Религия

«Моя задача — ​сделать так, чтобы осужденный осознал совершенный грех и больше сюда не вернулся…»

otets-tihon

Отец Тихон (Федяшкин) — об особенностях веры «за решеткой» и спасении заблудших душ.

«На небесах более радости об одном кающемся грешнике, нежели о девяноста девяти праведниках, не имеющих нужды в покаянии», — это библейское изречение известно каждому православному верующему. В христианстве считается, что спасти душу могут лишь те, кто искренне раскаялся в совершенном проступке. Но как быть тем, кто сотворил смертный грех? Прощает ли таких отступников Господь? Ответы на эти вопросы знает иеромонах Тихон (Федяшкин), который уже несколько лет окормляет осужденных в Дубрав­лаге. «Многие считают, что попавшие «за решетку» люди безнадежны. Это большое заблуждение», — признался он Екатерине Смирновой

Церкви стали появляться в российских местах лишения свободы в начале XIX века. Это было связано с христианской заповедью о спасении душ грешников. Речь шла о внутреннем перерождении оступившегося человека, преобразовании его злой воли в добрую… После октябрьского переворота 1917 года большевики назвали религию «опиумом» и запретили священникам доступ в тюрьмы и лагеря. Попасть туда они могли только в качестве осужденных. Богослужения возобновились лишь в 1990-х, когда в Уголовно-исполнительный кодекс были внесены поправки. Они диктовали свободу совести и вероисповедания отбывающих наказание граждан. Заключенные получили право приглашать священнослужителей и совершать религиозные обряды. В этом нельзя отказать даже тем, кто находится в штрафных изоляторах и одиночных камерах. По понятным причинам служба «по ту сторону колючей проволоки» является для священников делом не совсем обычным. Ведь речь идет о грабителях, разбойниках и убийцах…

«Когда впервые переступил порог колонии, показалось, что здесь даже воздух другой, — вспоминает отец Тихон. — Поначалу от общения с осужденными было как-то не по себе. Но постепенно эта грань стерлась. Сейчас уже не ощущаю разницы между ними и мирскими прихожанами…»

Обычных людей беспокоят бытовые вопросы: кто-то в семье злоупотребляет спиртным, на работе дела не ладятся, родственники болеют… Осужденные рассказывают о взаимоотношениях с… другими осужденными. Они длительное время находятся вместе на закрытой территории, и конфликты могут возникнуть на пустом месте. Найти выход из таких ситуаций оказывается непросто. Многие из этого контингента лишь за решеткой задумываются о совершенных преступлениях. Осмысливают их и начинают искать покаяния. «Наша задача — указать правильный путь к спасению души. Например, человек угодил в тюрьму за кражу. Вый­дя на волю, он должен возместить ущерб тому, кому причинил зло. И пока этого не сделает, его душа будет маяться… А что делать, если речь идет о чужой загубленной жизни? Такие поступки остаются в виде шрамов на сердце, которые осужденный пронесет через всю жизнь. Но он может на личном примере предупредить другого: «Посмотри на меня! Не повторяй моих ошибок!»

Каждый осужденный мысленно возвращается в день своего преступления. Анализирует, как могла бы сложиться его жизнь, поступи он иначе. Вместе с этими размышлениями приходит желание искупить свои грехи перед Богом. Некоторые заключенные лишь в местах лишения свободы принимают решение о крещении и венчании, причащаются Святых Христовых таин. Постепенно постигают процедуру церковного богослужения. Со временем по силе веры они не уступают обычным мирянам… «Иногда удивляешься, как человек, совершивший тяжкий грех, может искренне проливать слезы. Это значит, что его покаяние дошло до глубины души. Я не спрашиваю, кто и за что отбывает наказание. Моя задача — сделать так, чтобы люди осознали содеянное и больше сюда не возвращались…»

Будущий священник родился в Пензе. Его жизнь начиналась, как у тысяч советских мальчишек. Отец Тихон с улыбкой вспоминает, что получил имя Михаил в честь… олимпийского медведя. Единственный сын в семье появился на свет в 1980 году, когда в Москве проходили состязания сильнейших. Воспитанием ребенка занималась бабушка, которая переехала в город из деревни в помощь к родителям. Маленький Миша частенько становился слушателем духовных бесед, которые верующая женщина вела с местными жительницами. В 11 лет он впервые переступил порог храма. Увиденное оставило в душе мальчика ощущение тихой радости и покоя. Он твердо решил посвятить себя служению Богу. Но в родной Пензе тогда не было религиозных учебных заведений. Михаилу пришлось постигать гражданскую профессию инженера в местной технологической академии. Но мыслей о богослужениях не оставлял. На его счастье, в 2000 году по благословению архиепископа Серафима (Тихонова) в городе открылось духовное училище. Оставив учебу в вузе на третьем курсе, Михаил поступил туда. Так началось его духовное образование, которое продолжалось 12 лет…

В Мордовию он приехал в 2012-м. Работу с осужденными совмещает со службой в Красно­слободской епархии, где занимает должность секретаря.

otets-tihon-2

С этим православным учреждением УФСИН заключило договор о сотрудничестве в 2011 году. Мордовия стала одним из первых регионов, где стартовал эксперимент по включению священнослужителей РПЦ в штат исправительных учреждений. В настоящее время в Дубрав­лаге работают восемь православных храмов и 11 молельных комнат. Возводятся еще четыре… За каждым из храмов закреплен окормляющий священник, который совершает службы несколько раз в месяц. Для многих осужденных визиты сюда являются настоящей отдушиной. И мужчины, и женщины читают духовные книги, заучивают молитвы наизусть. Есть даже те, кто постигает азы православия в заочной воскресной школе. Всю необходимую литературу верующим предоставляют бесплатно. Она поступает в ФСИН из специального московского благотворительного фонда. У входа в местные приходы стоит коробочка со свечами. Также любой осужденный может получить крестик, иконку и богослужебную литературу…

«Многие считают, что, когда человек попадает за решетку, он безнадежен, — продолжает отец Тихон. — Это неправильно. Да, среда есть среда, и люди со слабой волей после освобождения могут вновь пойти на преступление. Мы беседуем с каждым перед окончанием срока. Всегда настаиваем: «Только не вернись к тем людям, благодаря которым ты сюда попал!» Я бы сказал, что не колония делает человека злодеем, а он сам… Ведь, прежде чем ты оступился в своих поступках, ты оступился внутри себя. Взять любого осужденного. Кто-то из них в детстве мечтал стать вторым Юрием Гагариным. Но что-то сбило с истинного пути. И ведь это случилось не в один день или миг. А в тот момент, когда он начал разрешать себе то, что запрещено. Нужно ограждать себя от тех вещей, которые на первый взгляд кажутся безобидными. Даже яблоки, украденные из соседского огорода, могут стать первым шагом на пути к серьезному преступлению. Разрешил себе одну такую «мелочь», потом другую, побольше… И наступили более тяжелые последствия…»

Некоторые осужденные относятся к священнику с опаской. Открыть свою душу сложно даже близкому человеку, а незнакомцу еще трудней. Лишь спустя несколько бесед верующий привыкает и понимает, что опасаться нечего. «В каждом из нас накоплено много грехов, — говорит священнослужитель. — Их можно сравнить с большой кучей мусора, которая лежит на сердце. В первую очередь мы разгребаем и выбрасываем то, что на виду, то есть что беспокоит больше всего. Но под этим «хламом» оказывается новый слой, который тоже нужно убрать. А под ним — еще и еще… Нужно работать над сердцем до тех пор, пока все копи не иссякнут. Так происходит процесс покаяния. Лишь через осознание своих грехов человек очищает душу. Существует любопытная закономерность: каждый из нас смотрит на окружающий мир через призму собственных грехов. Обманщик боится, что обманут его, вор опасается, что его ограбят. Осуждающие иных сами боятся осуждения… А когда человек очищает сердце и не имеет зла к другим, он с добротой воспринимает окружающее. Тогда отпадают многие проблемы… Прощает ли Бог тех, кто оказался в колонии? Да, но при условии, что человек раскаивается. Господь прощает все. Даже убийство. Ведь покаяние заключается не в том, чтобы озвучить свой грех. Это путь, который может занять всю жизнь. Грех после его совершения не уходит в прошлое, так не бывает. Даже сказанное слово через много лет может тянуть за собой цепочку разных событий. Это последствие греха, его плод, который устраняется лишь процессом перерож­дения человека… Представьте ситуацию, что после отбытия срока человек изменил свое отношение к окружающему. Решил начать жизнь заново. Его освобождение становится пробным камнем того, насколько глубоко он покаялся. Если на воле он начал творить добро, нести свет и милость, то процесс перерождения действительно состоялся. Таких примеров немного, но они есть. Недавно нам пришло письмо от одного из освобожденных. На воле он женился и стал отцом. Конечно, его ожидает длинная жизнь. Но он уже сделал первые правильные шаги, которые облегчат путь…»

Отец Тихон признается, что его любимое священнодействие — литургия. Во время этой службы человек словно стоит под ярким светом, который помогает увидеть в себе все плохое и измениться в лучшую сторону… Как ни странно, но не только осужденные, но и священнослужители работают над своим самосовершенствованием. «Послушание в колонии дало мне большой опыт личной работы над своим сердцем, — признается священник. — Люди открывают нам части своих жизней и судеб, и это помогает увидеть и исправить что-то дурное в себе. Священник должен с теплотой и любовью относиться ко всем прихожанам. Неважно, встречаешь ты их за решеткой или на воле: неприязни и отторжения к людям быть недолжно. Если священник не любит свою паству, то лучше ему поменять приход или не приходить совсем… Однажды меня спросили: «Трудно ли быть священником?» — «Нет, — ответил я. — Трудно быть человеком!» Это звание накладывает на нас большую ответственность. Каждый христианин ведет свою войну. Как сказал Господь: «В мире идет война за души человеческие, а поле брани на ней — сердца человеческие». Быть человеком — это значит всегда делать правильный выбор между «правильно» и «легко»…» Что приводит людей в тюрьму? Обманный блеск мнимого легкого богатства, наркотический дурман, гнев и тщеславие… Но человеком нужно оставаться во всех случаях жизни. И нет исключения из этого правила. Когда ты один и когда ты в обществе. Когда ты на работе или дома. И если ты не сумел стать человеком на свободе, так стань им тут…»

Грязнов и кровь

Происшествия

Новости партнеров