Мировая кухня

В здоровом теле — здоровый суп

Здоровый суп Антигорбачевские копчености в день враждебных окорочков

Вячеслав Новиков

Контрагенты сообщили мне, что 24 марта 1990 года незабвенный Михаил Сергеевич подписал со старшим Бушем договор о поставке в Советский Союз американских куриных окорочков. И на бедное Отечество стали сыпаться гигантские, будто слоновьи ноги, конечности звездно-полосатых кур. Они падали с неба на занесенные снегом деревни, заполняли станции и полустанки, врывались в обезумевшие города, прыгали в авоськи старух, заворачивались в смелую, полную гласности прессу, ныряли в кастрюли обывателей, и из них шел к потолку мертвенный пар грядущих свобод. Лишь в позапрошлом августе Россия ввела эмбарго на ввоз мутантов. Страну спасли милые санкции, и воцарился Рай. Из каждого двора слышны песни нашенских, нарядных и чистоплотных куриц. Их аккуратные ножки, будто сошедшие с картин Кустодиева, пробуждают мечты, делают мир нежнее. Их грудки, словно взятые из басен Крылова, помогают поверить в справедливость сущего и вдохновляют на здоровый суп!

Здоровый суп Я схватил курицу, сдул с нее перья и начал коптить на ольховых стружках. Копченье — свет!

К Горбачеву симпатий нет, к Бушу — тем более. В память об этом бросаю ножки собакам, а себе оставляю плотную, вкусно пахнущую грудку. Теперь прикоснемся к заправке. Срываю скальп с Чиполлино, вызволяю девицу из темницы. Ту, у которой коса на улице. Режу стандартным манером и отправляю в жаркое оливковое масло. Когда все в сковородке озолотилось, как березовые листочки по осени, радую парой ложек томатной пасты. Так будет надежней. У меня с вечера фасоль мокла в чашке, можно пару минут поварить и слить первую никчемную воду. Готовим бульон на воде родников Мордовии. Фасолины уже водят веселые хороводы, зовут присоединиться копченую куриную грудку. Она прыгает со стола целиком, врывается в бешеные пузыри с брызгами и кудахтаньем, наполняет кухню копчеными мыслями. А еще птичьи желудки ждали своего часа, и вот он пробил. Добавляем в общее дело. Желудки русских куриц целомудренны и разборчивы, в них попадают отборные зерна с полей, травки с чистых лужаек, молочко рыжих подружек-коров, петушиная романтика и иногда жемчуг. В копченом виде желудки вышли слегка жестковатыми, но вот уварятся до мягкости перышек и вадря. Я их еще для скорости помельчил.

Решительно беру картофель. Он одинок, но велик. Снимаю с него подрясник и нарезаю соломкой — пригодится. Суп обещает быть густым, нажористым и безкомпромиссным. Бросаю картофель в феерию вкуса, а куриную грудь извлекаю. Трогательно освобождаю ее от костей, делю на удобные части и паки погружаю в бульон. Солю. Убавляю жар, выхожу на финишную прямую. А что остается? Остается внедрить заправку со сковороды — она так завлекательно выглядит… Шуршу над кастрюлей мельницей с черным перцем, мелко режу только что сорванный укроп, только что вырванную петрушку. Для пущего русского духа, космизма и необъятности крошу сногсшибательный чесночок, укладываю на зелень. Гашу газ, накрываю кастрюлю крышкой и даю пятнадцать минут настояться.

Здоровый суп Что, Михаил Сергеевич, наелся окорочков? А мы будем снимать пробу с уверенного в себе супа. У нас под рукой хлебушек с отрубями, у нас ядерная горчица. В наших глазах огонь! Густо вливаю в миску, чтоб ничего из ложки не выскользнуло и не прошло мимо рта. Как он горяч! Какие в нем краски! Мажу горчицу на барский хлебный ломоть, откусываю раз, другой. Жадно вдыхаю воздух, заедаю супом, захватывая и фасоль, и картошку, и копченость со шкуркой, и колесо яркой моркови…

А ножки старшего Буша пусть доедает несчастный Барак, недавно отринутый отважным Раулем Кастро.

Орфография автора сохранена

340x240_mvno_stolica-s-noresize