Здоровье

Жителя Мордовии, который остался без желудка, лишили I-й группы инвалидности…

 

Едва встав на ноги, Виктор Тараскин дал повод специалистам изменить ему группу инвалидности... Едва встав на ноги, Виктор Тараскин дал повод специалистам изменить ему группу инвалидности…

Установление и продление инвалидности в России давно уже стали притчей во языцех. Процедуры эти для больного муторные и унизительные. И если лет 20 назад группу присваивали бессрочно, когда состояние здоровья не менялось в течение 5 лет, то сейчас можно до конца своей жизни ежегодно ездить на переосвидетельствование, а в один прекрасный день и вовсе неожиданно оказаться «здоровым». Все зависит от субъективных выводов нескольких экспертов. В краснослободском филиале Главного бюро медико-социальной экспертизы (МСЭ) по РМ сняли I группу инвалидности с 58-летнего Виктора Тараскина, у которого полностью удален желудок и после перенесенного инсульта парализованы левые рука и нога. То, что мужчина с помощью костылей научился добираться до туалета, сотрудники МСЭ посчитали «значительным улучшением состояния» и присвоили ему II группу инвалидности, причем на 12 месяцев. «В следующем году вообще трудоспособным признают, — уверен Виктор. — Если, конечно, доживу…» В проблеме разбиралась ОЛЬГА СТАРОСТИНА.

 

«А я вас знаю, — еле слышно проговорил Виктор Тараскин, когда корр.«С» вошли в его комнату. — Видел в Саранске на праздновании Дня строителя…» Это сейчас он очень худ и бледен, с большим трудом передвигается по квартире и не может обойтись без помощи жены. Всего четыре года назад высокий и крупный мужчина весом под сто килограммов и предположить не мог, что серьезно болен. Всю жизнь он проработал на грейдере в Краснослободском дорожном ремонтно-строительном управлении (ДРСУ). Считался лучшим специалистом. «А сколько у мужа наград! — делится супруга Татьяна Тараскина. — И от Главы, и от правительства Мордовии! Начальник ДРСУ обещал, что к пенсии добьется для него звания заслуженного работника дорожного строительства. Вот вам и дослужился…»

В конце 2012 года Виктор Тараскин все чаще стал жаловаться на сильные боли в сердце. Диагноз кардиолога оказался неутешительным — стенокардия. Требовалось хирургическое вмешательство. Мужчине вручили кипу направлений на анализы и исследования, готовя к шунтированию. «Когда терапевт увидела результаты фиброгастроскопии (ФГС), неожиданно заявила: «Забудьте о сердце, нужно срочно лечить желудок!» — продолжает Татьяна Васильевна. — Оказалось, что у мужа рак III степени. 4 апреля в Республиканском онкодиспансере ему сделали операцию по удалению желудка и через неделю выписали. Как только привезла мужа домой, у него случился инсульт. Парализовало левую сторону… Снова больница и долгое лечение. Ни о какой химиотерапии, которая была показана после удаления раковой опухоли, и речи уже не шло. Несколько месяцев он просто лежал. Тогда специалисты медико-социальной экспертизы установили Виктору I группу инвалидности сроком на два года».

Чтобы ухаживать за мужем, Татьяна Тараскина уволилась из поликлиники, где много лет трудилась регистратором. До ванной комнаты она практически носила супруга на себе. «Никто не знает, какие это муки! — вытирает слезы женщина. — У меня самой межпозвоночная грыжа. Как помою мужа, так сама потом неделю лечусь. Помочь больше некому. Единственный сын всегда на работе, а совсем недавно уехал за лучшей долей в Москву. К счастью, Виктор научился ходить по квартире с помощью костыля. Обопрется на него и здоровой рукой передвигает парализованную ногу. Так до туалета самостоятельно добирается. Но надолго одного все равно оставлять нельзя — ни хлеба порезать, ни супа в тарелку налить не может. Высох весь за эти два года и сильно ослаб. Постоянно жалуется на боли в животе и сердце. Мучается очень. Скорую постоянно приходится вызывать. А 8 марта подумала, что все, умер. Пошел в туалет и упал, изо рта пена пошла. Хорошо, что в гостях родственник был. До приезда медиков он делал мужу массаж сердца».

Каково же было удивление Татьяны Тараскиной, когда эксперты МСЭ посчитали, что состояние ее супруга значительно улучшилось, а значит, для
I группы инвалидности он уже «недостаточно болен». Установили ему II группу сроком на год. «Теперь мне следующим летом опять по врачам бегать, упрашивать и унижаться, чтобы необходимые документы оформили! — возмущается женщина. — Весь август пороги кабинетов обивала, записывалась к каждому специалисту по 2—3 раза! Они то одно забывали написать, то другое… И вот итог — II группа. Почему? Желудок не вырос, рука и нога так и не двигаются, стенокардия по-прежнему… Не удивлюсь, если через год установят только III группу».

В свою очередь, руководитель краснослободского филиала Главного бюро МСЭ по РМ Александр Тюркин считает, что специалисты вынесли решение в соответствии с действующим законодательством. «Если Тараскины не согласна с нашей оценкой, то в течение месяца могут его обжаловать, написав соответствующее заявление нашему республиканскому руководству, — заметил он. — Можно также обратиться в суд. Об этом она проинформирована. Если мы ошиблись, пусть нас поправят. Эксперты не заинтересованы в том, чтобы ущемлять права больных».

«Я уже отправила обращение на имя уполномоченного по правам человека по Мордовии, чтобы он разобрался в ситуации, — говорит Татьяна Тараскина. — Так это оставлять нельзя! Муж является почетным донором России. Стольким людям помог, а теперь сам оказался никому не нужным. Как узнал о вердикте экспертов, расстроился. Переживает, что денег на жизнь не хватит. У меня пенсия всего 7 тысяч рублей, а нужно коммунальные услуги оплатить, лекарства купить. Чтобы хоть как-то подзаработать, недавно устроилась уборщицей в местную организацию. Сбегаю на часик, уберусь и домой к Виктору… Я за него еще поборюсь!»

340x240_mvno_stolica-s-noresize