Религия

Византийское возрождение

В Мордовии возведут уникальный храм  по чертежам известного архитектора XIX века Михаила Коринфского, принимавшего участие в строительстве знаменитого Казанского собора в Санкт-Петербурге

коринфский. византийский стиль

В Мордовии начнется уникальное строительство! В ромодановском селе Салма возведут храм Казанской иконы Божией Матери, который спроектировал почти 170 лет назад известный в Поволжье архитектор Михаил Коринфский. Для этого будут использованы чудом уцелевшие чертежи. В свое время предложение зодчего не нашло отклика и было незаслуженно забыто. Но теперь благодаря счастливому стечению обстоятельств и помощи жертвователей может обрести новую жизнь. Подробности — в материале ОЛЬГИ ПЛАТОНОВОЙ.

Проекты

В XIX веке после победы над Наполеоном в России стали строиться храмы в честь этого события. У помещика Лаврентия Безобразова, чье имение находилось в селе Салма, для этого тоже имелись основания. В 1812 году он командовал конным полком пензенского ополчения и участвовал в заграничных походах Русской армии 1813 года. За отличие в сражении под Лейпцигом, которое называют Битвой народов, был награжден орденом св. Владимира третьей степени, а чуть позже произведен в генерал-майоры. Домой офицер вернулся в начале 1814 года и через некоторое время заказал проект каменного храма у арзамасского архитектора Михаила Коринфского, который тогда только начинал свою карьеру. Строительство церкви с колокольней завершилось в 1821 году при финансовой поддержке еще одного салминского помещика Нечаева. Главный престол был освящен во имя образа Спаса Нерукотворного, а приделы — во имя Архистратига Михаила и св. Андрея Стратилата. Согласно архивным документам, церковь имела внушительные размеры и «богатую ризницу». Но у нее был существенный недостаток — отсутствие отопления, поэтому Безобразов задумался о строительстве теплого храма. «В 1830-х годах помещик снова обратился к Коринфскому с просьбой составить проект небольшой деревянной зимней церкви, — рассказывает доцент кафедры традиционной мордовской культуры и современного искусства МГУ им. Огарева Сергей Бахмустов. — Зодчий представил два варианта — в греческом и византийском стиле. Безобразов отправился с ними к епископу Пензенскому Амвросию (Мореву). Тому проекты не понравились. Трудно сказать, почему. Возможно, дело в том, что мода на классицизм проходила… Епископ посоветовал Лаврентию Афанасьевичу обратиться к епархиальному архитектору. В 1842 году был разработан новый проект, который с эстетической точки зрения не представлял особого интереса, являлся типовым. Безобразов был вынужден с ним согласиться… Деревянную церковь во имя Казанской иконы Божией Матери освятили в 1848 году».

Коринфский
КоринфскийЧерн Михаил Коринфский оставит-таки след на мордовской земле

Искусствовед прошлого века Петр Дульский назвал Михаила Варенцова, более известного под псевдонимом Коринфский, «личностью очень интересной и довольно рельефной в истории провинциального строительства». Зодчий происходил из семьи арзамасских мещан. Первоначальное художественное образование получил в мастерской живописца Александра Ступина, где работал резчиком.

«В нашей республике есть исследователи, которые утверждают, что Коринфский является представителем мордовской национальности, — говорит Бахмустов. — Считаю, что это мнение не имеет под собой никаких оснований…» Коринфский многого добился своим трудом и самообразованием. «Чувствуя в себе врожденную наклонность к архитектуре, я первоначально занимался сам собою и, бывая случайно в Первопрестольной столице, не опускал без внимания изящных произведений оной, — писал зодчий в автобиографии. — Мало-помалу усовершенствуясь по сей части, я производил уже практические строения в городе Арзамасе и уезде оного…»

В 1809 году живописец Ступин представил работы своего ученика совету Академии художеств в Санкт-Петербурге. Проект молодого автора приходской церкви для Арзамаса сочли «весьма изрядно сделанным» и позволили ему посещать занятия «для усовершенствования себя по части художеств». Профессор Андрей Воронихин даже поселил студента в собственной квартире и сделал своим помощником на строительстве Казанского собора — главного дела своей жизни, реализация которого началась еще в 1801 году. С этого времени мещанин Варенцов стал называть себя Коринфский. Существует мнение, что псевдоним произошел от названия одного из трех основных архитектурных стилей оформления колонн, сложившихся еще в античности. Арзамасский зодчий нередко использовал его в своих проектах…

Занятия в академических классах и работа на строительных площадках Санкт-Петербурга, где Воронихин поручал Коринфскому весьма ответственные участки, не прошли даром. Через четыре месяца учебы студент получил серебряную медаль за архитектурные композиции, а через год вторую награду за рисунки с натуры. «Я был Академией художеств экзаменован и признан оною в познаниях близким с воспитанниками, девять лет уже в оной образовавшимися», — писал Коринфский. В декабре 1811 года он покинул академию из-за «затруднения содержать себя» в Санкт-Петербурге. На родину вернулся с аттестатом на звание художника 14-го класса. Первой его работой в Арзамасе стала перестройка школы Ступина. Затем проектировал жилые дома и храмы, в том числе в селе Салма. Его церковь в нижегородском Павлове долгое время считалась лучшей в губернии. Земляки, признавшие талант Коринфского, доверили ему проектировать храм памяти арзамасцев, погибших в Отечественной войне. План был выполнен под руководством профессора Андрея Воронихина. Воскресенский собор был заложен в 1814 году и освящен спустя 28 лет. Грандиозное сооружение почти без изменений сохранилось до настоящего времени. В 1823 году Коринфский принял предложение занять место архитектора Симбирского дворянского собрания. Первой его работой на новом месте стала перестройка Дома трудолюбия. За нее он получил монарший подарок — золотую табакерку, украшенную эмалью. К лучшим произведениям зодчего в Симбирске относится Троицкий собор, построенный в память о победе в Отечественной войне. Храм заложил лично император Александр I в сентябре 1824 года. За этот проект Академия художеств произвела Коринфского в «названные академики». С этого времени архитектор получил всеобщее признание. К сожалению, собор до наших времен не сохранился. В 1936 году его снесли…

Осенью 1832 года известный зодчий получил назначение в Казанский университет, где сразу приступил к составлению ряда планов и проектов. Результатом этой деятельности стали здания анатомического театра, библиотеки, химической и физической лабораторий, обсерватории и оранжереи. С 1837-го Коринфский преподавал архитектуру на физико-математическом факультете. Несчастливый для Казани 1842 год, когда в городе случился сильный пожар, стал концом бурной деятельности зодчего. С тех пор он уже почти ничего не строил, а лишь восстанавливал поврежденные здания. Последние годы жизни провел прикованным к постели. Умер Михаил Коринфский 10 (23) июля 1851 года. На могиле сегодня стоит скромный памятник, выполненный по эскизам самого архитектора.

Новая жизнь
Воскресенский собор в Арзамасе Воскресенский собор, построенный по проекту Михаила Коринфского, — жемчужина Арзамаса

Единственное произведение Михаила Коринфского на территории Мордовии — каменную Спасскую церковь в Салме — снесли в 1929 году. Не сохранилось ни фотографий, ни рисунков храма. Труды помещика Безобразова и талантливого архитектора канули бы в Лету, но воскресить память о них помог удивительный случай.

«Однажды я увидел у знакомого любителя старины проекты церкви и удивился, — рассказывает краевед Сергей Бахмустов. — Это же работа самого Коринфского с подписью автора! Долго упрашивал, чтобы позволил сделать копии. И не зря! Осенью прошлого года за исторической справкой о храме в Салме ко мне обратился секретарь Саранской епархии о. Виктор Хохлов. Оказалось, его родители являются выходцами из этого села, и поэтому он хочет восстановить местную святыню. Проекты Коринфского его очень заинтересовали. По согласованию с митрополитом Зиновием решено начать строительство по чертежам 1838 года в византийском стиле».

«Реконструкция старой деревянной церкви во имя Казанской иконы Божией Матери, выполненной по епархиальному проекту, оказалась невозможна, — говорит о. Виктор. — Здание практически разрушилось, нижние венцы сгнили, фундамент раскрошился. В советские годы там находился дом культуры. Единственное, что оставалось годным, — половые доски, да и те растащили местные жители. Чтобы совершить первую службу, пришлось частично сделать новый пол. Это было в засушливом 2010 году. Тогда я прочел молебен о даровании дождя, после которого состоялся крестный ход до источника Казанской иконы Божией Матери, который находится в трехстах метрах. И чудо свершилось! Едва я отъехал от села, как сгустились темные тучи. Дождь хлынул с неимоверной силой. Даже автомобильные дворники не справлялись. После этого немногочисленные жители Салмы как-то душевно потеплели. Люди увидели, что Господь рядом».

В течение трех лет протоиерей Виктор Хохлов регулярно навещал родное село, проводил миссионерские беседы и службы в полуразрушенном ДК. Работы по возведению нового храма начались прошлой осенью благодаря участию митрополита Зиновия. Стены старой церкви разобрали, были закуплены песок, щебень и блоки для фундамента. Весной в селе развернется масштабное строительство. Площадь церкви составит около 180 квадратных метров.

«Для Салмы это многовато, — признает о. Виктор. — Но не хочется отступать от проекта Коринфского. Сегодня в селе небольшое население, но последние годы там все чаще покупают дома городские жители. Ведь от Саранска недалеко (около 20 км — «С»), да и земля плодородная… Сложно сказать, сколько продлится строительство. Возведение храма — дело непростое и дорогостоящее, а желающих помочь финансово пока нет. Все имеющиеся средства уже потрачены на фундамент. Будем рады, если кто-то откликнется и пожертвует на возрождение святыни».

340x240_mvno_stolica-s-noresize