Мировая кухня

Забросаем футболистов Ирана заберезовскими гранатами!

novikov@stolica-s.su

© Столица С | Вячеслав Новиков

Сборная Ирана по футболу времени не теряет! В трусы Принца Персии вшит потайной карманчик, а в нем заветный билет на чемпионат мира–2018! Джавад Некунам ходит бочком и кармашек придерживает. Не исключено, что иранцы приедут в Саранск. На знаменитой лавочке нашего экопарка сидит старичок, похожий на Омара Хайяма. Звучит тихий стих: «Виночерпий, налей в мою чашу вина! Этой влагой целебной упьюсь допьяна, перед тем как непрочная плоть моя будет гончарами в кувшины превращена». Местные хипстеры усмиряют бег самокатов, младенцы в колясках перестают вякать, а волки под кипарисами поджимают хвосты и шевелят ушами. В ожидании праздника изучаем иранскую кухню.

Решаем приготовить фесенджан — курочку в орехово-гранатовом соусе.

Сбились с ног, отыскивая на рынке гранаты. Все бабки разводят руками и говорят: «Не сезон». Пришлось обратиться к фермеру Петру Петрову из деревеньки Заберезово. На днях он отрастил немыслимый помидор и похвалился им на крупнейшем интернет-портале республики. В огороде Петра Петрова есть все, включая денежное дерево. Но сегодня мы потрясли гранатовое. Птицу поймали в соседском курятнике, а горсть грецких орехов нам отсыпал случайный дервиш, шедший из краснослободской епархии в сторону Чуфаровского монастыря. «Хороша ты, Персия, я знаю. Розы, как светильники, горят и опять мне о далеком крае свежестью упругой говорят», — такие стихи придумал при прощании Петр Петров, поливая осеннюю клумбу. История фесенджана — стародавняя. На развалинах Персеполиса любопытные археологи споткнулись о каменную плиту, на которой разглядели рецепты древнеиранской кухни. Там была и домашняя птица, и гранатовая паста, и грецкие орехи. И дата, между прочим, стояла — 515-й год до нашей эры. А чуть левее надпись красным маркером: «Здесь был Джавад Некунам».

© Столица С | Вячеслав Новиков

Но хватит преданий! Нам нужно делать соус. В сухой сковородке немного поджариваем грецкие орехи, а потом мелко толчем их и вливаем стаканчик гранатового сока. Помешиваем и тушим под крышкой двадцать минут. Пусть все загустеет. А на альтернативной сковороде жарим в сливочном масле лук, посыпав его для духа хмелями-сунелями. Филе куриных бедер нарезаем удобными кусочками и отправляем в лук. Вертим минут десять, а когда они призадумаются, добавляем наш соус и плотно закрываем крышкой. Пусть теперь проникаются ароматами. Минут сорок пусть проникаются. Еще и зерен заберезовского граната подкинем.

Гарниром послужит длиннозерный рис. Мы тоже его обтяпаем в сковородочке. Поджарим сначала слегка, а потом вольем кипяточку на пару пальцев и доведем до кондиции. Не возбраняется и пару головок нечищеного чеснока в середину воткнуть, чтоб потом высосать из кожуры нежнейшую, сладкую мякоть. Рис важно не переварить, пусть он останется крепким, как правая нога Джавада.

© Столица С | Вячеслав Новиков

Теперь нанижем на вилку курочку. Если она мягка, как персидский ковер, можно смело гасить огонь. Выкладываем на глиняную тарелку рис, а сверху птичье мясо. И украшаем бока петрушкой и свежим гранатом и осыпаем зернами рис.

Вкушать фесенджан рекомендуется под песню «Шаганэ ты моя, Шаганэ», но в нашем случае лучше подойдет гимн Ирана, где есть такие замечательные слова: «О, мученики! Ваше громкое эхо в ушах времени: будь стойкой и вечной, исламская республика Иран!» Некунам, забыв о кармашке, мнет за обе щеки.

Растлениевод

Происшествия

Новости партнеров