Мировая кухня

Картина мясом и ананасами

novikov@stolica-s.su

Персональной выставке художника Никиты Пичугина посвящается.

Скоро мы пойдем на фуршет к Никите Валерьевичу. Он обещал не только духовный корм, но и кулебяки на четыре угла, расстегаи с груздями, стейки из антилопьей вырезки и кое-что еще. Все порядочные люди помнят, что 1 декабря в музее имени Эрьзи открылась первая персональная выставка живописца Никиты Пичугина. Я приду к половине шестого с чистым сердцем, распахнутыми глазами и личной ложкой. А на днях мне случилось вновь заглянуть в его мастерскую. Мы с моим милым другом съели по шоколадной конфете и стали выволакивать на двор золотые рамы, готовиться к таинству. Я так проникся, что решил поработать в жанре гастрореализма, написать картину провизией. Благословился у мастера и рысью побежал в келью, выдумывая на колючем ветру сюжет будущего шедевра.

kuritsa

Из-под ног разлетались пестрые куры, а с неба сыпались ананасы. Едва успевал складывать тех и других за пазуху.

Что напоминает своей красотой запеченная шкурка курочки? Рассвет над Мельцанами. Когда поет жаворонок, а великий макрушник Коля Каранов крадется по росе за кузнечиком. С чем схожа спелая кукуруза? С тысячью солнц в заберезовской весенней выси. Когда гудит майский жук, а барин Денис Петров со своим папой Петром Петровым раздувают сапогом самовар. С чем сравним сироп ананаса? С тягучим воздухом шенинского бора. Когда токует глухарь, а отчаянный охотник Олег Еремин хоронится за ближним деревцем. Эти образы рождают картину.

kuritsa-2

Куриные ляжки отмокли, стану натирать чесноком и солью, не забуду специи, не отрину сухой базилик и петрушку. Времени на посол отведу немного — не успеет минутная стрелка вычертить полукруг, как они уже будут готовы. Лук и морковь расстилаю на дно железной жаровни, рис засыпаю сухим. И почему-то у меня под рукой пять птичьих бедер — последний привет от двух с половиной кур. Они ложатся смиренно и мудро, соблюдая дистанцию, оставляя место для верных товарищей. Сочные куски ананасов тут же заполняют пространство, жмутся к пупырчатой кожице. Яркая кукурузка укрывает собой всю компанию, дарит радость и солнечный позитив. Теперь побрызжу ананасовым соком, добавлю сырой водички и разожгу огонь. Полезай, чудо, в духовку! И пока ползут запахи, вспоминаю, как мы с Никитой лежали на травке во Львовке, а между нами покоился огромный арбуз. Отведя на время глаза от усадьбы Пушкина, оставив палитру, Никита Валерьевич погружал щеки в арбузную мякоть, пил сласть и вовлекал меня в счастье живописания, звал на этюды, верил, что будущее мое прекрасно. И вот ультрасовременное течение гастрореализма в силе!

kuritsa-3

На белый холст фарфора, обрамленного царскими вензелями, наношу мясом курицы первый мазок. Лег легко, вдохновенно. Рис, будто первый снег, делает нежный фон. Красками кукурузы придаю полотну праздничную нарядность, ананасами украшаю края. И последним штрихом идет зелень петрушки. Отошел, присмотрелся: да это же в Эрмитаже можно вешать! В самую актуальную экспозицию! Экскурсионные автобусы начнут привозить детей, и они выстроятся перед моей картиной, а слюни им будет вытирать шелковым платком воспитательница.

kuritsa-4

Но до этого далеко, а сегодня мою живопись оценил Никита Валерьевич Пичугин: «Мне хочется лета, когда я смотрю на твою картину! Тепло тонов и горячая птичка рисуют передо мной июльский простор Мордовии. И надо бы добавить пару листиков зеленушки. А что касается твоего направления «гастрореализм», это такая же туфта, как современные инсталляции. Но зато туфта вкусная, от нее не остается неприятного осадка на душе и в желудке!» Вот так вот и сказал, со свойственной ему прямотой.

К сожалению, картина в жанре гастрореализма недолговечна. Вот она была — и вот ее нет. Станем ценить моменты! Возлюбим обеденный миг!

Воды не оберешься

Общество

Новости партнеров