Мировая кухня

От Сибири до Гренады…

Pel'meneff-1Как мы с Алексеем Сергеевичем и мальчиком Женей едва не лопнули.

«От Сибири до Гренады нет вареников свежей, раздаются серенады, грохот ложек и ножей…» — такую песню поем в ресторации «Пельменеff». Решили попробовать все, но скоро поняли, что нет никакой возможности. Что на первое — солянка? грибной супец? борщ? Какие пельмени? — Сибирские? Мордовские? Сербо-хорватские? Трансильванские? Да тут еще помимо пельменей будет где развернуться! Мой друг Алексей Сергеевич не ел три дня. И мальчика Женю давно не кормили. Мальчонка с нами прибился, не с кем было оставить. Действуем без паники и суеты — сели на диванчик, сдвинули два стола, повесили Жене напузник. Ждем, любуемся видами. А безконечно можно смотреть на три вещи: как соединяются масляные круги в бульоне, как нам льют клюквенный сок из графина и как лепят пельмени в ресторации «Пельменеff» — в большом стеклянном квадрате белоснежные барышни расписывают полотна из теста. Мука, халатики, ангелы, облака…

И пока нам плетут кружева по краю пельменей, навернем БОРЩА для разминки. При декабрьской никудышной погоде ничего лучше не выдумать. Разве что СОЛЯНКА годится в соперники. Горячая, густая, черноглазая от маслин, с мягкой булочкой, с добрым перчиком. Согрелись и приготовились, беремся за дело. ПЕЛЬМЕНИ ФИРМЕННЫЕ! Бульоном полны, сметаны целый половник, а для красоты и духа укроп покрошен. Не магазинные вам — тутошние, при нас слепленные, ручная работа! И мясо фермерское — не синий синтетический фарш, а наши родные животные, под мордовским солнышком выросшие. Бульон, кстати, можно отдельно затребовать, а он на костях выварен, и, если враз не схлебаешь, застынет в желе, ножом будешь резать! Нам-то не грозит это — на глазах мелеет пельменное море, и сами пельмени одна за одной исчезают в отверстых устах Сергеича. «Таскай в ворота, где усы и борода», — так примерно замечает Женечка наш. У него опустела тарелка, стучит по столу ложкой, хочет еще. ПЕЛЬМЕНИ СИБИРСКИЕ! И просим к ним малый графин. Как говорит известный публицист Владимир Александрович, пельмени без водки только собаки едят. Но здесь он не совсем прав, конечно. Вон за соседним столом тетенька третью порцию просто так очесывает. Тетенька разве не человек? И Женя с этим согласен — кивнул головой и пельмень изо рта выронил. Хорошо, что напузник повязан. Сибирские — вещь! И завиток узорен, и форма люба, и сочность удивительна! И когда Ломоносов говорил, что богатство Мордовии Сибирью прирастать будет — ресторацию «Пельменеff» провидел!

Как вольно здесь! Как чисто! И свет — будто день белый. В обеденный час поднабрался народец: студенты, инженеры с заводов, практикующие адвокаты. И даже один коллежский асессор! А что, цены малые, тихо, вкусно, спокойно. Разнообразие опять же… Что там по списку у нас?

Pel'meneff-3ХОЛОДЕЦ! Один вид завораживает, а уж как попробовали… Если вы читаете эти огненные строки на службе, бросайте службу, плюйте на все дела, бегите за холодцом! Напишете потом объяснительную, вас поймут. Как рассказать о магии этого холодца? Какой гимн пропеть ему, стоя на стуле? Нет таких слов и нет такой музыки! Есть лишь холодец с горчицей и хреном! Сергеич долго присматривался, прилаживал брата хрена и сестру горчицу. И они вдруг вышибли из Сергеича такие отчаянные слезы, что он забрызгал изнутри все свои окуляры. И слезы эти обратились потом в слезы радости, в слезы небывалого счастья, потекли ручьями по бороде. Вот, думаю, даже олимпийским спортсменам нужно вешать вместо медалей пельменеffский холодец на золотой ниточке — до того он пригож и славен! Как-то стремительно съелся, вот жалеем о чем.

Но горечь утраты проводим тремя салатами. Есть у нас СЕЛЬДЬ ПОД ШУБОЙ, есть у нас ОЛИВЬЕ и есть у нас ОБЖОРКА с говядиной! Зажуем пирожками для сытости. Женя, ловкий малец, разломил уже и трескает. «С чем?» — спрашиваем. «С луком и яйцами. Я Робин Гуда слопал!» Такой вот мастер мультипликационных метафор.

Pel'meneff-2ХИНКАЛИ давайте отведаем. Тяжелые такие мешочки стоят на тарелочке, крепкие, мясом набитые, в паприке, в яркой зелени. И кажется, что развяжется вдруг мешок и выскочит к нам на стол небольшой, аккуратный грузин, станцует лезгинку. Нет, ничего не произошло. Тогда кушать станем. И хинкали неплохо с горчицей идут. Запили компотиком, ох. Самое время МАНТЫ оценивать! Они словно жемчюжные раковины, но надкуси — и потечет ароматный жир. Как быть? Целиком такую прелесть не проглотить, а резать жаль. Покумекали, справились. «С бараниной!» — возгласил мальчик Женя. Да, действительно. Продуктивно позавтракали — всех сортов мясо пожевать довелось. Но что-то забыли. Да как же! ВАРЕНИКИ С ВИШНЕЙ! Давайте нам скорее вареников! А начинки так подпирают, что потемнело тесто, потекли слюни, побежал жадный взгляд по тарелке. С вишенкой и малиновым соусом…

Теперь бы из-за стола вылезти… «От Сибири до Гренады…» — Сергеич напевает в усы песенку о разнообразии здешних пельменей…

340x240_mvno_stolica-s-noresize