Религия

«Лидеры боевиков используют религию лишь как инструмент для достижения своих меркантильных целей»

Фагим-хазрат ШафиевМуфтий Центрального духовного управления мусульман Мордовии, директор Исламского культурного центра Фагим-хазрат Шафиев — «Столице С»

Мордовии и Татарстане до сих пор обсуждают загадочное исчезновение казанского имама Сулеймана Зарипова и шейха-благотворителя из Арабских Эмиратов Наджмеддина. Они выехали из Саранска, но так и не добрались до Казани… Больше всего переживает мусульманская общественность. Масло в огонь подлила операция силовиков, задержавших нелегала в саранской мечети «Ааль Мансур». Муфтий Центрального духовного управления мусульман Мордовии Фагим-хазрат Шафиев прокомментировал ситуацию ОЛЬГЕ СТАРОСТИНОЙ.

«С»: Как вы считаете, почему спецслужбы обратили внимание именно на эту мечеть?

— Думаю, дело в том, что ее община ведет не всегда разумную политику, предпочитая оппонировать местной власти. К тому же среди прихожан были те, кто попал под воздействие пропаганды террористических группировок. Что касается задержания нелегала, то в храм может зайти любой желающий. Нередко приходят люди, не исповедующие ислам, которые хотят посмотреть, как устроена мечеть. Естественно, никто у входа документы не проверяет. Но главная беда в том, что поведение некоторых лиц, причисляющих себя к мусульманскому духовенству, дискредитирует порядочных и законопослушных верующих. Достоянием общественности становятся факты изъятия запрещенной религиозной литературы, тайное сотрудничество с иностранными спонсорами и прочие негативные факты. Таким образом, все усилия последователей традиционного ислама по борьбе со стереотипным мышлением сходят на нет. А мы стремимся конкретными делами показать истинность нашей веры, которая неразрывно связана с миром и человеколюбием. Центральное духовное управление мусульман РМ проводит просветительские мероприятия и регионального, и федерального масштаба: благотворительные акции, форумы…

«С»: Неосведомленному человеку сложно понять, что мусульманские объединения республики живут каждая своей жизнью. Со стороны кажется, что «все они одним миром мазаны». Да и как понять, какой мусульманин придерживается традиционного ислама, а кто имеет экстремистские взгляды?

— На глаз это определить невозможно. Но стоит знать, что всего в мире более 1,5 миллиарда мусульман, а приверженцев так называемого ИГИЛ, которое я не могу назвать «исламским», не больше 30 тысяч. Радикалы не превышают 1% от общего количества мусульман. Поэтому несправедливо и абсурдно утверждать, что ислам — религия террористов. У преступника не может быть ни веры, ни национальности. Мы устали оправдываться. Хотя понимаем, что всеобщее настроение связано с тем, что в последние годы террористические нападения на мирных граждан экстремисты мотивируют исключительно религиозными воззрениями.

«С»: По вашему мнению, каковы их мотивы?

— Лидеры боевиков используют религию лишь как инструмент для достижения своих меркантильных целей. Все остальные просто заблуждаются, не понимают предназначение веры. Думаю, в большинстве случаев общины с экстремистскими взглядами возникают из-за отсутствия знаний. Представители традиционного ислама сегодня должны прикладывать усилия, чтобы каждому пришедшему в мечеть разъяснять, в чем суть истинной веры, и в чем его личная миссия. Чтобы находящиеся в поиске не ошиблись, не попали к так называемым «ловцам душ». Знаю из собственного опыта, что начинающие верующие очень внушаемы, особенно молодежь. Кроме того, нужно выяснять, что подталкивает людей на путь насилия.

«С»: Если учесть масштабы экстремизма, получается, что последователи традиционного ислама не справляются со своей миссионерской задачей…

— Нельзя возложить на духовенство все обязанности по предотвращению распространения террористических организаций. Необходима социализация мусульман, о чем говорил Президент России Владимир Путин. Нужна «образовательная инфраструктура» для развития общины: исламские культурные центры, библиотеки, детские развивающие центры, издательства, просветительская работа с ветеранами, мигрантами и осужденными. Естественно, при поддержке государства. Без его помощи умма не справится. Речь идет не только о финансах. Лишь в этом случае можно будет победить религиозную безграмотность, остановить вербовку мусульман в экстремистские группировки и противостоять зарубежной экспансии. Мы давно говорим о возрождении российского мусульманского богословия, чтобы духовенство получало знания в своей стране, а не выезжало за границу в неблагонадежные учебные центры.

«С»: Мусульманская умма стремится к модели взаимодействия государственной власти и РПЦ?

— Безусловно, это добрый пример для всех традиционных религий, несмотря на некоторые недостатки. Но мусульманам до такого сотрудничества с властью еще далеко, несмотря на то, что в стране отдельные мусульманские общины и управления делают многое. Открытости, системного подхода и креатива хватает не всем и не всегда. Верующим России есть чему друг у друга учиться!

340x240_mvno_stolica-s-noresize