Мировая кухня

Полевые командиры у самовара

Как флора и фауна прыгали к нам в огонь

 

Вячеслав Новиков

По дороге пахло цветами и жаворонками, ходил колесом июнь, подымал пыль. Жарко встречало спелое разнотравье. А вокруг прыгало круглое, симпатичное лето, полное гроз и радостей. Ястребы стерегли мышей с облаков, а мы с партайгеноссе Денисием пробирались на ладомобиле к Пошатам. Почти без дорог, почти без ветрил, совсем без встречных и поперечных. Где узнать путь? Звезд не видно, камней с маршрутами нет, волшебный клубок оставлен у бабушки, а яблоко с блюдца Денисий доел еще под Старым Шайговом. Но у него зоркий глаз! Пастуха различил в километре. Помогай, пастух. А ему, смотрим, плохо — выпить просит. Нету выпить, ты рукой махни, в какую сторону хоть до Мокши ехать? И указал перстом в неприметное место. Трава примята, еле видная колея. Туда и направились. Теперь слепни ведут, бьются о стекла, о железный борт, гудят ободряюще. Ведут через высохшие ручьи, через вылезшие коряги… И открылась потайная река, вышла из ив нарядной царицей, убранная ирисами и кувшинками. На бережку и останемся. Хватит поисков, раздувай самовар.

 

И пока Денисий озаботился кипяточком, я на скорую руку бутерброды готовлю, они будут громко именоваться РЭДИСОН КОКО-ПОШАТЫ, потому что делаются из пшеничного хлеба, вареных яиц, редиски, листьев одуванчика и сырного соуса. Все это ровно укладывается и для красы придавливается помидором. И укроп сгодится, и сельдерей. И вот уж дымок над речкой. Поет самоварище, колотит себя руками в звонкое пузо, а заберёзовский барин ритм ему задает, сапогом притоптывает.

По бутерброду съедим с устатку, приляжем вот тут на ватничек рядом с цветущим шиповником. И сазан по реке ударил хвостом, приветствуя полевых командиров, и стриж из-под берега вылетел поглядеть на нас, себя показать. Что ж, чайку сразу организуем? В двух бокалах и в железной миске для сугубых запасов. А чай наш — ЕЛОВАЯ СУБМАРИНА — на шишках елочных, с листиками смородины, с листиками мелиссы, с ягодой жимолости, с самоварным дымом. И всё собрали по берегу, вежливо отогнав обедающего медвежонка. Ах, как настоялся! Как пьется в высоких травах, как цедится! Муравьи бегут похлебать, кузнечики. Пей, братва, самовар у нас полный! А мы станем серьезный обед налаживать.

Вот чюгун важно пыжится. Круглый, как сама буква Ю. А мы ему в отверстый зев банку говяжьей тушенки и загодя отмоченного гороха, мы режем крупно три луковицы — и тоже туда. Без лука в нашем деле никак нельзя. Ой, вот жаворонок перышко обронил — помешиваем будущий супец перышком и укрываем крышкой. Пусть себе булькает, а мы проедем на лодочке по тихой реке, обгоним деловую ондатру, погладим бобра по деревянной щетине, пощекочем полосатого окуня. Эх, как он зубами клацнул — хорошо мимо пальцев! Уточки приветливо крякают, сом вышел полежать на песочке… Однако к супу пора, все в нем уже разварилось! Нам понадобятся верхушки жгучей крапивы, перцы и соль. И еще пять минут. ГОРОХОВЫЙ БЫЧОК НА КРАПИВНОМ ПОЛЕ готов! Снимаем пробу — самый самолетик, можно и отобедать. Горячий ветер приносит запах полыни, костер потрескивает, тушканчики маринуются…

Да, пока мы бороздили великую Мокшу, местные тушканчики мариновались в соке ягод черной смородины и чесноке. Пора поджарить — и угольки мигают про то же. ТУШКАНЧИКИ В РЕШЕТЕ — что может быть интересней? За мгновение до готовности прибавляем к ним и свежие ягоды, так будет нарядней. Спускается коршун, просит на один зуб. Приходится с ним поделиться, а заодно на нем и проверим — съедобно ли? Говорит, милое дело. Как не поверить другу? Едим и сами. Тают! Тают во рту, собаки! И уж так хорошо прожарились, и такой уж славный посол! Съесть бы и решето, да наверняка сгодится еще.

Вот, кстати, ЖАР-ПТИЧЬЯ ПЕЧЕНЬ лежит всеми забытая, в фольгу завернутая. Мы ж ее с луком жарили в оливковом масле, с морковью, поливали бальзамическим уксусом, заправляли жимолостью, добавляли масло сливочное, подслащивали финиками, сорванными в близкой роще. Осталось лишь подогреть на углях и пообщаться, отвлекаясь лишь на небывалые краски заката и добрых друзей-комаров…

Возвращались домой, когда небесное молоко легло на луга, когда совы ухали в низком полете и животы наши становились похожими на самовар…

 

 

Жар-птичья печень с финиками и жимолостью Жар-птичья печень с финиками и жимолостью

Жар-птичья печень с финиками и жимолостью

Печень — 800 г

Лук — 3 шт.

Морковь — 1 шт.

Жимолость — 150 г

Финики — 7 шт.

Оливковое масло

Сливочное масло

Бальзамический уксус

Перец, соль

 

 

Тушканчики в решете Тушканчики в решете

ТУШКАНЧИКИ В РЕШЕТЕ

Тушканчик — 6 шт.

Ягоды черной смородины — 150 г

Чеснок — 1 головка

Красный перец, соль

 

Рэдисон коко-Пошаты Рэдисон коко-Пошаты

Рэдисон коко-пошаты

Хлеб пшеничный — 1 буханка

Редис — 11 шт.

Помидор — 2 шт.

Яйцо — 3 шт.

Листья одуванчика

Сырный соус. Укроп

 

Еловая субмарина Еловая субмарина

ЕЛОВАЯ СУБМАРИНА

Вода из самовара

Еловые шишки

Листья смородины

Ягоды жимолости. Мелисса

 

Гороховый бычок на крапивном поле Гороховый бычок на крапивном поле

Гороховый бычок на крапивном поле

Вода — 2 л

Тушенка — 1 банка

Горох — 200 г

Лук — 2 шт.

Крапива, красный перец, перец душистый, перышко жаворонка, соль

340x240_mvno_stolica-s-noresize