Мировая кухня

Кайсен яки соба пек вадря!

Как мы с Юлей Николаевной взяли палочки и объели гостеприимных японцев

«Сыплются льдинки. Снега белая занавесь в мелких узорах», — так пишет поэт Басё, а мы входим с мороза в теплый суши-бар «Мируки», обметаем веничком валенки, дразним узкоглазых рыб в аквариуме и усаживаемся на мягкий диван. На столе книжка с деревянными корками. Это меню. Там прячутся диковинные блюда, там тайны океанских островов, там тихий лет журавлей. Открывать опасаемся, просим для храбрости по чашке саке. От прочих гостей нас отделяют высокие стебли бамбука и громкие песни сомнительного содержания. Выпиваю саке, двигаюсь ближе к Джульетте и говорю страшным шепотом: «Как, расширяясь, с вершины Цукухане бежит Минано, мое к тебе влеченье становится все глубже». И тут мы решаемся на заказ.

Том Кха

Не ели шесть дней, поэтому начнем с супа. ТОМ КХА — горячая похлебка на кокосовом молоке с креветками, курицей и грибами. Ее заботливо укрыли, чтоб не простыла. А вот мы откроем, вдохнем запахи далеких широт, подловим креветку ложкой… Карасо! Осень карасо! Бульон лаконичен, как хокку. Нежен, словно мех соболей с Хонсю. Эх, зря от чесночной булочки отказался, с ней было бы веселее. Доел супец и посматриваю, как студенты ловко управляются с палочками, будто всю жизнь практиковались. Ладно уж Юля Николаевна — она из древнего рода самураев, а эти-то где наловчились? Все оттого, наверное, что японских ресторанов у нас теперь больше, чем своих. Обедает молодежь, макает в соус сырую рыбу…

Кайсен яки Соба Кайсен яки Соба

А у нас что на очереди? Что пробуем среди цветения сакуры и улыбающихся со стен молодых японок? КАЙСЕН ЯКИ СОБА — гречневая лапша с морепродуктами, овощами и сладким соусом чили. Из-под аппетитной горки выползает батюшка осьминог, рычит враждебно, тянет ко мне витые щупальца. И приходят на ум стихи поэта Сайгё: «Взглянешь — ужас берет! Но как-то стерпеть придется, о сердце мое! Ведь есть на свете грехи, такой достойные кары». Хватаю его поперек живота палочками, вздымаю на воздух, кричу: «Банзай!» — и бесстрашно жую. Закусываю острой лапшичкой и еще какими-то обитателями глубин. Достойная штука! Соуса можно было бы и поменьше влить, но такие у них традиции. И вспоминается еще один стих: «Свыше свет воссияет, и даже котел, кипящий в аду с неослабным жаром, станет вдруг прохладным прудом, где раскроется чистый лотос».

Унаги Сарада Унаги Сарада

Чарующе возим добрый кусок красной рыбы по соусу терияки и вспоминаем цусимские бои нашего броненосного флота. Юля Николаевна при этом делает акцент на неудачном выстреле эсминца «Асагири».

Горячее блюдо сменяют свежие листья салата, под ними кроются ломти копченого угря, кусочки сыра тофу и помидорки черри, посыпанные кунжутом. А все вместе зовется УНАГИ САРАДА. С копченым угрем у нас самые дружеские, самые теплые отношения, потому он исчезает с тарелки со скоростью развития технологий Японии, оставляя о себе приятные воспоминания.

А в зале все поделено на квадраты — и потолок, и подсвеченные под столами тумбы. И когда я ходил в туалет на разведку, обнаружил там квадратный унитаз и квадратную раковину. Подивился строгой геометрии, почитал иероглифы на стенах и вернулся к самому интересному — нам несут СЯКЕ ТЕРИЯКИ. Это лосось, зажаренный в сладком соусе. К нему две горочки риса, посыпанного черными и белыми семенами, лимончик и декоративные спирали из моркови и чего-то напоминающего редьку. Чарующе возим добрый кусок красной рыбы по соусу терияки и вспоминаем цусимские бои нашего броненосного флота. Юля Николаевна при этом делает акцент на неудачном выстреле эсминца «Асагири». Я поддакиваю и вытираю усы влажной салфеткой.

Снова листаем меню, снова гнем языки для потехи. Эби мисо! Суимоно тори! Бутанику яки удон! Произносим это яростным голосом, но от сэппуку пока воздерживаемся.

Калифорния Танка Калифорния Танка

Конечно, нам не уйти без роллов. Не поймут нас и не простят. Берем МИДОРИ СУ МАКИ из лосося, сливочного сыра, салата чука и орехового соуса и КАЛИФОРНИЮ ТАНКА, где тигровые креветки, авокадо и оранжевая тобика. Льем в малые посудки соевый соус, окунаем в него эти странные штучки, намазанные японским хренком васаби, съедаем и венчаем дело маринованным имбирем.

Вот же, японский бог, душевно перекусили. Предъявляют счет в красивой деревянной коробочке, а на дне две жвачки в дар. Станцевали мы на радостях танец Куроками, расплатились и на мороз вышли.

Идем по улице Александра Ивановича Полежаева, но будто бы не в Саранске мы: «Стелется по ветру дым над вершиной Фудзи. В небо уносится и пропадает бесследно, словно кажет нам путь…»

Интерьер – 9
Обслуживание – 10
Меню – 9
Еда – 8
Ценник – 8
Итоговая оценка – 44

Особенности.
Два небольших светлых зала, Wi-Fi, японская и итальянская кухня, крепкие спиртные напитки, не курят, одежды вешают рядом со столиками.

340x240_mvno_stolica-s-noresize