Религия

«Я за многодетность! Младшие учатся у старших, и не надо дополнительной социализации»

novikov@stolica-s.su

Благочинный по церквям Северо-Западного округа Саранска протоиерей Николай Бябин — о воспитании, судьбах Отечества и тотальном грехе

У батюшки шесть дочерей! Супербатюшка! И это в 37 лет! А еще прихожан сколько в Казанском храме на Светотехстрое! И каждый об отце Николае теплые слова говорит. Как не побеседовать с интересным человеком? Сели вечерком под иконой Сергия Радонежского и разные темы поднимаем.

Отец Николай, я немного запутался в Вашей биографии. Ковылкино, Трофимовщина, Саранск… Благочинный, ключарь, настоятель…

— В Ковылкине я родился. Там и алтарничал. А после рукоположения оказался в Трофимовщине. Прослужил на одном приходе почти 14 лет. Когда меня направили в Саранск, был пару месяцев рядовым священником. Сейчас являюсь председателем миссионерского отдела епархии, благочинным по церквям Северо-Западного округа Саранска и ключарем храма Архиерейского подворья Казанской иконы Божией Матери. Юридически — настоятель храма блаженной Матроны, но храм пока в задумках.

В Казанском храме, помимо службы, Вы устраиваете беседы по средам…

— Не только по средам. По вторникам, средам и четвергам с 18.00 до 20.00. Это воскресная школа для взрослых. А по воскресеньям — для детей и их родителей. Определяем тему и обсуждаем ее.

Наконец-то появляется чудесная роспись на стенах! Весь храм станет таким красивым?

— Если Господь сподобит, то да. Работает сборная бригада. Они не из Мордовии и даже живут в разных местах. Но отношения между собой как иконописцы поддерживают. Этих самородков нашел владыка Зиновий, когда еще был архиереем в Калмыкии. Это греческо-византийский стиль, подобная роспись есть лишь в Троицком соборе Рузаевки.

Казанский храм совсем новый, а ремонт в нем не прекращается…

— Косметический ремонт требуется всегда. Храму исполнилось в этом году 6 лет. Слава богу, что его вообще построили, такую махину! Мы подправляем незначительные недоделки, на которые на первых порах и внимания не обратили. Храм поставлен на болотистой местности, где-то и родники бьют, поэтому на цокольном этаже сырели стены, а в этом году полностью сделали гидроизоляцию по периметру.

Ну и славно, хватит о бытовом. Батюшка, Вы пришли к вере на последнем году армейской службы, под самый дембель. В это время молодые люди задумываются совсем о другом. Как так вышло?

— Да очень просто! Есть хороший метод воспитания. Родители говорят: «Мы тебе верим, надеемся на тебя. Ты взрослый, ты сам выберешь правильное решение». Это дальновидный подход. Ты можешь далеко уйти, заблудиться, но помнить об этом будешь всегда. Армия — некий рубеж, после которого пора определяться в жизни. У меня не было конкретного видения. Теперь-то понятно, почему. Господь готовил к священническому служению, а я об этом понятия не имел. И возник вопрос — что делать дальше? Надо было выбрать путь и не огорчить родителей, чтобы они жили и радовались за сына. Стал молиться Богу, в Которого верил, но не слушался. И Господь послал мне Новый Завет. Вечером я открыл и начал читать. Обратил внимание не на смысл прочитанного, а на то состояние, которое передалось от чтения божественных слов. На душе стало тепло и радостно, такие чувства я не испытывал никогда. На следующий день опять почитал, потом еще. И понял, что жизнь без Бога лишена смысла. Так новая жизнь и началась.

А что изменилось в новой жизни после встречи с супругой — Верой Викторовной?

— Когда я уверовал, появился вопрос — либо монашество, либо семейная жизнь. Когда подступало уныние, возникали мысли о монастыре, а когда на душе все было спокойно и радостно — о женитьбе. Господь подсказал, что это ошибка, что желание стать монахом оправданно только в том случае, если оно исходит от светлых чувств, от любви к Богу, а не от собственного отчаяния. Когда это понял, искушения моментально пропали, стал задумываться о женитьбе. А что изменилось после встречи с супругой? Да все изменилось! Два эгоиста стали жить вместе. (Смеется — «С») Она со своими привычками, я со своими. Конечно, Господь объединяет, но от эгоизма никуда не денешься. Так вот 16-й год и боремся с эгоизмом. Началось служение, родились дети. Шесть дочерей на сегодняшний день.

Могли подумать в юности, что Господь наградит столькими чадами?

— Не мог, конечно. Как-то само собой все получилось. Хотя все дети были запланированы, и время пронеслось незаметно. Смотрю сейчас — ой, шесть дочерей!

Сходитесь ли с матушкой в методах воспитания?

— Прежде всего нужно предъявлять требования к самому себе. Нужно самому стать таким, какими хочешь видеть детей. В этом мы схожи. Нужно научить детей больше полюбить добро, чем зло. Дети должны читать книги. Малыши — сказки, а старшие — классику. Мы показываем советские мультфильмы в компьютере. Телевизор никогда принципиально не покупали, а компьютер есть. Он и для работы нужен, и для учебы. Иногда смотрим фильмы, но в игры не играем. Если только в обучающие. Но и здесь немножко ограничиваем. Сидеть перед компьютером легче, чем взять книжку и почитать. С первым ребенком было сложнее всего — дочка и в три года казалась маленькой. Со вторым попроще, а третий уже в год был большой! (Смеется — «С») Старшие показывают пример, а младшие подражают. Я за многодетность — младшие учатся у старших и не надо, по сути, никакой дополнительной социализации. Матушка у меня не работает, ее работа — быть мамой. А я целыми днями здесь — по храму, по службе. Но всех помню! Каждый день молюсь за них, поэтому и помню. А вот кто когда родился, слету сказать не могу. Иногда возникает надобность назвать точную дату, и впадаю в ступор, приходится звонить жене. Это после третьей дочери такое началось. (Смеется — «С»)

Отличаются ли дочки священника от своих сверстниц?

— Да. Старшая учится в седьмом классе, и поведение у нее всегда отличное. Внешняя сдержанность, скромность. Она многого не позволяет себе, и это бросается в глаза. Простота, доверчивость… А у современных детей появилось много лукавства…

Мне по секрету сказали, что на Ваши проповеди приезжают со всех районов Саранска…

— Об этом я судить не могу.

Но откуда дар слова? Кто Ваши учителя?

— Если говорить о людях, которые оказали на меня влияние, то это, во-первых, игумен Амфилохий из Краснослободской епархии. У него своеобразный язык общения. На кого опираюсь? Это святой праведный Иоанн Кронштадтский. Он учил, что не нужно говорить расширенно, пространно, много. Нужно говорить кратко, емко. Есть еще один московский священник Даниил Сысоев, убиенный. Умел говорить. Многие продолжают слушать его лекции. Ну вот. А все остальное мне не ведомо.

Отец Николай, хочу спросить о первой исповеди и первом причастии. Многие хотели бы прийти в церковь, но откладывают на потом, «созревают». Кто из-за лени, кто по стеснению…

— Все зависит от того состояния, в котором человек пребывает. Люди все разные. Я расскажу о себе. У меня была настоящая потребность. Я оценил себя в свете Евангелия, увидел в себе много неправды. И раньше видел, но не относился к этому серьезно. Понял, что единственная возможность очиститься от грехов — исповедь. Мне это было нужно, как воздух. Что я могу посоветовать? Чем искреннее ты откроешь свои грехи священнику и не будешь обращать внимания на стыдливость, тем больше эффекта получишь от исповеди, тем чище будет твоя душа и ты переживешь второе крещение. А если человек еще не достиг нужного момента, если просто кто-то из родственников убеждает, что нужно это сделать, то неплохо бы прежде с ним побеседовать, объяснить, что Господь хочет дать тебе Царство Божие, сделать причастником Своих благ, но есть препятствие — тотальный грех, в котором ты живешь. И куда не сунься — все с грехом пополам. Очень просто показать, что мы живем в тотальном грехе. Поэтому нужно каяться, менять мировоззрение, отношение ко греху. И если человек пожелает измениться, мы его примем. Не обязательно называть все грехи, которые есть в перечне помощи кающемуся. В первую очередь нужно посмотреть в самого себя. Ценность не в том, чтобы прочитать грехи из книжки. Не этого Господь от нас ждет. Господь ждет, чтобы мы сами увидели в себе грех, исповедались и приложили усилия не повторять ошибок. После исповеди домашнее задание — всеми силами изменять себя, не совершать грехов, которые назвал. Если будешь потихонечку справляться, Господь начнет открывать новые грехи, которых ты раньше не видел. Потом еще. И так будет вести тебя по пути восхождения от земли к небу… А кого-то стоит остановить — если видим, что кто-то насильно приведен в храм и у него нет никакого желания. Есть человек, который созрел душой и хочет очиститься, а есть — который еще не чувствует гибельность своего положения.

Но Казанский храм всегда полон! А вот сельские священники обычно досадуют на малое количество прихожан…

— И я досадовал, когда в деревне служил. Основных прихожан было человек сорок. Я был молод и считал, что нужно больше. А повзрослел немного и стал думать так: тебе мало сорок человек угробить? Хочешь больше? Да, я верующий, но молодой, духовно неопытный. И главной целью поставил себе не увеличение количества прихожан, а улучшение качества тех, кто уже есть. Ты об этих позаботься со всей искренностью, и если Господь увидит, что получается, Он тебе добавит. Как это бывало с угодниками Божьими — отбоя не было от людей. Я нисколько не безпокоился за это. Сорок человек — это много, если по-настоящему болеть за них душой. Но если взять процентное соотношение людей, то в деревне прихожан было больше, чем в Казанском храме. Полным храм никогда не бывает, место есть.

Батюшка, а что думаете об общей ситуации в стране — в обществе, в политике?

— Я в этих вопросах некомпетентен. Все хорошее, что происходит с нами, это по воле Божьей, а все нестроения — попущение Божие. В Библии говорится прямо — если мы грешим, то Господь попускает скорби и проблемы. А если начинаем исправляться, то Господь посылает мир, спокойствие и Свое благословение. Политикой занимаются другие люди, а у нас есть храм, прихожане. Казанский храм — это некий небольшой городок. Можно не выходить целыми днями, и дела никогда не закончатся. У меня есть светотехстроевская территория, и я как благочинный отвечаю за нее перед Богом. Я верю, что если буду жить по-христиански, то свою лепту в общее дело по улучшению ситуации в стране внесу.

Все чаще нам стали показывать мощь русской армии и учебные запуски грозных ракет. Как на это смотрите?

— Время такое. Мы должны защищаться. Россия занимает миротворческую позицию. Не будь сильной армии, нам бы пришлось не сладко. Слава богу, что помахиванием оружия сдерживаем злые силы.

А каким Вам видится будущее Отечества?

— Все зависит от нашего отношения к Богу. Мы видим, что Россия стремительно несется в пропасть. Демографический кризис никоим образом не прекращается. Рождаемость уступает смертности, население сокращается, образование, фактически, разрушили. Все болеют, рождаются больными. Так что же хорошего можно ждать? Если не увидим, что идет информационная война, если не будем предпринимать каких-то попыток это остановить и заняться целомудренным воспитанием наших детей, то ничего хорошего Отечество не ждет. Мы уподобимся Римский империи. Сначала растлим общество, а потом оно съест само себя. Надо надеяться, что Господь смилуется. То, что с нами происходит — это следствие 70-летнего безбожного воспитания. Бразды правления приняли дети советского времени. Это они, разрушив железный занавес, стали поглощать все без разбора и повели против народа информационную войну. Сейчас Господь по Своей милости дал нам возможность спокойно верить, молиться в теплых храмах, проповедовать Слово Божие. Надеемся, что Господь попустил нравственное падение на время, но люди очнуться, оттолкнуться от дна и потянутся к Богу. Есть же пророчества святых угодников, что Россия будет для всего мира светильником православной веры!

Новости партнеров