклуба. И сейчас мы вправе ждать результатов от той работы, которая была проведена за последние пять лет.

«С»: На Олимпиаде—2004 вы уступили в индивидуальной гонке только американцу Тайлеру Хэмилтону. Но в 2011-м он неожиданно для всех признался в применении допинга и вернул золотую медаль Олимпийскому комитету. И только в 2012 году, после дисквалификации американца, вам наконец-то вручили заслуженную награду…

— Сейчас это уже история. Как я к ней отношусь?! На самом деле каждый делает выбор сам. Захотел он употребить допинг — его дело. Но я рад, что Хэмилтон все же поступил справедливо и мне вручили заслуженное золото. Обидно, что это произошло не в 2004 году… Став победителем Игр в Сиднее, через некоторое время я решил уйти из спорта. Шесть месяцев занимался другим делом, а потом понял, что смогу отстоять титул чемпиона и в Афинах. Полностью подчинил себя этой цели. И был очень сильно раздосадован и разозлен тем, что приехал вторым. Вернули бы мне эту медаль в 2004-м, то в 2008-м в Пекине я бы опять готовился отстоять звание в возрасте 42 лет.

«С»: Еще один громкий допинг-скандал разразился в велоспорте в 2012 году, когда всех титулов и званий лишился другой американец — Лэнс Армстронг…

— С Армстронгом мы шесть лет выступали за одну команду. Соперничали лишь однажды, в 2000 году. В этом человеке я ценил и ценю целеустремленность, упорство и умение достигать цели. Все эти истории с допингом вторичны. Уважение заслуживает то, что человек семь раз выигрывал «Тур де Франс», победил рак, а затем вернулся в спорт и побеждал на соревнованиях по триатлону. Вы можете хоть трижды принять допинг, но если в вас нет тех качеств, которые я назвал, вы никогда ничего не выиграете.

«С»: А что для вас значил «Тур де Франс»?

— В «Тур де Франс» нет медалей. Вместо наград там вручают денежные призы. И, чтобы выиграть «Тур де Франс», нужно показать хороший результат на всех этапах. Необязательно приезжать первым на каждом этапе. Например, я побеждал лишь однажды, в самом начале своей профессиональной карьеры. Много раз становился вторым, третьим… Но знаете… Когда в 1996 году Олимпийский комитет разрешил гонщикам-профессионалам выступать на Олимпиадах, это стало для нас настоящим праздником! Олимпиада — вершина спортивного счастья. И для меня олимпийские награды — самые важные в карьере гонщика.

«С»: Как относитесь к ВМХ-спорту?

— Для меня это абсолютно новое направление в велогонках. Признаюсь честно, вживую не видел ни одной гонки ВМХ. Немного понимаю принципы и считаю, что это прекрасный вид спорта для пацанов с улицы, которым тяжело заниматься шоссейным велоспортом. Потому что шоссе требует более монотонной, длительной, изнуряющей подготовки. А ВМХ это игровой вид спорта, фундаментом которого являются адреналин и азарт. Хотя, несомненно, и там есть свои нюансы. В общем, ВМХ — красивый вид спорта, мне нравится.

«С»: Какие планы у вас на ближайшее будущее?

  • Все мои планы связаны с «Катюшей» и подготовкой к Олимпиаде—2016. Других планов нет.

 

Личное дело

 

Вячеслав Владимирович Екимов родился 4 февраля 1966 года в Ленинградской области. Трехкратный олимпийский чемпион, шестикратный чемпион мира, вице-чемпион чемпионата мира, двукратный бронзовый призер чемпионата мира. Рекордсмен мира на дистанциях 4, 5, 10, 20 км и в часовой гонке с 1985 года. Заслуженный мастер спорта СССР (1986). Лучший велосипедист XX века в России.

Окончил Государственный институт физической культуры им. П. Ф. Лесгафта.

На данный момент является генеральным менеджером  шоссейной велокоманды «Катюша».

340x240_mvno_stolica-s-noresize