Край — мой рай

Эстония — страна островов

tjurkin@stolica-s.su

Путешествие по российскому эксклаву и Прибалтике. Часть 5, заключительная

В Эстонии мордвин чувствует себя, как в гостях у тетушки, переехавшей за границу много лет назад. Вроде и незнакомый акцент появился, но некоторые слова еще понимаешь. Kalmistu? Держу пари, что это «кладбище». Kala? Даже дураку понятно, что «рыба». Ala? Так это «внизу», «под». Не совсем так? «Площадь», «область»? Да одно и тоже почти. Kolm? Даже мой сын знает, что «три». Денис Тюркин нашел в путешествии по Эстонии и другие плюсы, помимо языковых.


Знакомство с этой страной, если въезжать через Латвию, начинается с не­обычной дорожной разметки, сделанной из термопластика. Описать ее сложно, поэтому лучше смотрите на фото. Зато предназначение понятно: начнешь засыпать, машину поведет, колесо наедет на разметку, в салоне заработает бормашина… Еще для этих целей по асфальту через определенный промежуток проезжает фреза, снимающая небольшой слой дорожного покрытия.

Главной точкой интереса в Эстонии для себя я выбрал остров Саарема. Вообще оказалось, что у этой страны куча островов. От совсем малюсеньких до тех, что размером почти с Зубово-Полянский район Мордовии. Из последних — ​тот самый Саарема, где количество достопримечательностей на квадратный километр зашкаливает. Музей мельниц и старинной сельхозтехники под открытым небом, метеоритный кратер (рядом находится школа для русскоязычных), средневековая столица острова Куресааре, масса природных точек интереса… Это на Яндекс.Картах Саарема выглядит довольно пустынно, с неразвитой сетью дорог. Реальность же показала, что качество жизни на острове выше, чем в Мордовии. Судите сами. Я объехал Саарема почти вдоль и поперек и чаще всего видел идеальный асфальт, а кое-где — ​отлично выравненную гравийку. Куресааре, где жителей меньше, чем в Ковылкине (достал я уже вас этим сравнением, но надо же с чем-то ставить рядом), опутан идеальными велодорожками, которых предостаточно и у мелких населенных пунктов.

Столица острова — ​это вообще что-то нереальное для жителя российской глубинки. Многочисленные супермаркеты — ​норма и у нас. Но вряд ли вы увидите в Ковылкине дилеров «Тойоты», «Сузуки» и «Ниссана». Не увидите вы и прекрасно организованных улиц с идеальным асфальтом, цветниками, чистенькими мусоровозами, грамотно организованными переходами и — ​главное — ​находящимися в идеальном состоянии старинными зданиями, фасады которых не загажены современной рекламой и огромными вывесками. Они прекрасно гармонируют с современной архитектурой. Больше всего, конечно, частных домиков в один-два этажа. Есть и многоквартирные, но опять же — ​не выше 5 этажей. У таких есть подземные парковки, а внутридомовые площадки не заставлены машинами, а застелены изумрудными газонами и отданы под зоны отдыха. Зашел для интереса в один подъезд. В предбаннике там стоят швабры, лопаты и метелки. На одной из ячеек почтового ящика надпись на бумажке: «Мне реклама не нужна, спасибо».

Разметка на дороге Рига — Пярну в Эстонии.

В Эстонии встречается и такая разметка: белый квадрат, повторяющийся через определенное расстояние. Нужно это для того, чтобы держать дистанцию до впереди едущего автомобиля. Перед этим устанавливаются соответствующие знаки.

Это не хулиганы постарались, это такой знак. Замечаешь его с трех сторон. Классное решение!

Вид на паром Виртсу — Кувайсту.

Внутри парома Виртсу — Кувайсту.

Общественное пространство на пароме Виртсу — Кувайсту.

На острове Вилсанди есть своя добровольная пожарная дружина и свой пожарный автомобиль, да не абы какой, а «Унимог-Мерседес»!

«Зона 30 км/ч» на острове Вилсанди.

На этой превосходно оснащенной моторной лодке, построенной в Куресааре (мотор японский, «Сузуки») мы добирались от Саарема до Вилсанди. Море там мелкое, местами даже камни видны из-под воды, потому фарватер даже вешками кое-где обозначался.

На Вилсанди расположен национальный природный парк, подавляющее большинство «аборигенов» которого — птицы.

Маяк на Вилсанди — частная территория.

На Саарема есть музей мельниц (издревле на этом острове люди строили ветряки).

Музей мельниц на Саарема еще интересен старой сельхозтехникой. Есть экземпляры 19-го века. Есть советские трактора, как на фото, ХТЗ.

В деревне Кихелькона на берегу Балтийского моря.

Уважение к собственной истории — вот в чем нужно брать пример у жителей Эстонии. На фото — самый длинный и старый каменный мост Эстонии, построенный в начале 19-го века. Его не снесли с постройкой современного моста, а сохранили, как архитектурное достояние. Рядом установлены плакаты, в том числе, на русском, рассказывающие о его истории.

Крепость Куресааре, строительство которой началось в 14-м веке.

Куресааре, столица Саарема.

Любителям антиквариата в Европе есть где разгуляться: лавочки там на каждом шагу.

После этого идеально «вылизанная» и находящаяся на берегу Балтийского моря деревушка Кихельконна с восемью сотнями жителей — ​уже как само собой разумеющееся. Надо ли еще раз напоминать про газоны у частных домов? Аккуратные невысокие заборчики из камней? Прелестные вывески с названиями всех улиц? Старинную церковь, до которой, судя по всему, не добрались в свое время коммунисты? А здесь, между прочим, стояла секретная советская воинская часть. Остатки инфраструктуры — ​пару домиков, несколько технических строений — ​можно наблюдать до сих пор. Окна не разбиты, часть оборудования дизель-электространции на месте. Сейчас тут причал, откуда отплывает… моторная лодка регулярного рейса до острова Вилсанди. Регулярный рейс между островами! На Вилсанди мы жили два дня в особняке, который сдается под гостевой дом. История у строения интересная и связана еще с голландским капитаном, который, кажется, в XVII веке потерпел здесь кораблекрушение и остался жить.

С приходом советов его потомкам пришлось бежать с острова, но сейчас жилье вновь вернулось законным хозяевам, которые его и сдают в аренду. Во времена СССР на Вилсанди можно было попасть только военным, которым и принадлежал этот остров. Сейчас здесь национальный парк, где постоянно живут десятки птиц и… только несколько человек, в том числе смотрители маяка. Одна семья занимается производством мебели, которую затем продают не только на Саарема, но и на материк.

Пообщался с эстонцем-арендатором «нашего» дома, интеллигентным мужчиной пенсионного возраста. Помимо приема туристов, он еще выполняет регулярные рейсы на той самой моторке (построенной на Саарема!), которая, кстати, принадлежит не ему, а муниципалитету. Тех, кто живет и работает на Вилсанди, он возит бесплатно, а вот на туристах может зарабатывать (еще как: поездка туда-обратно с человека стоит 25 евро!). Так вот, мужчина неплохо говорит по-русски («Учился в мореходке в Кронштадте!») и был удивлен нашему визиту («У нас русские были только раз, но без ночевки, слишком удаленное место»). С ним-то я и потренировался, сравнивая эстонские слова с мокшанскими. Масса совпадений! Он, кстати, знает кое-что о мордве. Поговорили об Эстонии. Оказывается, здесь тоже существует проблема оттока населения в крупные города. И едут из деревень не столько в Куресааре, сколько в Таллинн, Пярну…

Жизнь на Вилсанди необычна. Здесь есть своя сеть гравийных дорог, где действует ограничение скорости. Почти у причала стоит знак «Зона 20 км/ч», а на другом конце острова… «Конец зоны 20 км/ч». Эстонец объяснил: «Со временем здесь стало появляться все больше машин (их завозят по мелкому Балтийскому морю на специальном прицепе огромного колесного трактора — ​«С»), трафик увеличился, на закрытых поворотах стало сложно, потому власти повесили знаки». И что вы думаете? Все время мы так и ездили 20–30 км/ч, хотя даже на велосипеде здесь можно разгоняться и быстрее. Еще на острове есть своя пожарная машина — ​«Мерседес-Унимог».

Но рассказ об эстонских островах будет неполным, если я не упомяну о шикарном пароме Tõll, который связывает их с материком. Купить билеты на него можно и через Интернет. На въезде никакой давки и неразберихи. Весь транспорт скапливается перед терминалом в выделенных полосах, а потом за пять минут заезжает в огромное чрево парома по команде одного или двух работников. И также быстро выезжает. Палубы, где стоит транспорт, — две. Рядом можно увидеть и 40-тонные лесовозы, и туристические автобусы, и мотоциклы (таких путешественников в Европе полно). Путь до острова Муху (от которого до Саарема ведет длиннющая дамба) занимает полчаса. За это время можно, открыв рот, бродить по парому, где есть даже лифт. Хочешь — ​кушай в столовой (выбор шикарных блюд — ​огромный), хочешь — ​выйди на смотровую площадку на открытой палубе. Хочешь — ​смотри телек или залипай в телефоне, подключившись по бесплатному вай-фай, сидя в белоснежном кресле в каюте с прекрасным видом. И все это — ​чуть больше чем за 1 000 в пересчете на рубли.

А есть еще в Эстонии Таллинн с музеями, потрясающей архитектурой, русской речью, льющейся со всех сторон, с домом, где жил Сергей Довлатов. 

Метеоритный кратер возле деревушки Каали.

В 50 метрах от кратера — русскоязычная школа.

В Эстонии есть и водопады. Этот расположен возле поселения Кейла-Йоа, недалеко от Таллина.

В Эстонии пришлось заправиться и на такой АЗС. Причем расположена она недалеко от Таллина.

Многоэтажные дома и их дворы в квартале «Каларанна коду» в центре Таллина, где мы арендовали квартиру.

Парковочные места в некоторых дворах частные.

Инсталляция в Таллине.

Передвижной музей коррупции, встретившийся в Таллине. Наверное, поехал в Россию…

Пешеходные переходы в Таллине подсвечиваются.

«Морской котик» из гранита, установленный на тротуаре для защиты от машин, больше выполняет роль объекта искусства.

Таллин.

Музей «Нигулисте».

В торговом центре «Юлемисте» в Таллине. Детская горка со второго этажа на первый.

Старый Таллин. Флаг России у посольства нашей страны. Рядом находится самая старая кондитерская города, открывшаяся еще в 19-м веке. Считается, что оттуда берет свою историю знаменитая фабрика «Калев» (ну очень вкусные конфеты!)

Барельеф Ельцина, установленный на деньги горожан на крепостной стене Таллина.

Типичный хронометр для парковки.

Как вел себя «Ларгус» в Европе

Накатав по Прибалтике около 6 000 км, я в очередной раз уверился в правильности выбора личного авто: «Лада-Ларгус» пока полностью оправдывает мои надежды, чаяния и желания. Груда скарба на 20 дней отпуска, запас еды (для чего — ​чуть позже) и постепенно прибавляющиеся к ним в процессе поездки сувениры, гостинцы и местное пиво — почти все легко уместились в багажнике. При закрытой шторке! Это уже потом, под конец отпуска, мне было лень все складывать более-менее аккуратно, и я позволял себе не закрывать шторку и грузить выше нее. Багажник. Огромный багажник — вот чего я требую от авто едва ли не в первую очередь. Но «Ларгус» выполняет и другие мои требования. Он не пасовал на литовской автомагистрали, где все едут под 140. Да, на такой скорости он довольно шумен (около 4 000 оборотов на тахометре!), но не утомительно. Управляется он безопасно, а невероятно комфортная подвеска позволяет мчать по грунтовкам, которых так много у мелких деревушек. По сути, претензии к «Ларгусу» у меня две, и появились они еще во время первого тест-драйва в 2012 году. Но обе не совсем корректны, так как я понимаю, что это за автомобиль. Первая — ​это немалый для такого класса расход топлива (вышло 7,6 л/100 км за всю поездку, на трассе ниже 6,9 л/100 км не опускалось). Все дело в передаточном числе трансмиссии. Но тут есть плюс: что груженый, что пустой «Ларгус» тянет одинаково хорошо. Вторая — ​это довольно низкий уровень безопасности (всего две подушки без ESP и слабая, доставшаяся от «Логана», силовая структура кузова). Но тут уж извините: другой уровень безопасности требует совсем других денег. Теперь небольшое отвлечение от авто, но оно касается именно автомобильного путешествия. Во время переездов мы почти всегда обедали (а иногда и завтракали) на открытом воздухе, готовя еду самостоятельно. Для этого перед отпуском прикупили (подглядел идею у товарища Стаса) походную газовую плитку и набор посуды. Вставил баллончик с газом (в России они стоят около рублей 80 за штуку, но в Литве мне пришлось отдать более 200 за один), поставил котелок и через минут 40 нехитрый, но вкусный суп из тушенки, картошки и лука готов. А потом и чайничек вскипает. Останавливаться на пере­кус я предпочитал не на специальных стоянках, а для уединения — ​в полях или возле леса. В Литве я таким образом помешал проехать семье на стареньком японском бусике (все были пристегнуты! вот счастье!). Ну не думал, что кто-то поедет по полевой еле видимой дорожке. Но семья не протестовала, а пожелав нам вкусного обеда, просто объехала нас по скошенному полю. Еще один раз наш обед был прерван бдительной жительницей предместий Таллинна, где так много табличек «Частная собственность» даже в полях и лесах. Хотя мы и нашли закуток без таких предупредительных знаков, но, видимо, вызвали некие опасения у женщины на «Тойоте-Рав‑4». По-русски она не говорила, потому по-английский пришлось сказать, что мусора от нас не будет, мол, только поедим и поедем. Это ее устроило.

 

Новости партнеров