Город

ВУЗские не сдаются

Первый корпус университета стал самой скандальной стройкой десятилетия

В столице республики разгорается грандиозный скандал, в котором фигурируют заоблачные суммы и титульные фамилии. Руководство Мордовского госуниверситета имени Огарева предъявило фирме «Саранскстройзаказчик» очередные претензии. На этот раз по качеству работ на третьем этапе строительства первого корпуса. В новом здании протекает кровля, есть проблемы с подсветкой, крыльцом и фасадами. Генподрядчику было предложено в срок до 1 мая устранить недостатки в добровольном порядке, а в противном случае грозили судом. Однако президент компании Александр Меркушкин заявил, что ничего переделывать не будет и у него претензий к университету гораздо больше. Мнения конфликтующих сторон выслушала Алена Нестерова.

Споры заказчика и генподрядчика начались еще до сдачи объекта и вылились в несколько судебных процессов, которые продолжались в общей сложности почти три года. Ранее руководство университета обвинило строительный холдинг в необоснованном присвоении более 60 миллионов рублей. Александр Меркушкин в свою очередь утверждал, что в неизвестном для него направлении ушли гораздо большие средства.

По сравнению с их стоимостью названная сумма — верхушка айсберга. Директор «Саранскстройзаказчика» на протяжении нескольких лет неоднократно требовал от надзорных органов провести проверку на предмет нецелевого использования федеральных средств, но пока получил лишь отписки. Популярный блогер Артемий Лебедев после недавнего визита в Саранск на чем свет стоит раскритиковал местную архитектуру, не стесняясь нецензурной лексики. Досталось и гордости университета — ​учебно-лабораторному корпусу, который в народе называют «первым». «Напротив театра расположилась пародия на московскую гостиницу «Пекин», только из композитных панелей», — ​написал блогер. Но Лебедев даже не догадывается, какие страсти кипят вокруг «пародии».

В проекте более чем миллиардной стоимости столкнулись интересы университета и лидера строительной отрасли республики. Сдача объекта затянулась на два года. А судебная тяжба шла три года и завершилась в конце 2016-го. В апреле судебные приставы взыскали с компании более 40 миллионов рублей в пользу университета. Но взаимные претензии на этом не закончились…

Университет

Первый корпус МГУ изначально замышлялся как объект Тысячелетия. То есть финансировался из другого федерального источника, но приурочивался к знаменательной дате, на празднование которой ждали первых лиц государства. Разумеется, Президента надо чем-то удивить, и по традиции нет ничего лучше масштабной стройки. Однако времени оставалось мало. В 2010 году проектный институт «Саранскгражданпроект» разработал проект объекта общей площадью 27,6 тысячи квадратных метров и первоначальной стоимостью 1 миллиард 98 миллионов рублей. Одним из ответственных за его возведение был назначен проректор вуза по строительству Степан Гудожников. Проект и смету утвердило министерство образования и науки России. В дальнейшем был объявлен тендер. Нашлось немало желающих возвести объект с серьезным финансированием, но удача улыбнулась «Саранскстройзаказчику». «Александр Меркушкин выиграл торги честно, здесь нет никаких сомнений, — ​рассказывает Степан Гудожников. — ​Мы заключили договор. В 2011-м было выделено 500 миллионов рублей, которые следовало освоить в течение года. Уже тогда начались проблемы. На мой взгляд, компания не смогла правильно организовать производственный процесс из-за низкой квалификации персонала. Чтобы не терять деньги, было принято рискованное решение оформить их перечисление за еще не выполненные работы. Кстати, его принимали не в университете, а на уровне руководства республики. Александр Иванович обещал эти деньги отработать».

В 2012 году объем финансирования составил 550 миллионов рублей. Строительство совпало с присвоением вузу статуса национального исследовательского университета. «Николай Иванович Меркушкин принял решение внести в проект правки, чтобы изменить фасады и сделать здание похожим на Московский университет, — ​продолжает Гудожников. — ​Кроме того, в корпусе решили разместить Центр обработки данных с мощнейшим компьютером. Его стоимость составила примерно 200 миллионов рублей, включая все сопутствующее оборудование. Глава Мордовии направил письмо в министерство образования и науки с просьбой о разрешении корректировки. Изменения в проект были внесены и прошли экспертизу. С их учетом общие расходы возросли до 1 миллиарда 498 миллионов рублей. Стоимость квадратного метра при ценах 2011 года получилась 47 тысяч рублей. Это была хорошая планка для нас как заказчиков. Работы по Центру обработки данных выполняла московская компания «КРОК». В 2013 году Александр Меркушкин подал на университет в суд. Ему показалось, что у нас неполная проектно-сметная документация. Мы заключили мировое соглашение и предоставили все необходимые бумаги. Руководитель «Саранскстройзаказчика» сказал, что вопросов нет и он готов продолжить работу. Но строительство велось медленно, практически год объект простаивал. Генподрядчик снова заговорил о недочетах в смете. Возможно, он в чем-то прав. Недоработки были. Но на серьезном и сложном объекте со множеством коммуникаций это вполне нормально». В 2014 году университет подал в суд иск о расторжении договора с «Саранскстройзаказчиком». В начале этого года служители Фемиды признали правоту вуза. Заказчик потребовал вернуть деньги, которые генподрядчик не отработал. «Не были выполнены пуско-наладочные работы, а также работы по вентиляции и кондиционированию, — ​рассказывает Гудожников. — ​Мы претендовали на 65 миллионов рублей, а экспертиза показала нашу правоту на 40 миллионов. Судебные приставы эти деньги взыскали».

Строительство корпуса заканчивала компания «Мордовпромстрой», которая согласилась выполнить работы по ценам 2011 года. Объект сдали с двухгодичным опозданием в октябре 2016-го.

«Саранскстройзаказчик»

«Любая инициатива наказуема, но наказали почему-то нас, — ​философски заметил Александр Иванович, комментируя ситуацию. — ​Проект с самого начала был не подготовлен. Но Мордовия готовилась праздновать Тысячелетие единения мордовского народа с народами российского государства. На серьезное событие ждали высоких гостей из Москвы. Объект был нужен, чтобы отличиться перед Президентом. Руководство республики хотело получить федеральное финансирование. Рассчитывали так: пусть Президент увидит, что мы уже возвели здание главного корпуса МГУ на свои средства! Но по просьбе руководства республики мы начали строить. Разрабатывать смету поручили директору проектного института Сергею Ходневу. Говорили, что он быстро сделает. Я как патриот Мордовии начал работать без проекта и финансирования. Меня об этом попросил Николай Иванович. (Меркушкин — ​«С») Мы сломали старый корпус, начали закладывать фундамент, а документации все не было. Первоначальная стоимость объекта была объявлена устно, и назвал ее не проектный институт, а руководство. Проектировали и работали, что называется, с листа. Потом появился облик, похожий на Московский университет. Полгода мы строили на свой риск без финансирования. На первоначальном этапе компания вложила около 380 миллионов своих оборотных средств. На эти деньги можно было построить четыре жилых дома по 60–70 квартир. Расчет оправдался: Путин подписал бумаги на финансирование объекта. Поступил первый транш в размере 100 миллионов, а работы были выполнены на сумму 480 миллионов. По сути дела, деньги выпрашивались под уже готовый корпус».

В ходе строительства у Александра Меркушкина возникли вопросы, касающиеся проектно-сметной документации. «Объ­емы работ и их стоимость были взяты с потолка, — ​считает он. — ​Деньги распределяли Гудожников и Департамент министерства образования РФ. В смете были пропущены многие работы, указанные в договоре. Другой пример: некоторые разделы проектной документации отсутствовали у заказчика при проведении аукциона. Это говорит о его незаконности». Получается, что «Саранскстройзаказчик» был вынужден направить иск в суд о расторжении договора по четвертому этапу строительства. Однако стороны заключили мировое соглашение. «Я был вынужден пойти на это по просьбе руководства республики, — ​признается Александр Меркушкин. — ​Меня попросили не раздувать скандал. Звонил даже мой «однофамилец» уже из Самары! (Смеется — ​«С») Это мировое соглашение вышло для компании боком. Мы не смогли удовлетворить свои требования по исполнению условий контракта, и все осталось как прежде». По словам знаменитого строителя, утвержденной документации нет до сих пор, да и заключения экспертизы совершенно отрицательные, хотя сметная стоимость чисто механически была увеличена на более чем 500 миллионов рублей. По словам Меркушкина, эти деньги прошли мимо генподрядчика.

Выяснилось, что в 2013–2016 годах «Саранскстройзаказчик» неоднократно обращался в Генеральную прокуратуру РФ, Счетную палату РФ, администрацию Президента РФ с требованием проверить факты нецелевого использования средств и обоснованность проектно-сметной документации. Генподрядчик обращал внимание на то, что заказчик привлек ЗАО «КРОК инкомпорейтед» для выполнения работ по созданию автоматизированной системы обработки данных. А по данным строительного холдинга, эти виды работ не были указаны в утвержденной проектно-сметной документации и опять же не прошли экспертизу в установленном законом порядке. Генподрядчик указывал, что оборудование закупалось за счет средств, предназначенных для строительно-монтажных работ. Стоимость «сомнительных» работ, по мнению «Саранск­стройзаказчика», составляет более чем 200 миллионов рублей. Меркушкин считает, что из-за этого холдингу пришлось выполнять не предусмотренные сметой работы. По его словам, сюда входят демонтаж подвесных потолков, заделки отверстий в потолках перекрытия… Также руководство «Саранск­стройзакачика» уверяло, что многие объемы работ необоснованно переходят с этапа на этап без учета фактического объема строительно-монтажных работ.

Меркушкин утверждает, что 23 января 2013 года этот вопрос обсуждался на совещании, которое проводил премьер-министр Мордовии Владимир Сушков. И вроде бы по его итогам Управлению государственной экспертизы поручили выдать заключение на проектно-сметную документацию, дав две недели на ее доработку. Однако, как утверждает Меркушкин, заключение оказалось датировано декабрем 2012 года и явно было сфальсифицировано. Генподрядчик сравнил два положительных заключения по объекту (которые проводились с разницей в три года) и пришел к выводу, что первоначальная смета существенно занижена. Разница, по мнению руководства холдинга, составляет 76 миллионов рублей. «Возмущает также факт, что экспертиза проводилась в Мордовии, — ​говорит Александр Меркушкин, — ​а не в казанском филиале Главгосэкспертизы России. Также заказчик дважды провел тендер на одни и те же виды работ на сумму свыше 30 миллионов рублей». Все эти доводы «Саранскстройзаказчик» приводил во время судебных процессов, шедших в 2013–2016 годах, но служители Фемиды не нашли в действиях заказчика ничего криминального. Республиканская прокуратура, по словам представителей генподрядчика, отказалась вмешиваться в дело, так как между сторонами шел гражданский спор. Возможно, ситуацию вокруг сметы мог бы прояснить директор проектного института Сергей Ходнев, под руководством которого и разрабатывался грандиозный проект. Но он уволился, и говорить об университете не желает. «Это их дело, пусть сами разбираются, — ​заявил Ходнев корр. «С». — ​Лично я ничего комментировать не собираюсь».

Как утверждают представители компании, другие подрядные организации выполнили всего 10–12% от общего объема работ. После того как «Саранскстройзаказчик» отказался подписывать акт сдачи университета, его исключили из подрядчиков, что, по словам представителей холдинга, противоречит правилам ввода объекта в эксплуатацию. «Акт утвердил председатель саранского горсовета Николай Бурнайкин, что не входило в его полномочия, и в итоге «Саранскстройзаказчик» получил по этому объекту убытков на сумму около 75 миллионов рублей», — ​подвел итог Александр Меркушкин.

Продолжение

Противостояние заказчика и бывшего генподрядчика, судя по всему, закончится не скоро. Не исключено, что в ближайшее время Мордовия вздрогнет от очередного громкого судебного процесса. Теперь университет предъявляет претензии к качеству выполнения работ по третьему этапу строительства. Например, зафиксирован случай, когда из оконного проема выпал стеклопакет. Хорошо, что обошлось без жертв. Согласно контракту, заказчик имеет право предъ­явить претензии подрядчику в течение пяти лет. «У нас есть заключение экспертизы, которая указывает на некачественное выполнение работ, — ​продолжает Гудожников. — ​Фасады сделаны по технологии немецкой фирмы «Шико». Но, к сожалению, работу выполнял сам «Саранскстройзаказчик», а там профессионалов нет. Нужно было взять субподряд, но они решили справиться сами. К сожалению, местные специалисты выполнить эту задачу не смогли. Они надеются на то, что Александр Меркушкин не даст их в обиду».

Университет предлагал бывшему генподрядчику устранить все недостатки до 1 мая. Однако Александр Меркушкин сразу за­явил, что переделывать ничего не собирается, так как при приеме работ у заказчика претензий не было. К тому же, по его словам, на объекте трудились и другие подрядные организации. «Неизвестно, как их деятельность отразилась на здании, — ​говорит президент «Саранскстройзаказчика». — ​Что касается окон, то проемы были так запроектированы, что не вписывались в технические условия. Поэтому претензии следует предъявлять совершенно другим людям».

«С» продолжит следить за развитием событий…

Новости партнеров