Мировая кухня

В Мордовии прошли переговоры нормальной четверки

Мокша, эрзя, русский и татарин постановили жить в дружбе и согласии

 

Вячеслав Новиков

IMG_0986 Слева — направо: эрзя, русский, мокша и татарин постановили жить в дружбе и согласии

Как Лукашенко приютил в Минске «нормандскую четверку», так и Денисий Петрович предоставил свою заберезовскую усадьбу нашему разнонациональному квартету. Как Лукашенко угостил переговорщиков на скорую руку блюдами, приготовленными из белорусских и российских продуктов, так и Денисий Петрович живо сообразил, чем накормить концессионеров. Кортеж въехал в Заберезово на заре.

 

Выгружаемся под пристальным взглядом бабушки — скорее всего, это наблюдатель ОБСЕ. Эрзянский народ представляет Евгений Григорьевич Наумов-Жабинский, мокша — в лице Алексея Сергеевич Кузнецова-Зубцовского, мусульмане Мордовии — это Мянсур Растямович Джедиханов (он же Майкл Дже), а за великороссов — автор сих легких строк. Сядем рядком, поговорим ладком. Изба у Денисия крепкая, в чюлане лук, в красном углу Спаситель. Вот мы рассаду со стола сдвинем на время и разложим простые закуски. В Минске все продукты белорусские были, а у нас все мордовские. Для начала примем чемергесу с колбасками. Чемергесом меня Александр Борисович подогрел, заповедный человек. На темниковских травах, на лесных воздусях. Переговоры в краснослободском формате можно считать открытыми. Хозяин снежком на дворе хрустит, мангал решает выкапывать, а тут уж блины подходят, масленичная неделя…

IMG_1018 Переговорам предшествовали жаркие дебаты

К вечеру надо подписать документы, успеть бы. За баней трещат дровишки, потянуло дымком, Дионис поволок уквашенные свиные куски. Защемил в железное решето и огнем опаляет. Говорит, целую нощь квасил. Луком переложил, полил кефиром и майонезом, посыпал тайными специями… У нас горячие споры, чють за ножи не хватаемся, а Денисий заглядывает с туеском из сеней, заносит с собой мороз и КВАШЕНУЮ КАПУСТУ. Охолоните, говорит, забияки, вот с лучком намешаем сейчас, маслицем спрыснем. А если шибко по душе будет, еще, говорит, к бочке наведаюсь. Капуста ядреная у него, посол надежный. Шел бы ты, Денисий, в закрома снова. И помалу больше не приноси! Хлоп Денисий об половицу, обернулся резвым кабанчиком и уже вносит добавку. МОРКОВИ заодно прихватил, маринованной по-заберезовски. И квашня уже на пол из ведра выбирается, пора БЛИНЫ печь. Нам-то некогда, мы разговоры разговариваем, приходится барину везде поспевать. Черпает пшенное тесто, льет в каленую сковороду, откидывает на тарелочку румяные солнцы. А в масляную среду столько блинов съесть положено, сколько раз собака хвостом вильнет. Вон у соседней избы псина им вертит. Считай, Григорич! Но Григоричу не до собачьих хвостов, он народы к миру зовет и срывает, не спросясь хозяина, скороспелый огурец с окошка. Лезем в сметану блинами. Вон как Денисий ловко их переворачивает, подбрасывая к потолку. Он, кстати, САЛО принес с улицы, пусть оттаивает. У нас и КАРТОШКА варится, пар такой вкусный с нея. Маслом помажем, укропом свежим прикрасим…

IMG_1084 Автор материала Вячеслав Новиков (слева) ловил каждое слово переговорщиков

А что там за баней? Выходим подышать. Угольки жарко переливаются, КОРЕЙКА поджаривается, а наш кормилец четвертый самовар дедовским сапогом раздувает. Алексей Сергеевич рубит ладонью студеный воздух: «Я за силовую операцию! И пусть сияют невечерним светом Харьковская народная республика, Одесская народная республика и прочая и прочая! И вижу русский флаг над Вашингтоном! А без этого гибель мирных жителей не прекратится». «Там погиб наш брат Григорий Сурайкин, — напоминает Григорич. — Он воевал не за деньги, он воевал за людей, за справедливость. Я за мирные переговоры, но за столом должны сидеть Захарченко, Плотницкий и Порошенко — надо все сказать этой гниде в лицо, а если он опять нарушит перемирие — казнить!» Я, в свою очередь, предлагаю Порошенку, Кличко, Яценюка, Ляшко, Турчинова и им подобных поместить в кунсткамеру Петербурга. А если тамошняя администрация побрезгует, то всех повесить. Но, как пишут в книгах, по-нашему, по-православному — с любовью. «А я — как Рамзан Кадыров! — официально заявляет Мянсур Растямович. — Пора там все это заканчивать, как в свое время в Чечне. Если соглашение нарушат, мы начинаем священную войну!» Сказал как отрезал. Помолчал и живо заинтересовался: «А сало оттаяло?» Оттаяло, Майкл! И свинья готова. «Заберезовская четверка» вновь садится за стол переговоров, вновь идут удивительные дебаты, вновь похрустывает капуста, сало в дело пошло, Мянсур Растямович кладет на теплый краснослободский хлебушек четыре куска и прижимает сверху половинкой луковицы. Григорич перекидывает с руки на руку огненную картофелину, солит прямо в горсти, дует на нее, откусывает, обжигаясь. Сергеич тащит к себе капусту из жбана, роняет по столу, хрумкает аппетитно. А неплохо и в сметану макнуть картошку, с зеленым лучком ее, с победной песней…

Блины Блинчики из местных ингридиентов

Капуста Капусточка отменная

Корейка Корейка прожаренная

Морковь по-заберезовски Морковь по-заберезовски

Сало Сало с лучком

Сладкие ломти корейки, острый соус, деревенская тишь. Уважил барин, принял не хуже батьки. У того что? — яичница, драники, кофе… А у нас с размахом, с блинами и самоварами. Здесь Мокша неподалеку во льдах таится, петух поет на пеньке, собака хвостом вертит. Сколько навертит — столько и блинов съедим…

340x240_mvno_stolica-s-noresize