Религия

Сестры милосердия

19 саранских женщин совершенно бескорыстно помогают инвалидам, сиротам и другим нуждающимся…

Их белоснежные косынки с красным крестом мелькали в окопах и на полях сражения еще во время Крымской кампании 1854-1856 годов. В Первую мировую войну солдаты ласково называли их «белыми голубками», а в Великую Отечественную — «сестренками». Российское общество сестер милосердия было организовано больше 170 лет назад и, несмотря на забвение, существует по сей день. Современные его участницы совершенно бескорыстно приходят на помощь инвалидам, сиротам, одиноким старикам и всем тем, кто попал в беду. В Саранске 19 таких подвижниц. Юристы, экономисты, бухгалтеры, посвящающие свободное время заботе о нуждающихся. С руководительницей общины Никой Копейкиной беседовала ОЛЬГА СТАРОСТИНА.

В былые времена говорили, что в глазах этих женщин запечатлены страдания всего мира, но в карих очах матушки Ники я не увидела печали. Напротив, в них читается добродушие и веселый нрав. Она возглавляет саранское сестричество почти два года, с тех самых пор, как ее муж протоиерей Андрей Копейкин назначен руководителем епархиального отдела по церковной благотворительности и социальному служению.

«Решила супругу помочь, — поясняет матушка. — Имею высшее медицинское образование. Когда мы жили в Мурманске, состояла в обществе сестер милосердия, которые ухаживали за пациентами хосписа.

В Саранске движение было создано в 2012 году по благословению митрополита Варсонофия. Им руководил о. Николай Брындин, но через два года он покинул город. С тех пор я занимаюсь координацией деятельности сестер».

Каждый выходной день женщин в белых передниках и косынках можно увидеть в пансионате ветеранов войны и труда на улице Победы. Их там любят и ждут. Сестры утешают словом брошенных стариков, а также кормят их, моют, одевают, на праздники дарят подарки. Все женщины являются прихожанками храма во имя иконы Божией Матери «Всех скорбящих радость» при 4-й городской больнице. В храм и сестричество их привели разные причины.

«Одной женщине три года назад поставили неутешительный диагноз, — продолжает Ника Копейкина. — Она пришла в церковь, помолилась и пообещала Господу помогать таким же немощным. С тех пор она с нами, и болезнь отступила… Другие сначала периодически помогали сестрам, а потом тоже втянулись». По словам матушки, сначала было немало желающих надеть белую косынку с красным крестом, но потом многие поняли, что быть сестрой милосердия непросто. Нужно терпение, время и сильное желание помогать, не требуя ничего взамен. В итоге в обществе осталось 19 женщин. В основном 45-55 лет, хотя есть и те, кому за 70. Среди них представители разных профессий, которые трудятся в офисах, больницах, на предприятиях. Прежде чем получить косынку, они прошли многомесячный испытательный срок и доказали, что могут справляться с обязанностями. После церемонии посвящения, которое включает благословение духовника Андрея Копейкина, закончили курсы в центре повышения квалификации медработников. «Молодежь сложно привлечь к нашему труду, — говорит матушка. — У нее другие приоритеты. Милосердие сейчас не в моде. Не все способны без брезгливости относиться к лежачим больным, которым необходимо сменить белье. А это — наша повседневная работа.

Сестры посещают не только пансионат, но и стариков, живущих в одиночестве. Покупают продукты, убирают в доме, помогают привести им себя в порядок. Иногда после того, как мы берем под опеку пенсионера или инвалида, объявляются его давно пропавшие родственники. Возмущаются, кричат. Боятся, что у них отберут причитающуюся по наследству жилплощадь. Говорят, что сами будут ухаживать за стариком. А мы не против, соглашаемся и уходим. Только следим, чтоб через месяц беспомощный владелец квартиры вновь не остался брошенным».

Ника Копейкина мечтает об открытии в Саранске специальной сестринской школы Ника Копейкина мечтает об открытии в Саранске специальной сестринской школы

Сестры милосердия сотрудничают с кризисным центром при роддоме. Стараются уговорить рожениц не бросать детей. «У каждой женщины, решившей отказаться от ребенка, своя причина, — рассказывает матушка Ника. — Некоторые и рады бы забрать, но мужья или другие родственники запрещают. Приходится и с ними беседовать. Как правило, разговор бывает тяжелый. Есть мамы, которые страдают психическими заболеваниями и не понимают, что такое ребенок и что с ним делать. Проще работать с теми, кто попал в трудное материальное положение. Мы берем их под опеку, обеспечиваем всем необходимым в течение года-полутора. Покупаем продукты, собираем одежду для малыша, кроватку, коляску. Но деньги не даем. У нас их нет. Даже если кто-то жертвует, стараемся приобрести на них необходимые вещи или еду, потому что семьи и молодые мамы встречаются разные. Но, как правило, все у них потом складывается благополучно. Растят малышей и благодарят нас. Многие приходят в церковь. Так же с теми, кто решается на аборт. При необходимости собираем с мира по нитке, одеваем их, обуваем, ищем жилье, обеспечиваем всем необходимым родившегося ребенка».

«… доколе сил моих станет, употреблять буду все мои попечения и труды на служение больным братьям моим…»
(Клятва сестер милосердия Крестовоздвиженской общины, 1854 г.)

Сестры милосердия опекают детские дома, центры реабилитации инвалидов, проводят в школах праздничные представления, в которые привлекают своих детей и мужей. Хотя не все супруги разделяют стремление жен к благотворительной деятельности. «Некоторые мужья ворчат: «Опять в свою секту пошла!» — улыбается Ника Копейкина. — Не всем понравится, что супруга в любое время суток может по звонку собраться и куда-то уйти. А непредвиденные ситуации случаются часто. То в многодетную семью приходят социальные службы изымать детей, и мы бежим на помощь. То еще что-то происходит. Но серьезных конфликтов, к счастью, в семьях сестер не бывает».

Под милосердным «надзором» женщин в белоснежных косынках находятся 27 саранских многодетных и порой неблагополучных семей. Сестры помогают им всем, чем могут, хотя никогда не проводят сбор средств. «Раньше собирали деньги в торговых центрах и других людных местах, но потом отказались от этого, — продолжает Ника Копейкина. — Не по душе нам эти мероприятия. Сейчас просим людей, которые хотят помочь, жертвовать продукты или какие-то необходимые вещи. Например, для стариков из пансионата ветеранов войны и труда собираем полотенца, теплые вязаные носки, бытовую химию. Для детей — сладости. Правда, иногда деньги все же необходимы.

На днях пришлось искать благотворителей для покупки обоев. Из одной неблагополучной семьи, в которой восемь детей, четверых забрали в реабилитационный центр. Родителям дали небольшой срок, чтобы привести четырехкомнатную квартиру в порядок. Нужен косметический ремонт и мебель. Денег у них нет. Я уже нашла людей, которые пожертвуют двухъярусную кровать для детей. На днях поеду покупать обои… Думаю, наши старания не напрасны. Когда малышей забрали, мать сразу протрезвела, задумалась. Отец вспомнил, что работает на стройке… Без нашей помощи они не справятся, даже если захотят. Органы опеки дали им слишком маленький срок».

Но не все ценят помощь сестер милосердия и пользуются возможностями, которые они предоставляют. Все старания подвижниц тогда сходят на нет. «В эти моменты становится обидно, — признается матушка, — Но мыслей о прекращении благотворительной деятельности не возникает. За нашими спинами стоят больше 20 семей, которые еще можно спасти… Хотя бывает, мои девочки устают, впадают в отчаяние… Они тоже люди, у которых свои проблемы. Приходят и говорят: «Все! Больше не могу!». Но через неделю-две возвращаются. Сейчас испытательный срок проходят восемь женщин. Скоро нас будет уже 27! Мечтаю, чтобы в Саранске открылась специальная сестринская школа, после окончания которой девушки смогут не только заниматься благотворительностью, но работать младшими медицинскими сестрами».

340x240_mvno_stolica-s-noresize