Религия

«Чем сильнее молитва, тем скорее мы преодолеем ментальное зло»

Митрополит Саранский и Мордовский Зиновий — о музыке, вере, Украине и необъяснимых феноменах Пасхи.

Месяц назад Мордовскую митрополию возглавил 65-летний архиепископ Элистинский и Калмыцкий Зиновий (Корзинкин). В прошлом он — подающий большие надежды скрипач. Является одним из авторов учебника «Основы православной культуры», руководит факультетом теологии и религиоведения Курского университета. За три года службы в Калмыкии, которую архиепископ называет «буддистским государством», наладил партнерскую работу в области просвещения с представителями другой религии.

Мордовия

«С»: Насколько неожиданным оказалось для вас назначение главой Мордовской митрополии?

— Признаюсь, я бы меньше удивился, если бы мне приснился рай (смеется — «С»). Назначение невозможно было предвидеть. Новость воспринял как волю Божью, как послушание, на которое моя душа с радостью откликнулась.

«С»: Какой перед вами предстала Мордовия? Что стало неожиданным после знакомства с митрополией?

— В Мордовию я прибыл 27 марта. Подъезжал к Саранску вечером, когда лучи заходящего солнца то там, то здесь блестели на куполах церквей. Потрясающее зрелище! Сложилось такое впечатление, будто вся земля усыпана свечами… Республика поразила меня количеством храмов. Удивительно, что митрополиту Варсонофию удалось их возвести в сравнительно короткие сроки. Он — выдающийся человек. Будучи управляющим делами Московской патриархии, решал необъятную вереницу вопросов, связанных с жизнью РПЦ, но при этом не забывал о Мордовии. Понимая возложенную на меня ответственность, постараюсь продолжить начатые владыкой Варсонофием дела. В республике меня поразили местные жители. Такое тепло в глазах уже не чаял увидеть. В 1980-е годы во время служения на Курской земле мне пришлось ездить по деревням, причащать и исповедовать пожилых сельчан. Они со мной много беседовали, делились опытом. Именно в их глазах я видел доброту, которая у следующих поколений курян встречалась очень редко. В Мордовии все иначе. Здесь еще не потеряна связь между носителями национальной культуры и молодежью, и я постараюсь сделать все, чтобы она не нарушилась. Очень хочу наладить диалог с молодыми людьми.

«С»: Что еще планируете кроме работы с молодежью?

— Молиться за вас… Чем сильнее молитва, тем скорее мы преодолеем ментальное зло… Сейчас ищу благотворителей, чтобы решить проблему реконструкции новых храмов. Как известно, через 2–3 года после сдачи объекта, когда происходит усадка здания, внешняя и внутренняя отделка приходит в негодность. Нужно все поправить.

Семья

«С»: Расскажите немного о себе. Кто оказал влияние на вас как на музыканта и священнослужителя?

— У меня были удивительные родители — умные и творческие люди. Мама до сих пор здравствует, в этом году ей исполнится 90 лет. Мы жили в Славянске Донецкой области. Благодаря стараниям местной интеллигенции, в том числе моих родителей, в городке открылась музыкальная школа. Я стал одним из первых ее учеников. Преподавательский состав подобрался замечательный. Но все же моим главным вдохновителем и цензором был папа. Будучи художником, он мог глубоко чувствовать классическую скрипичную музыку. До сих пор этому удивляюсь. Перед каждым концертом я обязательно играл отцу, который часто браковал мое исполнение, указывал на ошибки, давал советы. Его авторитет был непоколебим. Сейчас понимаю, что 25-летний путь формирования музыкального сознания дорогого стоит. Музыка — это сфера особого мышления. Родители вдохновляли меня на какие-то поступки, новые увлечения. Часто вечерами мы всей семьей читали книги. Особенно запомнился день, когда отец учил меня понимать поэзию Блока… На моем пути часто встречались выдающиеся люди. На сознание сильно повлияло общение со старцами — святыми людьми, которые достигли духовных высот. Я был хорошо знаком с митрополитом Зиновием (Мажугой), который завещал мне свое имя. Сегодня он канонизирован в лике святых. Многого стоят разговоры с архимандритом Таврионом (Батозским)… Если с преподобными общаешься, можешь к преподобию прикоснуться. А если с нечестивыми дело имеешь — жди потерь.

«С»: Почему же отказались от карьеры выдающегося скрипача?

— Не факт, что выдающегося… (Улыбается — «С».) Хотя предпосылки к этому были… Просто почувствовал, что, прикоснувшись к духовному миру, можно приобщиться ко всему прекрасному… Однажды Патриарх Кирилл спросил меня, играю ли я на скрипке. Ответил, что нет. Тот удивился. С тех пор иногда беру инструмент в руки. Играю для души, чтобы насладиться красотой музыки. Феофан Затворник, кстати, тоже скрипочку имел…

«С»: Музыкальное образование помогает вам в служении?

— Без музыки я был бы косным и немного замшелым. Благодаря ей моя душа научилась живо откликаться на что-то трагедийное или возвышенное. Недавно был на службе в храме Казанском иконы Божией Матери. Хор прекрасно пел, слова молитвы проникали глубоко в сердце. Это такая мощь!

«С»: Вы следите за успехами своего ученика — солиста Чикагского симфонического оркестра Дмитрия Погорелова?

— Он мне позванивает иногда… А вы откуда об этом знаете?! У меня на самом деле было двое талантливых ребят. Вторая, Катюшка, сошла с дистанции. Вышла замуж в 17 лет и уехала. Дима Погорелов — выдающийся мальчик. Когда ему было 14 лет, стал лучшим на конкурсе им. Гнесиных. До него никто из провинциалов не добивался таких высот. Сегодня на всех международных конкурсах в США он тоже берет первые премии. Очень рад за него!

Украина

«С»: Как оцениваете события на вашей родной Украине? Какую позицию заняла Церковь в сложившейся ситуации?

— Не могу давать политические оценки, потому что церковь вне политики. Мы будем способствовать объединению людей, ведь Украинская церковь — часть Русской Православной. Не исключено, что у жителей всегда дружественной нам страны сложились неправильные политические воззрения под натиском информационного давления. Завтра они могут измениться, а единая вера поможет восстановить нарушенную связь между народами. Мы должны молиться за Украину, которая разрушается на наших глазах.

Православие

«С»: Сегодня многие спорят о том, нужны ли российским школьникам «Основы православной культуры»…

— Длительное время, особенно в прессе, бытовало мнение, что некие клерикальные силы пытаются навязать прогрессивному обществу старомодный курс. На самом деле это не так. По сути, «Основы православной культуры» являются не религиозным, а культурологическим предметом. Он рассказывает о православии как основе наших культурных ценностей. Ни о каком воцерквлении детей речи не идет. Для этого существуют специальные гимназии и воскресные школы. В учебнике мы старались вводить понятия, которые используются в церкви и помогают сохранить культуру религиозного диалога. Не постигнув православия, дети не поймут «Капитанскую дочку» Пушкина. Сложно это объяснить людям, в сознании которых идеологические клише засели в раннем возрасте и исказили действительность. Я, как многие люди моего возраста и моложе, прошел через весь шквал атеистической пропаганды, который особенно усилился во времена Хрущева. Помню, как оскорбляли священнослужителей и знаменитую фразу Никиты Сергеевича, что в 1980 году мы увидим последнего попа на полке исторического музея. В вузе мне пришлось изучать научный атеизм, но размышляя о бытии, я понял, что мир не мог образоваться просто так. Начались мои душевные искания. Каждый человек должен прийти к ним сам, в противном случае придется стучать в закрытую дверь. Помните, как было в романе Достоевского «Братья Карамазовы»? Отец подошел к старцу и спросил с издевкой, где его Бог и как его найти. Святой спокойно ответил, что стоит лишь начать искать правду и дорога приведет к Богу…

«С»: Ходить в церковь стало модно. Как вы относитесь к показной праведности?

— Я не склонен думать, что пришедшие в церковь лицемерят. По сути, мы все еще только на пути к Богу. Признаюсь, что сам боялся скатиться к ханжеству. Это такая тонкая ложь, которая может перекрыть дыхание незаметно, словно целлофан. Сегодня я стараюсь направлять людей к искреннему пониманию духовных законов. Кстати, Господь обязательно вдохнет веру, если попросить об этом во время Пасхи. С этим праздником связано много необъяснимых феноменов. С одним из которых я лично соприкоснулся. Яйца, которые красят в Чистый четверг и освящают не в субботу, а после пасхального богослужения, не портятся. Каждый год я брал такое яичко и складывал в святом уголочке. Набралось штук двадцать. Однажды тарелочка с ними упала, и я увидел в разбитых яйцах преображенное нетленное вещество… Пасха — это явление, выходящее за пределы материального мира. Как объяснить, что во время праздничного богослужения в Иерусалиме благодатный огонь иногда передается от свечи к свече, а в другие годы зажигает их все сразу, как бы опускаясь с небес?.. Желаю всем жителям Мордовии воскрешения со Христом!

Годовые резервы

Экономика

Новости партнеров