Мировая кухня

Форель благовещения

Одну винишком побаловал, а на другую хрен положил

В светлый праздник православные вкушают рыбешку. И мне, окаянному, добрые вести — позвонила Форель: я, говорит, сейчас приду, жди. Разволновался, надел любимый шлафрок и сижу думу думаю. С чего беседу начать? Какие поднять вопросы? Где соль? Где перец? А она уже в дверь звонит. Появилась в роскошном серебряном платье, овеяла келью морским парфюмом далекого Севера и в кресло уселась — плавники на подлокотники. Скользким хвостиком машет, подмигивает — что, мол, делать будем? А у меня уже план зреет, я облизываюсь. Предложил даме вина, сухого белого. Пригубила и глазки закрывает тихонечко. Подкрадываюсь с ножом и хрясь по платью. Легко снялось, зазвенело мелкими монетами по паркету. Обнажена Форель, пузата. Сейчас посмотрим, что у ней в брюшке. Икорка, помилуй Бог! Аккуратно подступаюсь, вызволяю на воздух. Это солить теперь и с кофеем по утрам.

А потом я отрезал ей голову.

Праздник же! Хорошо на душе, покойно. Разные птицы пищат, муха на балконе проснулась, суетится. Травка зеленеет, и блестят мои мысли. Восемь значительных кусков получилось, а хвостик, голову и прочие мелкие подробности бросил в кастрюлю — будет уха! Ну или приятный супец. Там как получится, а сейчас займусь стейками. Двумя путями пойду. Первый незатейлив, как рыбий пузырь, а о втором потом расскажу. Солю каждую сторону куска и в кипящее масло кладу, в оливковое. Довел до румяности, перевернул и по краям обложил луком, заодно прослезился. Теперь полбокала белого вина в сковороду. Сразу запах иной, будто море и небо слились, будто чистые родники запели по вертограду. Под крышку пар, чтоб не терялся впустую, чтоб рыбешка все приняла и сделала выводы. Минут пятнадцать, думаю, вполне достаточно для счастья. Подхватываю лопаткой ослепительной красоты, ее для меня изваял из тысячелетнего дуба мастер деревянной резни Андрей Николаевич Просвиркин, вот паки и паки благодарю. Опрокидываю стейк на лист салата, сразу выдергиваю позвоночник, а больше там костей почти и не видно. Даже Аня, душа моя и царица, это оценила. Нету, говорит, костей, давай мне еще кусочек.

Рыба — символ христианства, сокрытого в катакомбах, Ихтис — акроним имени Господа нашего Иисуса Христа. Не зря она на столе в Благовещение, неспроста навестила меня Форель Ивановна. И я, обрадованный, начинаю выделывать очередной трюк. Лук и помидоры укладываются на фольгу, туда же лимон — и тертый, и дольками. Затем сама рыбешка, посоленная с разных краев. И даже два куска можно. Сверху на нее хрену изрядно. Так, чтоб шапку с башки сшибало. И снова лучок с помидорами и лимоном. И маслины! Они будут выглядывать, как глазки какого-нибудь юркого зверька, вылезшего из оттаявшей норки. Заворачиваю в фольгу покрепче и оставляю на полчаса для проникновений всего и вся. А в эти полчаса ожидания нужно слушать псалмы братии Валаамского монастыря, к ним я с трепетом отношусь.

Духовку разжигаю так, чтоб двести градусов получилось. Рыбе станет жарко, конечно. Ну а куда деваться? От прошлой партии еще божественный запах не улетучился, а тут новые рыбьи ветра. Стали у балкона коты подвывать, собаки, дикие козы и даже один дерзновенный енот отметился. Я показывал им фиги и хохотал, я ждал выхода спелой Форели из огненного жерла. Открываю, сую нос, стараясь при этом не опалить. Благословен тот час, когда я на рыбу хрен положил! Такой дух мощнецкий! И все добавки, соединившись с рыбным соком, обратились в неземной соус. Сокрушаю ломоть руками, а жидкость ту, что на дне, выпиваю через край, ловко сконструировав желобок из фольги. А маслинки сами прыгают в рот, им весело… Не напрасно рыбешка зашла, не зря я встретил ее в любимом шлафроке.


Форель благовещения

  • Форель — 1 шт.,
  • Помидор — 4 шт., лук — 2 шт., маслины — 1 банка, лимон — 1 шт.,
  • Оливковое масло,
  • Белое сухое вино — 150 г,
  • Хрен — 100 г, соль

340x240_mvno_stolica-s-noresize