Мировая кухня

Ельниковское барство

Март. Ельники. Вячеслав Новиков (слева) и Константин Шапкарин заметно расширили свой кулинарный кругозор. Без бутылки лимонада не обошлось…

Мой друг и благородный русский издатель Константин Иванович Шапкарин пригласил на прошлой неделе в Ельники. Там, говорит, в марте славно так, спасу нет. А с Иванычем я хоть в воду, хоть в неугасимый огонь, хоть в жестяную трубу! Что уж об Ельниках речь вести. Катим, конечно. Катим и по сторонам посматриваем. Березки такие нарядные, в небе синё, солнце звенит. На полях все еще снег, Мокша укрыта, но гудит подо льдом. Выйдет вот, расплещется по лугам. Так и добрались, не переставая любоваться красотами края. Желанный райцентр. Подумать только — Рай! Центр! Бродим по главным улицам. Иваныч в одном пиджаке, храбрится. Хрустит рыхлый снежок. А то и в лужу наступим, а то и сосульку сшибем с карниза, разобьем в солнечное серебро.

Синица свистит с куста, и Иваныч вдруг засвистел — знает птичий язык, хощет выпустить книгу со стихами мордовских птиц, договаривается. Он вообще пытлив, любопытен. Предлагает в краеведческий музей завернуть. А что ж, у меня к музеям имеется определенная страсть — пока никто не видит, люблю посидеть на диковинной мебели. В Болдине, помню, на диван Пушкина лег, перепрыгнув через веревочку. Впрочем, бабка-хранитель прогнала меня палкой. В Константинове пытался влезть в зыбку Есенина. В Тарханах присел за стол Михаила Юрьевича. И вот в Ельниках соблазнительный мягкий стульчик. — Костя, постой на стреме. — Нет никого, садись! Важно расселся, ручонки на деревянные подлокотники опустил. И сразу есть захотелось. В музее вряд ли покормят. Здесь хоть и водятся чюгунки с плошками, да все пустыя. На голодный живот и стул музейный не в радость. Пойдем-ка отсюда, спросим у добрых людей, где можно посидеть со вкусом.

Борш Ельниковский закат Борш Ельниковский закат

Лимонад Лимонад

Говорят, здесь есть бар и есть ресторан. И при этом в баре кормят надежней. Значит, нам в бар — барствовать будем. Начали поиски. Вот продают живых кур с фургончика. Иваныч сразу же взял двух кур, сунул за пазуху. Они кудахчют из-под пиджака, крыльями бьют, а он что-то прошептал им — и тут же утихли. Вот продают теплый хлеб в киоске. Берем на пробу буханочку. А вот и бар в торце здания. Лирически именуется «Сателлит». Спускаемся в неизвестность. Помещеньице впечатляет! Здесь, наверное, проходят все торжества местного и международного значения. Барная стойка с разноцветными алкоголями, манящие столики. Но нет, нам бы что-нибудь поскромнее, поукромнее. Сотрудники понимающе кивают и провожают в малый зал. Поесть, спрашивают, желаете? Накормим за милую душу! Салат будете? Борщ будете? Ватрушку будете? Лимонад будете? Все будем. И, пожалуйста, по три порции — мы не шютить приехали!

Магическая ватрушка Магическая ватрушка

В зале нашем пусто совсем, пять столов. Вешалка. Вешаю пальтецо. А зачем стены такие розовые? В тон красным скатертям? Или чтобы человек бдительность не утратил, чтобы не задремал, отобедав? И свет бодрящий — все на виду. Но в уголку мягкий диван. На нем, видимо, и заказ ожидать можно, и после обеда часа два придавить, погасив лампочки и укрывшись верхней одеждой. Там посмотрим. Иваныч за столом уже, как новый гривенник. Руки умыл, рукава засучил и ложкой постукивает. Салат дождались. Мы назовем его ЗОЛОТО РАЙЦЕНТРА — кукурузки в нем как куски самородные, грибочки, лук. Заправлен салат шумным весенним днем и капелью. Но доза, безусловно, смешная. Не зря запасные взяли. Главное, что свеженько. Можно теперь и хлебушком все с тарелок собрать, мы так привыкли. О! Борщ идет на красненьких ножках. Степенный, густой весь, на макушке изрядная ложка сметаны, мяса кусок выглядывает мысом Доброй Надежды. ЕЛЬНИКОВСКИМ ЗАКАТОМ зовется. Подуем в его жаркую гладь, приправим перчиком и, уговорившись молчать, съедим подряд три тарелки. Заулыбался Иваныч, вспотевший лоб утер рукавом и курочек даже из-под полы погулять выпустил.

Салат Золото райцентра Салат Золото райцентра

Местный ЛИМОНАД на столе. Вкус у него стародавний, прежний, из детства. И бутылка зеленая, знакомая сердцу. Иваныч думает, что здесь за углом трудится артель стеклодувов и рядышком цех по розливу. А что, картина хорошая. Выпиваем по бутылочке, ждем ВАТРУШКУ. Мечтаем с боков ее обкусать, а потом съесть начинку. И что мы видим? Мы видим картофельное пюре с соленым огурцом и котлетой! Приятная неожиданность! Это котлеты так нежно зовут — ватрушки. В мясном фарше гнездо, а в нем яйца со сметаной и что-то еще. Боже мой! Как захотелось обнять их! Аккуратные кусочки отрезать не получается, а и не надо. Целиком станем в рот запихивать, заедать ельниковской картошкой, запивать лимонадом. Иваныч дал слабину — последнюю не доел, крошит курицам. Ну и правильно, курица тоже человек, у нее тоже аппетиты имеются.

На ледок выходим, а он потрескивает — отяжелели. Обед на пятерых съели, уплатили восемьсот рублей. Где так поешь еще? В Ельниках лишь! Ельники — навсегда!

Баллов и сравнительного анализа не будет — ельниковский бар вне конкуренции!

340x240_mvno_stolica-s-noresize