Здоровье

Руководитель фонда «Здоровье» Эдуард Гаврилов о реформе здравоохранения: “Итогом оптимизации станет рост смертности в России!”

Про данным фонда «Здоровье», на здоровье россиян скоро можно будет ставить крест Про данным фонда «Здоровье», на здоровье россиян скоро можно будет ставить крест

Реформа российского здравоохранения, которая продолжается в последние годы, с самого начала не вызывала доверия у населения и медработников. За отмену сокращения и укрупнения врачебных учреждений ратовали жители многих регионов — выходили на митинги, писали гневные письма местным властям и Президенту, окрестив оптимизацию «орудием геноцида русского народа». Их выступления остались не услышанными, оптимизация продолжается. И вот итог — больных в стране стало больше, лечение подорожало, а смертность выросла. Ожидаемого повышения качества и доступности медицинской помощи так и не произошло. Такие выводы сделал фонд независимого мониторинга медицинских услуг «Здоровье». С его руководителем и по совместительству заместителем председателя комиссии общественной палаты РФ по охране здоровья Эдуардом Гавриловым беседовала НАТАЛЬЯ ВОЛОДИНА.

 

«С»: Какие плоды оптимизации здравоохранения пожинает Россия?

— К сожалению, реформа была не продумана и первые ее отрицательные результаты уже почувствовал на себе каждый посетитель поликлиники или ФАПа, пациенты в больницах, да и сами врачи. По итогам прошлого года число коек в стационарах сократилось на 33 тысячи, медицинских работников стало меньше на 90 тысяч. При этом фонд оплаты труда оставшихся специалистов вырос лишь на 0,5 процента. Сумма несущественная. Осенью прошлого года мы проводили мониторинг реальных доходов врачей. В Мордовии 63 процента опрошенных признались, что получают меньше 20 тысяч рублей в месяц. В основном их доходы растут за счет совмещения нескольких ставок. В Орловской области, где мы недавно побывали, по этому поводу шутят: на одну ставку есть нечего, а на три — некогда… Поездки по регионам выявили и множество других проблем. Речь идет о нехватке медицинских кадров, больших очередях в поликлиниках, неэффективности работы электронной регистратуры, задержке ввода в эксплуатацию зданий поликлиник и больниц. Растет внутрибольничная смертность, в ряде регионов стали больше умирать в домашних условиях.

«С»: Ситуацию в Мордовии тоже детально изучили?

— Пока, к сожалению, мы у вас не были. Но известно, что в республике к концу прошлого года сократили 620 коек. Число госпитализированных горожан по сравнению с 2013-м уменьшилось на 274 человека, сельчан — на 1256. Итоги 2014-го также показали, что в больницах Мордовии умирали реже. Правда, незначительно. Показатель с 1 процента уменьшился до 0,98. Также было зафиксировано снижение смертности населения на 3,6 процента. Но при этом ее уровень остался достаточно высоким — на 9,3 процента выше, чем в среднем по России, и на 2,8 процента, чем в ПФО. В первом квартале этого года общая смертность в вашем регионе увеличилась на 3 процента, от новообразований — на 5,1, от болезней системы кровообращения — на 7,2, органов дыхания — на 47 процентов. В конце апреля фонд завершил очередной опрос медработников, в том числе из Мордовии. Почти 80 процентов ваших врачей заявили, что на осмотр пациента терапевту требуется от 15 до 30 минут вместо 10, рекомендованных сегодня Минздравом. За такое же увеличение норматива и для педиатров выступили 67 процентов респондентов.

«С»: В чем причины несостоятельности реформ?

— Минздрав России подписывал с каждым регионом так называемые «дорожные карты». В них указано, сколько коек должно остаться к 2018 году в больницах, насколько они будут загружены и как это скажется на показателях смертности. Определены 5 критериев оценки эффективности работы: смертность от всех причин на 1000 населения, число дней работы койки в году, средняя длительность лечения больного в стационаре, обеспеченность врачами и объем средств, полученных за счет реорганизации неэффективных медицинских организаций. На мой взгляд, они совершенно не отражают вопросов доступности и качества, которые в итоге уходят на второй план. Отсюда такой печальный результат. Никто не задумывался и не оценивал, во что реально выльется закрытие ФАПа на селе, от которого до ближайшей областной больницы 30—40 километров по плохой дороге!

«С»: Почему, несмотря на очевидный провал оптимизации, она до сих пор продолжается?

— Потому что кому-то выгодно активное развитие коммерческой медицины, которое происходит в результате снижения качества и доступности бесплатной врачебной помощи.

Объем платных услуг по итогам прошлого года вырос на 24 % и превысил 450 миллиардов рублей. Конечно, хорошо, когда деньги остаются в стране, но при этом разрушается базовая система госгарантий. Этого нельзя допустить!

«С»: Больницы и поликлиники во многих городах закрываются из-за привлекательности для застройщиков земельного участка, на котором они находятся…

— Полагаю, что в крупных городах такое случается… Зачастую модернизированное медучреждение с новой аппаратурой «закрывается», чтобы через некоторое время начать работу под коммерческой вывеской. Такие ситуации должны изучать прокуратура и органы финансового контроля. В современных экономических условиях здравоохранению России нужен каждый рубль.

«С»: К чему в итоге может привести оптимизация?

— Прогноз неутешительный: рост смертности, отток наиболее квалифицированных кадров в коммерческий сектор и дальнейший рост рынка платных медицинских услуг. Уже сегодня мы видим негативную тенденцию: по итогам первого квартала смертность населения выросла на 5,2 процента по сравнению с январем — мартом прошлого года.

«С»: Российский народ и не такие «реформы» переживал…

— Во всяком случае, Минздрав России должен не допустить социального напряжения и оперативно скорректировать планы оптимизации, задать правильные ориентиры регионам. Нужно в первую очередь обеспечить население доступной и качественной медицинской помощью.

«С»: К этому, по официальной версии, и стремились…

— Нужно было в первую очередь развивать амбулаторно-поликлиническое звено, сельскую медицину, привлекать достаточное количество квалифицированных специалистов. Делать максимально доступными консультации специалистов узкого профиля, диагностические исследования. И только потом приступать к сокращению больничных коек. Необходимо решать и другие важные проблемы. Например, налаживать системную организацию работы со стороны министерства. Отдельный разговор о несостоятельности существующей модели ОМС, где от посредников-распределителей денежных средств не зависит качество и своевременность оказываемой пациенту помощи. В регионах бюджетные средства нередко используют неэффективно.

В Чите, например, здание кардиоожогового центра, в который вложено больше 500 миллионов рублей, не могут достроить 10 лет! Существуют пробелы нормативной базы, которая не учитывает приоритет отечественных разработчиков лекарств и медицинских изделий. Для решения этих вопросов требуются профессионалы, ставящие во главу угла не рекламные кампании «по повышению имиджа» здравоохранения за 55 миллионов рублей, а интересы пациентов, врачей и в конечном счете государства. (55,6 миллиона рублей Минздрав России готов заплатить за «выполнение работ по изготовлению и оказанию услуг по размещению телевизионных материалов по формированию положительного образа российского здравоохранения». Соответствующий лот появился 1 апреля на сайте госзакупок — «С».)

 

Личное дело

Эдуард Леонидович Гаврилов родился 14 апреля 1973 года в Смоленске. В 1996-м окончил военно-медицинский факультет при Саратовском государственном медицинском университете. Отличник здравоохранения. Врач высшей квалификационной категории. Кандидат медицинских наук.

Является заместителем руководителя Федерального неврологического центра экстрапирамидных заболеваний и психического здоровья. Член рабочей группы ОНФ «Социальная справедливость».

Директор фонда независимого мониторинга медицинских услуг и охраны здоровья человека «Здоровье». Первый зампредседателя комиссии общественной палаты по здравоохранению и популяризации здорового образа жизни.

340x240_mvno_stolica-s-noresize