Мировая кухня

Поелику рак не рыба…

Мидийные персонажи в листьях весны

Вячеслав Новиков

По долгу службы и по духовной немощи Великим постом придется обращаться к скоромному пропитанию, но с самого начала все-таки решил приготовить честный салат. Знаю, что в велие утешение нам разрешено крепить себя морскими гадами. Монахи Афонской горы принимают «черепокожных» за растения, потому не зазорно кушать крабов, кальмаров, осьминогов, мидий, каракатиц и устриц. В тех благословенных местах молитвенников кормит море, вынося к берегу богатое угощение, а в нашем отчаянном климате нужно идти с большими деньгами в капиталистический магазин и брать всякую сколопендру по санкционной стоимости. Я на мидий нацелился. Совсем недавно несчастные ракушки отдавались по восемьдесят рублей за кило, а теперь аж двести двадцать четыре! Главное, чтоб во благо пошло. В «Руководстве для сельских пастырей» прямо сказано: «Поелику рак не рыба…»

Можно, стало быть, и гада морского прищючить!

Мидии мерзлые. Взял семьсот грамм, а как стаял лед — две горсти осталось. Хорошо хоть бездомные все, со сковырянными панцирями. Буду их в оливковом масле жарить нещадно. Он такие забавные делаются, цвет меняют. То один бок станет оранжевым, то второй. И килькой пахнут. Стою, исполненный радости, с малой лопаткой у сковородки, верчу их упругие тушки, мешаю с луком, который ковырдается рядышком. Внезапно лук надевает золотые доспехи, и мидии окружены, мидии не в силах сопротивляться. И все это так убедительно под великопостный тягучий звон. А времени надо совсем немного — шесть с половиной минут. На седьмой минуте гады обратятся в резину и устроят бунт. Успокаиваю солью, стращаю красным перцем. Можно что-нибудь зеленое бросить для важности и приятности вида.

А что будет с мидиями в союзе? Что скрасит одиночество морских жителей, заброшенных в северную страну? Скорее всего, заморская овощь, привитая на нашей земле мордовскими селекционерами! Почтенный атяшевский ананас с густым широколиственным чубом, с шершавой броней коры, полный живительных соков. Ломаю его о колено, рублю тесаком на мелкие кубики, а он сладко скрипит, брызжет вязкими каплями. А что еще? Что породнится с моими друзьями? Киви, ужели ты? Такая милая, мохнатенькая штука, похожая в одеждах на чебурашкино ухо, а раздетая — на улыбку крокодила Гены, который отыграл на гармони семь партий и выпил с устатку водочки. А мы себе этого не позволим — только чаек! Киви мягонький и необычайно сладкий. Я его дольками, дольками. Теперь можно организовать полное собрание сочинений.

Устилаю дно глубочайшей чаши листьями салата, сгружаю мидий со сковороды. Они остыли уже, разслабились. Следом по трапу спускается ананас, приветствует мидий, прыгает в самую гущу, хохочет. Элегантно шествует киви, поправляет на ходу изумрудный пиджак, кланяется собратьям. Дольки лимона, кривя морду от собственной кислости, осторожно разсаживаются по краям, о чем-то тихо беседуют с мидиями, чешут цедру. И еще мне понадобится лимонный сок. Отрезаю половину лимона, ласково хватаю за жопку и начинаю шурудить вилкой в его витаминной мякоти, сцеживать полезную влагу в общий котел. Перемешиваю, стараясь не порушить фундамент — салатные листья, дарящие глазу благость весны. И оливковым маслом сверху.

Нетерпеливый сразу бы кинулся с ложкой, но на мне бронежилет выдержки и спокойствия, потому ставлю салат на холод. Через часок забираю, пробую. И словно средиземноморский бриз дунул мне в рот, словно запели тропические воробьи и крякнул фламинго. Это вкус неги, но и разумной крепости. Есть легкая мысль чем-то дополнить блюдо. Подошли бы орешки, наверное. Оливки были бы в самый раз. Копченый кальмар мог бы стать последним аккордом к симфонии… Но нет под рукой, да и жилет долготерпения обветшал.

Съел за присест и вытер щеки листом Весны, поднятым со дна чаши. Крепитесь, люди, скоро Пасха. И она неизбежна!

Орфография автора сохранена


САЛАТ ИЗ МИДИЙ
Мидии — 700 г
Ананас консервированный — 1 банка
Киви — 2 шт.
Лук — 2

340x240_mvno_stolica-s-noresize