История

«Он мог успокоить, помочь осознать ошибки и никогда никого ни в чем не обвинял…»

История саранского священника XIX века Александра Иоанновича Любимова.

О дореволюционном Саранске сегодня мало что напоминает. От многих построек исторического значения даже тени не осталось. Забыты имена тех, кто стремился сделать жизнь простых горожан лучше. Один из таких — священник Александр Иванович Любимов, на рубеже XIX и ХХ веков служивший настоятелем Казанской церкви. Он заведовал приходской школой, преподавал в Саранском земском крестьянском училище и женском Александровском училище. В знаниях его воспитанники не уступали учащимся государственных гимназий. Отец Александр занимался благотворительностью, в голодные годы открывал столовые для нуждающихся, написал больше сотни краеведческих статей. К сожалению, сейчас практически никто не знает о трудах Любимова, а его судьба покрыта тайной. Исчезли храм и учебные заведения, где работал священнослужитель… Анна Оправхат изучила жизнь замечательного человека.

В столице Мордовии на улице Красной высится «Парк Отель». Живописное место. С одного бока бурлит река Саранка, с другого радостно кричат дети, катающиеся на каруселях. В XIX веке здесь располагалось земское крестьянское училище, в котором начинал трудиться отец Александр, преподавал Закон Божий. Учительские способности проснулись в нем еще в юности…

Он родился 9 мая 1868 года в Саранске. «Род Любимовых — это род священно-служителей, — рассказывает краевед Сергей Бахмустов. — Практически все его представители посвятили жизнь служению Богу. Родители Александра тоже занимались церковными делами. В те времена священниками становились в основном выросшие в соответствующей семье люди. Но ничего конкретного об отце и матери нашего героя неизвестно».

Александр Иоаннович Любимов

В 1889-м Любимов окончил Пензен-скую духовную семинарию с рукоположением в сан иерея и назначением в Казанскую (Верхнюю) церковь. Тогда молодой человек начал задумываться о педагогической деятельности. Стать учителем решались далеко не все священники, поскольку от них требовался высочайший уровень профессионализма, а начинающие преподаватели чаще всего должны были работать бесплатно. «Образование в дореволюционной России в корне отличалось от того, что мы имеем сегодня, — продолжает Бахмустов. — Церковные школы были одноклассные либо двухклассные. То есть набирались всего один или два класса. Педагоги не распылялись на тысячи учеников, к каждому, как говорится, был индивидуальный подход. Если учитель не справлялся с обязанностями, его тут же заменяли другим. Неправы те, кто считает, что в церковных школах изучали лишь Закон Божий. Дети получали обширные знания по таким предметам как естествознание, математика, чистописание. Когда-нибудь обращали внимание на то, как пишут престарелые люди? Каждая буква идеальна! Настолько были отработаны навыки. К тому же ребят учили языкам. Крестьянским малышам, конечно, не преподавали французский, немецкий и английский, но зато они хорошо понимали старославянский».

В земском крестьянском училище отец Александр проработал с 1890-го по 1893 год, затем стал заведовать приходской школой при Казанской церкви, на месте которой сейчас находится один из корпусов МГУ имени Огарева. Любимов ответственно относился к своим обязанностям. Обычные крестьянские ребятишки владели такими обширными знаниями, что могли составить конкуренцию воспитанникам государственных гимназий. Инспектора, приезжающие из разных городов страны, удивлялись, беседуя с маленькими эрудитами. Любовь к детям и желание сделать их жизнь лучше заставляли иерея заботиться не только об их интеллектуальном развитии. Во времена, когда питаться учащиеся должны были исключительно за счет родителей, Александр Иванович обеспечивал их бесплатными завтраками. Его школа считалась одной из лучших в Пензенской епархии, а преподавание в ней характеризовалось как образцовое. Несмотря на то, что по натуре Любимов был человеком спокойным и миролюбивым, в школе царила идеальная дисциплина. «Отец Александр умел находить общий язык с каждым, — поясняет Сергей Бахмустов. — Священники тогда бывали разные. Кто-то вел себя высокомерно, кто-то, наоборот, прибеднялся. Александр Иванович же умел сохранять положенную дистанцию и при этом чутко относился к любому. Это касалось и его церковной деятельности. Прихожане относились к нему с огромным уважением. Он мог успокоить, помочь осознать ошибки и никогда никого ни в чем не обвинял. Это высшая степень мастерства священнослужителя».

В 1897 году в Саранске открылось начальное женское Александровское училище. Любимов принял решение преподавать в нем несколько предметов. В то время далеко не все девочки могли поступить в классическую женскую гимназию. Дочери бедных родителей получали образование именно в открывшемся учебном заведении. Несмотря на то, что обучение в нем не считалось престижным, требования к учителям были весьма высокими. При этом зарплата педагогов оставляла желать лучшего. Но все это не смущало отца Александра, он привык больше отдавать, чем получать. «Любимов, как и все священники XIX века, был женат и воспитывал много детей, — говорит краевед Бахмустов. — К сожалению, никаких сведений о его семье не сохранилось. Раньше священнослужители ежегодно писали отчет о состоянии своего храма, куда вносили данные о количестве и возрасте своих отпрысков. Но большинство ведомостей было уничтожено большевиками».

С 1905-го по 1907 год в преподавательской деятельности отца Александра случился перерыв. Он участвовал в Русско-японской войне, служил в 284-м пехотном Чембарском полку маньчжурской армии. В те времена в каждом воинском подразделении должен был присутствовать священник, который имел чин офицера. Для любого церковного деятеля служба в армии считалась серьезной практикой и резко поднимала авторитет. После окончания военных действий Любимов вернулся на родину на прежнее настоятельское место и вновь стал преподавать. Тогда он, как и другие священнослужители, увлекся литературой и краеведением. После себя Александр Иванович оставил блестящий очерк о Саранске. Ученым известны его публикации в пензенских губернских и епархиальных ведомостях. Продолжателями его дела позже стали священник Алексей Масловский и врач Григорий Петерсон. Любимов входил в состав Пензенского статистического комитета, Пензенской архивной комиссии и Пензенского церковного историко-археологического и статистического комитета. «Во второй половине XIX века практически все священники занимались писательством и краеведением, — рассказывает Сергей Бахмустов. — Они проявляли интерес к тем местам, где служили. Многие статьи о селах, деревнях, городах написаны именно настоятелями местных храмов. Иереи обладали обширными знаниями и авторским мастерством. Семинарии, в которых они обучались, можно сейчас сравнить с высшим учебным заведением с гуманитарным уклоном. Иногда их талант превосходил способности самых образованных литераторов». Кроме писательства, отец Александр занимался благотворительностью, которая, прежде всего, заключалась в бесплатном труде. Помогал благоустраивать школы, организовывал различные народные мероприятия. В голодные неурожайные годы открывал бесплатные столовые для по-страдавших от недорода прихожан. Несмотря на нужду, люди стеснялись просить милостыню. Прийти поесть в столовую было единственным выходом для тех, кто оказался в тяжелой ситуации. Чтобы наладить работу предприятия общественного питания, Любимов собирал деньги и продукты с состоятельных горожан. «Никому и в голову не приходило проверять, куда именно пошли эти средства, — говорит Бахмустов. — Благотворительность того времени не предполагала никакого мошенничества, в отличие от сегодняшней. Народ жил по совести, все стремились помогать друг другу. Тогда главным законом являлся Закон Божий. Вера имела огромное значение, поэтому любой священник считал своим долгом сделать жизнь прихожан легче».

За свой бескорыстный труд Любимов получил множество церковных наград, несколько светских медалей, а также орден святой Анны III степени. До революции он продолжал преподавать и писать краеведческие статьи. Что происходило с ним дальше, история умалчивает. «После
1917-го возникло такое явление как «новая церковь», — продолжает Сергей Бахмустов. — Эта организация взяла под контроль всех священников, требуя демократизации церковной деятельности. Власть поменялась, и теперь церковь должна была соответствовать новым настроениям. «Обновленцы» захватили всю Пензенскую губернию. Тех, кто продолжал следовать патриархальным традициям, буквально выживали. Многие были вынуждены подчиниться или покинуть родные места. Кто-то и вовсе прекращал трудиться настоятелем». Что в это страшное время происходило с Александром Ивановичем — неизвестно. Считается, что он не покидал Саранск до самой смерти. Скончался отец Александр 16 июля 1935 года и был похоронен на Верхнем Тихвенском кладбище, где сейчас находится средняя школа № 17 и жилые дома.
Эта история не просто о судьбе местного священнослужителя XIX века. Она о скоротечности нашей жизни, о том, что рано или поздно каждому придется проститься с этим миром и, возможно, отправиться в другой. Останется ли после нас что-нибудь, кроме обветшавшей фотографии и жизнеутверждающего статуса в социальной сети? Много ли добра успеем сделать за отмеренное время? А об Александре Любимове в Саранске уже ничего не напоминает. Учебные заведения и церковь, где он трудился, уступили место современным зданиям. Но кто знает, стояли бы они сейчас здесь, если бы не такие люди, как отец Александр.

Новости партнеров