Наука

Уроженец Мордовии Николай Дунин испытывал двигатель для гагаринского «Востока»

Уроженец Мордовии Николай Дунин приложил руку к первому полету человека в космос

Уроженец Мордовии Николай Дунин приложил руку к первому полету человека в космос

«Многое наша страна потеряла!» — сокрушается уроженец ромодановского села Козловка Николай Дунин, изучая очередные новости о космической отрасли страны. Он занимался настройкой и испытанием двигателя ракеты «Восток-1», которая 12 апреля 1961 года доставила в космос Юрия Гагарина. Пенсионер с сожалением отмечает, что за два последних десятилетия опытные специалисты ушли из отрасли, а молодежи она стала не интересна. В России практически исчезла научная космонавтика вслед за гибелью многих производств и советской системы образования. Почему так произошло и как парень из Мордовии оказался на заводе ракетных двигателей, узнала ОЛЬГА СТАРОСТИНА.

 

Космос

…12 апреля 1961 года для 25-летнего начальника гидропроливной лаборатории Воронежского механического завода Николая Дунина не заладилось с утра. Заказчик обнаружил какие-то неполадки в двигателе. Прибыл его представитель, с которым отправились в опытно-конструкторское бюро, чтобы еще раз все проверить и уточнить. Из цеха выехали на электрокаре. На чистом голубом небе ярко светило солнце. Снег почти растаял, лишь иногда на дороге встречались грязноватые ледяные островки, которые звонко хрустели под колесами. «Неожиданно в громкоговорителе раздался голос Левитана: «Говорит Москва! Передаем сообщение ТАСС о первом в мире полете человека в космическое пространство!» — вспоминает Дунин. — Новость ошеломила. Недолго думая мы развернулись. Люди ликовали. Прервав работу, выходили на стихийный митинг. Я тоже попытался прорваться через проходную, но там уже стояла огромная толпа. Пришлось вернуться в лабораторию». Полет человека в космос для работников Воронежского механического завода был событием ожидаемым. К созданию ракетных двигателей они приступили еще в 1958 году по поручению Сергея Королева. Ни одно конструкторское бюро СССР не бралось выполнить задачу даже за пятилетку, а воронежцы сумели всего за 9 месяцев. Работать приходилось без выходных, порой по трое суток не выходили с завода. Труды большого коллектива были не напрасны. 12 сентября 1959 года благодаря двигателю РД-0105 на поверхность Луны был доставлен вымпел СССР, а 4 октября сфотографирована ее обратная сторона. Позднее одному из лунных кратеров присвоили имя главного конструктора Воронежского завода Семена Косберга. Двигатель РД-0109 для третьей ступени «гагаринской» ракеты был его очередным детищем. Испытания проходили в лаборатории под руководством Николая Дунина, он ставил подпись под каждым протоколом. «Ответственность была большая, — признается пенсионер. — Если бы в полете что-нибудь пошло не так, в поиске виновных обязательно бы добрались до меня». К счастью, старт прошел благополучно, и в декабре на Воронежский завод привезли три ящика настоящего французского шампанского. Один из виноделов завещал свои запасы Академии наук той страны, которая первой отправит человека в космос. В Москву тогда прибыл целый вагон бутылок с искрящимся напитком…

В начале 1962 года Николаю Дунину пришлось распрощаться с коллегами, так как ему предложили поступить в аспирантуру Казанского авиационного института. Парень не отказался и дальнейшую свою судьбу связал с преподаванием.

 

Хобби

Николай Дунин родился 9 мая 1935 года в ромодановском селе Козловка. 10-летним мальчиком навсегда запомнил Великую Победу и, видимо, поэтому сам тоже всегда старался добиваться успеха в любом деле. С отличием окончил Куриловскую среднюю школу. В 1953 году без труда поступил в Казанский авиационный институт. Оказавшись в большом городе, не растерялся, хотя, признается, было сложно. «Первое время даже не мог отличить трамвай от троллейбуса, — улыбается он. — Учеба давалась трудно, так как уровень моих знаний отставал. Приходилось самому наверстывать то, что не смогли дать сельские учителя. Да и здоровье подкачало. Сначала подхватил где-то брюшной тиф, а потом желтуху».

В студенческие годы Николай Дунин начал писать стихи. Нередко посвящал лирические строки девушкам. Но потом верх взяло другое увлечение. «На третьем курсе друзья подарили мне на день рождения шахматы и галстук, — рассказывает уроженец Козловки. — Знали, что я с ними еще не знаком. Пришлось научиться завязывать узлы и делать «ход конем». С тех пор не упускаю возможности сыграть партию-другую. Помню, в Воронеже, куда приехал по распределению в 1959 году, поставил мат международному мастеру». Николай Дунин провел несколько партий с гроссмейстерами мирового уровня и ни разу не проиграл. В 1964 году случайно попал на сеанс одновременной игры мастера Рашида Нежметдинова и неожиданно оказался победителем. Позже свел вничью партии с Михаилом Талем и Алексеем Суэтиным. «Шахматы люблю до сих пор, — говорит Дунин. — Когда настроение плохое или делать ничего не хочется, они меня выручают. Играю с компьютером. Когда-то была компания, которой частенько собирались у доски. Теперь никого не осталось. Сейчас даже в Казани нет шахматного клуба, а раньше в любом садике на скамейках играли. Много хорошего за последнее время ушло из нашей жизни…»

 

Образование

Александр Дунин в течение 50 лет преподавал дисциплину «Производство двигателей и летательных аппаратов» в Казан­ском авиаинституте, который позже был переименован в исследовательский технический университет им. Туполева. Среди его студентов были не только россияне, но также выходцы из европейских и азиатских стран.

«К нам часто приезжали делегации из других государств, — рассказывает профессор. — Очень интересовались ракетными двигателями. Посещали музей, делали замеры. Особенно дотошными были китайские конструкторы. Многое старались перенять американцы… Но после распада СССР все изменилось. Космическая отрасль стала постепенно приходить в упадок. Мой последний визит на Воронежский механический завод состоялся лет десять назад. К тому времени производственная база была в плачевном состоянии. Оборудование устарело, все хорошие специалисты ушли. Одни в силу возраста, другие из-за резкого сокращения зарплаты. Молодежи завод не интересен. Но так сегодня происходит во многих отраслях промышленности. В России практически перестали что-то производить, потому что ошибочно решили, что лучше и проще покупать. Так растеряли навыки и квалифицированные кадры…»

По словам Дунина, наметившийся в последнее время подъем в космической отрасли связан главным образом с оборонным заказом. Научной космонавтики практически не осталось. «Марс осваивают без нас», — сокрушается пенсионер. Не радуют его и изменения в системе профессионального образования. «Раньше на производственную кафедру не брали преподавателя, который не имел опыта работы на заводе, — продолжает Николай Алексеевич. — Годика два-три надо было потрудиться в цехе, а уж потом учить студентов. Сейчас лекции читают те, кто не может отличить вертикально-фрезерный станок от горизонтально-фрезерного. Компьютеризацией слишком увлеклись, но ПК — это не знания, а инструмент. Без человека, способного создать необходимую программу, любая новейшая техника простая железка». Новые реформы образования Николай Дунин принять не смог, поэтому уволился. Уже два года отдыхает от лекций и старается не думать о разорванной связи поколений, которая так мучила в последнее время. Недавно заслуженный машиностроитель Татарстана приезжал на малую родину в Козловку. Побывал в соседнем селе Курилове, школа в котором давно закрылась. «До сих пор вспоминаю, как к нам приезжал Никул Эркай и читал свои лирические произведения. Послушать его приходили многие. Теперь деревни опустели. Это очередная потеря современной России».

340x240_mvno_stolica-s-noresize