Край — мой рай

Вперед, к заповедным местам: Аксел, Пурдошки, Павловский кордон, Пушта 

Церковь в темниковском селе Лесное Ардашево.© Столица С | Артем Артамонов
Музей в мордовском заповеднике, Пушта.© Столица С | Артем Артамонов
Кукольный театр в визит-центре мордовского заповедника (Пушта).© Столица С | Артем Артамонов
Павловский кордон, Темниковский район.© Столица С | Артем Артамонов
Павловский кордон.© Столица С | Артем Артамонов
Павловский кордон.© Столица С | Артем Артамонов
Павловский кордон.© Столица С | Артем Артамонов
Тропа в Пуште.© Столица С | Артем Артамонов
В визит-центре в Пуште.© Столица С | Артем Артамонов
Музей мордовского заповедника в Пуште.© Столица С | Артем Артамонов
В визит-центре мордовского заповедника (Пушта).© Столица С | Артем Артамонов
Павловский кордон.© Столица С | Артем Артамонов
Павловский кордон© Столица С | Артем Артамонов
Аксёл, Темниковский район.© Столица С | Артем Артамонов
Аксёл, Темниковский район.© Столица С | Артем Артамонов
Аксёл, Темниковский район.© Столица С | Артем Артамонов
Аксёл, Темниковский район.© Столица С | Артем Артамонов
Аксёл, Темниковский район.© Столица С | Артем Артамонов
Аксёл, Темниковский район.© Столица С | Артем Артамонов
Аксёл, Темниковский район.© Столица С | Артем Артамонов
Аксёл, Темниковский район.© Столица С | Артем Артамонов
Аксёл, Темниковский район.© Столица С | Артем Артамонов
Аксёл, Темниковский район.© Столица С | Артем Артамонов
Самая большая клумба из шины на территории Мордовии находится в Аксёле.© Столица С | Артем Артамонов
Бдительный полицейский проверяет у членов экспедиции "Столицы С" документы у темниковского села Жегалова.© Столица С | Артем Артамонов
Пурдошки.© Столица С | Артем Артамонов
Пурдошки.© Столица С | Артем Артамонов
Пурдошки.© Столица С | Артем Артамонов
Темниковское село Жегалово© Столица С | Артем Артамонов
Церковь в Пурдошках.© Столица С | Артем Артамонов

«Вот это красота! Посмотри, березки какие, озера, поля… Прямо, как… в России!» — сказал Руслан Маратович, глядя в иллюминатор пролетающего над Канадой самолета. Я едва не подавился кленовым сиропом. Да-да, хоть похоже на Россию, только все же не Россия… Летаем тут по канадам, животы в турциях греем, туманами лондонскими рады подышать. Что говорить – в Москву готовы умчаться, чтоб в проклятых пробках постоять. А своих туманов не замечаем! Местные озера нам не милы, а автомобильные пробки – тем более. Позу не пьем! Спасибо, о мокшанской кухне благодаря Петеньке Рукастому кое-что знаем. Но – мало знаем, и не только о позе. Край родной мало изучен, изъезжен, осмотрен. В рамках новой рубрики решаем заполнить пробелы яркими красками рассказов и фотографий. Рецепт прост: автомобиль, маршрут в пару-тройку сотен километров, чтоб на день, а то и два с ночевкой хватило… И интересные территории! Старинные дома, славные природные виды, властью и народом забытые места, любопытные персонажи… В первом выпуске рубрики представляем вашему вниманию путешествие Денис Тюркина и Артема Артамонова (фото) по окрестностям единственного в Мордовии природного заповедника.

Столетний дом за 30 тысяч

Велик соблазн, но не объять необъятное: на пути от Саранска до Темниковского района, где находится заповедник, столько любопытных мест, которые так и просят заскочить да поглядеть, что маршрут выходного дня может превратиться в месячный поход. Поэтому принимаем решение следовать до нужной точки прямиком. Ну, с маленьким заездом в два любопытных села. Крюка, по сути, никакого и нет, а пользы – воз и маленький возок.

По московской трассе (так автомобилисты называют дорогу Саранск – Старое Шайгово – Атюрьево – Зубова Поляна и далее по списку) добираемся до краснослободского села Куликово. Примерно 120 км ровного пути, но в Куликово нам не нужно – уходим с трассы направо, по указателю на Темников. Спокойно утюжим узкую, извилистую, но без ухабов дорожку (километров около 30), а после деревни Дасаево обманываем навигатор или вводим в ступор провожатого: поворачиваем вновь направо, а не в сторону Темникова. Как зачем? А на бывшую татарскую вотчину и местную огуречную столицу посмотреть?!

Но перед этим – небольшое испытание для нежных подвесок некоторых иномарок и вестибулярных аппаратов городских жителей. Около пяти километров неровного асфальтового полотна. Без крупных ям, но с заплатками и провалами. А вот и Аксел, бывшая татарская вотчина. Татары, говорят, еще в 16-м веке здесь обосновались, так и появился Аксел. До революции здесь были и писчебумажная фабрика, и кузницы, и шерсточесалка и пекарни. В советское время остались Дом культуры, столовая, Дом быта и еще по мелочи. Шерсть чесать перестали. Зато огурцы стали выращивать. Говорят, на этой торговле многие жили и даже известность некоторую получили. Но сейчас выращивают только для себя, продаж нет. Нет и следов от гремевшего огуречного бизнеса. Зато прекрасные крепчайшие столетние двухэтажные дома из красного кирпича с любовно отшлифованными камнями в наличниках – есть. К ним можно водить будущих саранских архитекторов, чтоб знали, что такое красота, и архитекторов нынешних, чтоб поняли, что такое красота на самом деле. И строителей. Может, научатся расшивку швов делать так, что и через 100 лет стена будет идеальной.

Судя по всему, строились эти дома примерно в одинаковое время – на заре 20 века – и единой бригадой. В одном, прямо в центре села, сейчас разместился магазин. Другой стоит с заколоченными окнами, но, говорят, недавно куплен неместными. Хозяйку третьего застали у ворот. «Этот дом с участком приобрела в 2006 году за 30 тысяч рублей, когда переехала сюда из Яваса, — говорит женщина. – До революции дом был собственностью богатого мужчины, владевшего пекарней. Хлеб делали прямо в подвальном этаже и еще горячим на подводах доставляли в Краснослободск… »

Не пекут теперь хлеб в Акселе на продажу. С собой мы забрали только добрые воспоминания и направились к Пурдошкам (13 км асфальта не лучшего качества). Название стало давно нарицательным в интернет-сообществах Мордовии. Пурдошки для представителя молодого городского поколения – это синоним чего-то далекого и заброшенного. Аналогии, конечно, неверные для нынешнего села, а уж для рубежа 19-го и 20-х веков, когда в Пурдошках имелись две церкви, две школы и даже пристань, это было бы оскорбительно… «Из Пурдошек выходит много бурлаков и лоцманов», — говорится в энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона того времени. Кто и куда выходит из Пурдошек сейчас – неизвестно… Ввиду спешки к конечному пункту мы успели ознакомиться в этом селе лишь с памятником Ленину, претендующим на звание самого страшного в республике на праздник Хэллоуин. Руки у статуи вождя превратились в культяпки, а половина лица осыпалась. Зато надпись на «мавзолее» целехонька, как и кучи пустых бутылок и мусора вокруг. Луч света – почти 200-летняя церковь Петра и Павла, правда, несколько переделанная. Наш спутник, деятельный издатель, историк и ценитель хорошей архитектуры Константин Шапкарин, едва не рухнул на колени при виде колонн, как и положено, расширяющихся книзу. «Господи, неужели это ПРАВИЛЬНЫЕ колонны?» Они, Константин Иванович, они. В Саранске на современных зданиях такого не увидеть.

Мордовские бобры против саровских дачников

Покидая Пурдошки (постараемся в будущем уделить им больше внимания, чего советуем и другим), следуем за указателем на Темников. Жалкие 12 километров – и нам снова сворачивать, в этот раз направо, в сторону Павловского кордона. Будьте внимательнее: табличка махонькая, можно и пропустить. Еще километров пяток по разбитому асфальтовому полотну – и вновь направо. Ориентир – деревянные, из березняка, торговые ряды, в своем роде, уникум. Это рынок выходного дня саровских дачников (до самого Сарова отсюда – рукой подать, около 16 км напрямую).

Наконец, через пару-тройку километров – последний поворот, налево, на Павловский кордон. Здесь асфальт заканчивается, «передавая власть» грунтовке, местами усыпанной крупной щебенкой. Проедет и легковушка, благо, отрезок махонький и колеи нет, а уж мы на «Шевроле Ниве» вообще без проблем проскочили. На таких участках понимаешь всю прелесть русско-американского внедорожника: подвеске плевать на все дорожные невзгоды, а 16-дюймовые колеса подминают под себя крупный щебень, позволяя разгоняться до 40 км/ч.

Наконец, нас мило встречает поднятый шлагбаум, «кирпич» и надпись «Въезд по пропускам». Можно эту несуразицу и убрать. Те, кто до места добрались, явно разрешение получили, ведь письменных разрешений никаких в помине нет. Это кордон Павловский, одна из лесных вотчин мордовского заповедника. Раньше здесь была только изба лесника, с прошлого года началось активное строительство бревенчатых гостевых домов. Внутри таких коттеджей – натуральная отделка, электрификация, двухъярусные кровати, холодильник и печка-буржуйка. Жить можно с комфортом, хотя другие всем понятные удобства и находятся на улице.

Развернув строительство гостевых домиков, новая администрация заповедника пытается развить идею экотуризма, давно завоевавшего популярность на Западе. Посыл следующий. Статус заповедника подразумевает под собой запрет на какую-либо активную, привычную каждому россиянину, «лесную» деятельность вроде охоты, рыбалки и сбора грибов с ягодами. Объяснение простое: заповедник представляет собой закрытую территорию, на которой в естественном виде, так сказать, живут и растут все зверушки, рыбы и прочие представители природы. Подстрелив, поймав или срезав кого-нибудь, мы рискуем нарушить хрупкий баланс. А то и уничтожить занесенное в Красную книгу растение, которое встречается только где-нибудь в другом уголке планеты. Так вот, с посетителями как бы заключается сделка: вы не стреляете, не ловите, не рвете, НО смотрите на уникальную природу и впитываете ценные знания. Знания эти, в принципе, можно получить и в Интернете, но отказываться от личного созерцания, от вдыхания неповторимых ароматов, от наблюдения за зверушками… Кто откажется?

Павловский кордон – хорошее место для созерцания в относительной удаленности от мест человеческого обитания. Помните беседку в «Особенностях национальной охоты», где герои философствовали, поднимали тосты за рыбалку и пели «Черного ворона»? Деревянное строеньице, возвышающееся над берегом искусственного водоема с чуть черной от торфа водой (но очень чистой: мы ею умывались и использовали в бане) – будто калька из фильма. И тишина, нарушаемая лишь тихим бурлением воды, льющейся «через край» пруда. А плюхнутся в ледяную черноту этого пруда, пробежав по песку 20 метров от бревенчатой бани?

Посетителям еще предлагают пройтись разными туристическими тропами, рядом с которыми скачут белки, лисы и даже медведи. Про прочую живность речи не идет, она здесь у себя дома. Естественно, требуется везение и осторожность, чтобы понаблюдать за вышеперечисленными хозяевами. Медведей пугаться не стоит, они к человеку сами не подойдут. А вот лисы даже на территорию кордона забираются. Лесник рассказывал, что одного лисенка шутки ради окорочком побаловал. «Я окорочок к нитке привязал, на себя тяну, а лисенок — на себя», — смеется лесник. Он же рассказал нам, что рядом с кордоном обосновались бобры. Зверушки выстроили плотину на ручье, как затем оказалось, перекрыв доступ воды к саровским дачам. Горожане даже участкового посылали разбираться с проблемой! Мы решили посмотреть на бобров, но предварительно посетивший их «стоянку» лесник опечалил нас: плотину разобрали. И действия дачников оказались законными: жилье бобров расположено вне неприкосновенной территории заповедника. Будущим посетителям кордона остается надеяться, что бобры отстроят новое жилье рядом с Павловкой, уже в заповеднике.

Пушта

Переночевав в тихом месте, выдвигаемся в Пушту, административный центр заповедника. Около 30 километров побитой жизнью асфальтовой дороги в сторону Темникова. Но в сам райцентр заезжать не стоит. Километра за два до него будет табличка и поворот направо. Нам туда. Не пугайтесь огромного плаката «Территория с ограниченным пребыванием иностранных граждан» (не ручаюсь за точный порядок слов, но смысл передан верно), вы ж не иностранцы.

Первое, что видит посетитель – въездная группа после знака «Пушта». Высокая бревенчатая крепость, красота! В самом поселке бросаются в глаза новые домики администрации, выполненные в едином стиле, не похожем на другие строения в регионе. Вообще, перемены, произошедшие в заповеднике за последние пару-тройку лет с приходом новой команды во главе с Александром Ручиным впечатляют. Если раньше заповедник был вещью в себе, расположенной к работе специалистов, то сейчас его территорию делают относительно открытой для людей несведущих в науке, но интересующихся природой. Посмотрите на преображение фирменного стиля – это рывок из СССР в современность, это повышение привлекательности среди потенциальных посетителей. Даже сувениры покупать приятно.

Что делают в заповеднике для детей – это космос. Темниковский район – провинция? Да Саранск после этого – деревня! В календаре «природных» праздников множество интересных дат вроде Дня птиц и прочих. В рамках таких тематических дней в заповедник привозят ребят из темниковских школ. С радостью встретят и гостей с детишками из других районов и Саранска. Рассказывают, показывают, играют с ними. Есть такой домик в Пуште – «Визит-центр». Внутри у него самоварная комната с плюшками и чаем, игровая и собственный кукольный театр. Посмотрите на игрушки, сделанные руками сотрудников заповедника, от них веет невероятным теплом. Плакаты, картины, надписи – все сделано с любовью и так, как не делает ни одно госучреждение в Мордовии. Кто автор? В основном, дизайнеры из Москвы. Кстати, «виновники» всех преображений с заповедником – по сути, команда москвичей. Руководит процессом Елена Бугаева, дочь замдиректора заповедника по научной работе Константина Бугаева. Их семья когда-то променяла жизнь в столице страны на тихую Пушту.

Сейчас Елена Бугаева вместе с другим московским дизайнером полностью переделывает музей заповедника. Чучела животных использованы из прежней экспозиции, но антураж совсем иной. Снег – как настоящий. Уголок с бобрами и рыбами – словно под водой. Планируется, что проходя мимо него, посетитель будет слушать журчание воды. В другом месте под ногами расстелят материал, имитирующий мох. Экспозиция пока не открыта для посещений, в виду незавершенности работ, но мы там побывали. Для будущих гостей скажем: это будет бомба. Особенный эффект она вызовет среди детей. В музее будут даже игровые экспонаты. Жужжащий улей (естественно, звук будет сымитирован), огромная лупа, в которую можно разглядеть каждую букашку, и много чего необычного. Вы где-нибудь в Мордовии видели интерактивный музей? Теперь увидите.

Понравилось? Приезжайте. Хотите, чтобы мы рассказали о вашем интересном месте? Приглашайте! Пишите Денису Тюркину на почту denturkin@ya.ru. Автомобильный партнер рубрики – «Саранскмоторс», официальный дилер «Опеля» и «Шевроле» в Мордовии. Машины для путешествий. Главный помощник рубрики – Руслан Маратович.