Мировая кухня

В ГОСТЯХ У ПИСАТЕЛЯ КУПРИНА

СЛАВНЫЕ РЕБЯТА ИЗ НАРОВЧАТА ГОТОВЯТ СЪЕДОБНУЮ ПРОЗУ

ВЯЧЕСЛАВ НОВИКОВ

Слева направо: Александр Григорьевич Сохряков, Вячеслав Владимирович Новиков, Вячеслав Иванович Филимонов и Александр Иванович Куприн Слева направо: Александр Григорьевич Сохряков, Вячеслав Владимирович Новиков, Вячеслав Иванович Филимонов и Александр Иванович Куприн

Говорят, Александр Иванович на малую родину так ни разу и не приехал. В зрелом возрасте, в славе и гонорарах не навестил тихий, несуетный Наровчат. Увезли его младенцем в Москву, там и оставили. А мы бродим под цветущими липами, смотрим на припаркованные у музеев и магазинов велосипеды, беседуем в Покровском соборе с настоятелем. Здесь Куприна крестили, а теперь отец Валерий показывает нам новую воскресную школу при храме. И мы идем дальше с хранителем старого Наровчата, с дивной души человеком — Александром Григорьевичем Сохряковым. Он тут всю жизнь прожил, знает каждый камень и куст, с ним здороваются птицы, бабочки и коты, его не обжигает крапива, когда мы крадемся тайными тропами, его не кусает комар в лесах при скановой обители, а как начнет разсказывать про родное село — живым огнем загорается…

Внуки Дажбога Мука — 500 г Дрожжи — 1/2 пачки Молоко — 0,3 л Яйца — 3 шт. Масло сливочное — 30 г Масло растительное — 3 ст. л. Сахар — 2 ч. л. Соль — 1 ч. л. Внуки Дажбога Мука — 500 г Дрожжи — 1/2 пачки Молоко — 0,3 л Яйца — 3 шт. Масло сливочное — 30 г Масло растительное — 3 ст. л. Сахар — 2 ч. л. Соль — 1 ч. л.

Куприн — Бунину Скумбрия — 2 шт. Лимон — 1/2 шт. Морковь — 1 шт. Перец душистый — 7 шт. Лавровый лист — 2 шт. Масло оливковое  Соль Куприн — Бунину Скумбрия — 2 шт. Лимон — 1/2 шт. Морковь — 1 шт. Перец душистый — 7 шт. Лавровый лист — 2 шт. Масло оливковое Соль

Ребра Олеси в гранатовом соке Ребрышки свиные — 800 г Гранатовый сок — 0,5 л Лук — 2 шт. Яблоко — 1 шт. Чеснок — 5 зуб. Масло оливковое Черный перец, соль Ребра Олеси в гранатовом соке Ребрышки свиные — 800 г Гранатовый сок — 0,5 л Лук — 2 шт. Яблоко — 1 шт. Чеснок — 5 зуб. Масло оливковое Черный перец, соль

Наровчатская земляника  в сливках Земляника — 300 г Сливки — 0,5 л Сахар — 2. ч. л. Наровчатская земляника в сливках Земляника — 300 г Сливки — 0,5 л Сахар — 2. ч. л.

Говорят, есть миф о приезде писателя. Будто господин в черном костюме и с татарским прищюром заходил к одной бабушке… Да какой же, позвольте, миф! Вон этот господин в черном костюме идет в нашу сторону! Здравствуйте, Александр Иваныч!
Мы сели во дворе землячества. Вышел «главный земляк» Вячеслав Иваныч, вынес фамильный фарфор, заварил чайку с земляничными листьями. Сидим вчетвером, держим чашки на блюдцах. Говорю Куприну, что были в его огородике, там земляника зреет, пахнет страшно! И он подымается, решает вспомнить золотое детство, вешает берестяной кузовок на плечо, на полчаса пропадает, а потом подносит нам к чаю НАРОВЧАТСКУЮ ЗЕМЛЯНИКУ В СЛИВКАХ. Сам собрал, ползая на коленках, сам сливки с сахаром взбил, сам угощает. Такой же запах у летней русской литературы. И даже небо земляникой запахло. Черпаем небо серебряной ложкой, благодарим.
Но Александр Иваныч поесть не дурак, его ягодками не обманешь. Да и сами мы крупные любители. Доставай, писатель, что там в твоих книгах! И предложил Куприн приготовить нежные РЕБРА ОЛЕСИ В ГРАНАТОВОМ СОКЕ. Никто не против, ребята? Никто не против. Посолили, покрошили чесноку и травок, порезали кольцами лук, перемешали, залили соком на полтора часа. А пока ждем, автор читает нам свой «Гамбринус» — любимый разсказ Александра Григорьевича. Незаметно и время подходит. Накаляем оливковое масло в сковороде, и вот уже в нем шипят и трещат ребрышки, вынутые из сока. Ну, они свиные, конечно. Не стали мы есть лесную красавицу, мы гуманисты по сути. Одна сторона зажарилась — переворачиваем, добавляем по краю дольки зеленого яблока и мелем сюда черный перец. Минут пятнадцать еще, и готово. Как ловко отходит мясо от ребер, какое оно ароматное, и как в тему с ним томленое яблочко! И зачем было столько сочинять, Александр Иванович? Хватило бы одного этого блюда, чтоб запомниться миру. А он мне, по обыкновению, зловещим шепотом: «Геть сию же минуту к чертовой матери!»
Это Бунин вспоминал такую фразу приятеля. А еще писал, как угощал его Александр Иваныч в приморском ресторане «Аркадия» жареной скумбрией и белым бессарабским вином. В память об этом делаем произведение КУПРИН — БУНИНУ: чистим пару рыбешек, режем в куски, солим и выжимаем сверху душу лимона. Через полчаса в сковородку, кружочки моркови к ней, душистого перца горошины, лавровые листики. Крутим-вертим, и можно кушать. Вот бессарабского вина не имеем, зато наровчатский чай вкуса райского. Привет, Бунин! Привет, Иван Алексеевич!
А как Куприн говорит о блинах! Не говорит — поет! «…Тысячелетний блин, внук Дажбога. Блин кругл, как настоящее щедрое солнце. Блин красен и горяч, как горячее всесогревающее солнце, блин полит растопленным маслом… Блин — символ солнца, красных дней, хороших урожаев, ладных браков и здоровых детей…» Мы не позволим себе остаться без блинов! Пусть скоро зарумянятся ВНУКИ ДАЖБОГА! Месим муку с дрожжами, солью, сахаром и молоком, вливаем растительное масло, укрываем кастрюльку марлей и ставим под калиновый куст, чтоб поднялось все вдвое. О! Запузырилось через часик, выросло. Вливаем растопленное сливочное масло, разбиваем вдребезги яйца, взбиваем и смешиваем с тестом. Десять минут отдыха, две минуты у огня — и перед нами такое же жаркое солнце, как в небе. И уже целая стопка солнц, и уже щеки в масле. А где господин Куприн? Исчез так же, как появился. Может, все-таки миф?
А мы зайдем в дом Арапова, родственника Натальи Гончаровой — у Александра Григорьевича есть ключи от всего Наровчата. В доме старое пианино. Я играю «Вальс юнкеров»:
«Этот вальс, этот вальс, этот вальс,
все было, как будто вчера,
этот вальс не забыт,
этот вальс помнит вас,
юнкера, юнкера, юнкера…»

340x240_mvno_stolica-s-noresize