Город

Неизвестные факты из жизни саранского воеводы Исая Шафирова

Саранск времен правления Исая Шафирова Саранск времен правления Исая Шафирова

Мало кому известно, что воеводой Саранска в начале XVIII века был избалованный вниманием и роскошью отпрыск известного государственного деятеля петровских времен Исай Шафиров. Годы правления в маленьком и бедном городке долгое время оставались белым пятном его достаточно интересной биографии. Как подопечный царицы Екатерины попал в провинциальный Саранск, выясняла ОЛЬГА ПЛАТОНОВА.

 

Назначение

Барон Исай Шафиров впервые стал объектом исследовательского интереса летом 1886 года. Сотрудник журнала «Исторический вестник» Федор Бычков составил и опубликовал его биографию на основе материалов Государственного архива и «Сборника русского исторического общества». Достаточно подробное жизнеописание имело существенный недостаток — пробел длиною почти в 10 лет. Автору не удалось выяснить, где находился и чем занимался сын вице-канцлера Петра I с мая 1725 года по март 1734-го. Составители «Русского биографического словаря», изданного в 1905 году, тоже не смогли разгадать загадку. Лишь несколько лет назад местные историки-краеведы обнаружили в республиканском архиве присягу Исая Шафирова от 1 февраля 1729 года, подписанную при вступлении в должность воеводы Саранска.

В апреле барон прибыл в город с женой и дочерью и принял дела от прежнего градоправителя Беклемишева, что также подтверждено документально.

Присяга Шафирова, данная им при вступлении в должность саранского воеводы Присяга Шафирова, данная им при вступлении в должность саранского воеводы

«Вполне объяснимо, что информация о его назначении в Саранск не распространялась в Санкт-Петербурге, — говорит доцент кафедры традиционной мордовской культуры и современного искусства Мордовского университета Сергей Бахмустов. — С карьерной точки зрения это было настоящим провалом. В отличие от XVII века, когда во главе городов становились опытные служилые дворяне, при императрице Екатерине в провинцию отправляли тех, кто для армии был уже не пригоден и состоял на учете в герольдмейстерской конторе. Исай Шафиров тоже значился в списках «запасных». Столичная бюрократия предпочитала не связываться с сыном опального чиновника. Вероятно, в Саранск его назначили по протекции старых друзей отца для «кормления», то есть поправки личного финансового положения. Воеводам разрешалось набрать для себя в городе определенную сумму денег». Известны случаи, когда для увеличения собственного состояния градоправители злоупотребляли властью, задерживали жалованье служилым людям, покровительствовали контрабанде и продаже без патентов водки и других напитков, обложенных акцизом. Некоторые деятели вступали в сговор с ворами и разбойниками, хотя получали немалые сборы с населения… «Саранск для «кормленника» в начале XVIII века не представлял большого интереса, — продолжает Бахмустов. — К тому времени он превратился в маленький тыловой город с населением не более трех тысяч человек. В таком особо не наживешься. Скука страшная, а ответственность большая». Воевода держал почти все бразды местного управления. Должен был в том числе набирать и преследовать беглых рекрутов, ловить воров и разбойников, вести гражданские дела, принимать меры в случае эпидемии, бороться с азартными играми и «соблазнительными зрелищами». Неизвестно, насколько успешно Исай Шафиров справлялся со всеми обязанностями, но подати он выбивал с особым усердием. Сохранилось прошение саранских служилых людей к императрице Анне Иоановне о снижении ежегодных платежей. Тогда в городе официально числилось более 1300 мужчин, пригодных к военной службе. С каждого градоправитель имел право требовать на пополнение госказны по 1 рублю 10 копеек в год. Но, так как вояк было фактически в 2—2,5 раза меньше, чем на бумаге, им приходилось платить за себя и того парня. Несогласных с таким положением дел по приказу воеводы Шафирова били палками по оголенным икрам. Прошение так и осталось без ответа. Служилому люду пришлось терпеть истязания и платить больше положенного все пять лет правления барона Исая Шафирова. Следующий документ о его назначении советником вотчинной коллегии Москвы датирован 1734 годом.

 

Опала

Петр Шафиров — «птенец гнезда Петрова» Петр Шафиров — «птенец гнезда Петрова»

Имени Исая Шафирова не оказалось бы в летописи Саранска, если бы не дворцовые интриги, которые привели его отца на эшафот… Блестящий дипломат и вице-канцлер Петр Шафиров происходил из рода польских евреев, перешедших в православие. Получив отличное образование в Москве, он начал свою деятельность в Посольском приказе, где работал его отец. Переводил с иностранных языков не только официальные бумаги, но и книги по разным отраслям знаний. В 1697 году он попал в свиту царя Петра I, который отправился в заграничное путешествие. С тех пор карьера Петра Шафирова пошла в гору. Оценив способности молодого переводчика, канцлер Федор Головин сделал его своим тайным секретарем. В этой должности Шафиров управлял Посольским приказом, а также сопровождал государя во время его путешествий и походов, принимал участие в заключении договора с польским королем Августом II и послами седмиградского князя Ракоци. Самостоятельную дипломатическую работу он начал вести с 1706 года. Спустя два года в «награду за неутомимую деятельность» Петр I даровал Шафирову 300 крестьянских дворов, пожаловал в тайные советники и произвел в вице-канцлеры. Оценили его и иностранные государи. Фридрих Прусский вручил орден Великодушия, а Август Польский — орден Белого орла. 30 мая 1710 года, в день рождения российского царя, дипломат получил баронский титул. Гетман Скоропадский подарил ему два богатых села — Вербу и Понурицу. В последующие годы, которые ознаменовались успехами отечественной дипломатии, благосклонность царя к Шафирову-старшему росла, так же как его состояние и влияние. По словам современников, дом вице-канцлера на берегу Большой Невки считался одним из лучших в Петербурге. Его сын Исай учился во Франции под присмотром русского резидента при версальском дворе барона Шлейница.

Вместе с Александром Меньшиковым Петр Шафиров держал на Белом море очень прибыльные промыслы китового, моржового и трескового жира. Партнерство с влиятельным князем впоследствии оказалось для него роковым. В начале 1720-х годов государственные деятели что-то между собой не поделили, начались открытые столкновения. В 1722-м Петр Шафиров выступил против Меньшикова в сенате при рассмотрении дела о «закрепощении вольных казаков» в городе Почепе, который был пожалован князю после Полтавской битвы. В ходе разбирательств вице-канцлер скомпрометировал также обер-прокурора сената Скорнякова-Писарева. Обиженные противники быстро нашли возможность отомстить. Петр Шафиров при содействии друзей-сенаторов составил противозаконное постановление о выдаче жалованья своему брату Михаилу. В другое время афера осталась бы никем не замеченной… Зная нетерпимость царя к взяточничеству и злоупотреблениям, враги вице-канцлера отправили дело на рассмотрение государя. Петра Шафирова приговорили к «лишению чинов, имений и жизни»… С эшафота его сняли в последние минуты благодаря заступничеству царицы Екатерины. Император заменил казнь сначала на ссылку в Сибирь, а потом на поселение вместе с семьей в Новгороде «под крепким караулом». На содержание «узникам» давалось по 33 копейки в день. Единственный сын осужденного Исай, хорошо знавший иностранные языки, был вынужден работать переводчиком за 160 рублей в год. Ссылка бывшего вице-канцлера закончилась после смерти Петра I. Екатерина вернула ему часть конфискованных имений и домов, назначила денежное пособие. В 1725 году императрица даже поручила Петру Шафирову составить историю Петра Великого, но былого величия дипломат уже больше никогда не имел.

 

Сумасшествие

Петр Шафиров на эшафоте. В последний момент казнь заменили на ссылку... Петр Шафиров на эшафоте. В последний момент казнь заменили на ссылку…

К 1734 году скандальное дело Шафирова-старшего практически забылось, и его сыну дали возможность сделать карьеру в Москве. Но тот шансом не воспользовался, выше чина статского советника камер-коллегии не поднялся. За несколько лет Исай Шафиров проиграл и растратил все отцовское наследство. Летом 1745 года, пытаясь уберечь его жену и 8 детей от нищеты, Елизавета издала указ: «На имения статского советника барона Исая Шафирова купчих и закладных ни под каким видом не писать и никому у него ничего не покупать и в заклад не брать; в карты и в другие никакие игры никому с ним также ни под каким предлогом не играть…» Меры государыни не принесли желаемого результата. Шафиров-младший продолжал играть и пьянствовать. В 1747 году императрица повелела определить подопечного в Донской монастырь для исправления. Заточение в келье продолжалось два года, после чего Исаю разрешили жить в своем московском доме. Управление имениями было доверено его жене Евдокии Андреевне. После смерти супруги в 1750 году барон начал вести себя еще более вызывающе. «Живя в Москве, стал требовать от генерал-губернатора Левашова караул к себе в дом, якобы для защиты от своих дворовых людей, — писал Федор Бычков. — Когда же караул был приставлен к дому, то Шафиров стал браниться с караульными, бросал в них и проходящих кирпичи, заставлял своих людей кричать караул и объявлять «слово и дело». Вообще поведение барона было до того странно и так походило на сумасшествие, что московский генерал-губернатор 25 марта 1751 года просил барона Черкасова доложить обо всем императрице и испрашивал высочайшего разрешения посадить Шафирова снова в монастырь».

Неизвестно, было ли исполнено прошение Левашова. Последние 5 лет жизни Исая Шафирова до сих пор покрыты мраком неизвестности. Есть лишь сведения, что умер сын вице-канцлера в 1756 году в Москве. Его многочисленное потомство осталось практически без средств к существованию. Снова помогла императрица Елизавета. Пять дочерей Шафирова она назначила фрейлинами при дворе, а потом удачно выдала замуж. Троим сыновьям бывшего саранского воеводы пришлось самим зарабатывать на жизнь. Никто из них не оставил после себя мужского потомства. С их кончиной прекратился род баронов Шафировых, просуществовавший чуть больше 100 лет.

 

Интереснеы факты

 

Около 1716 года Петр Шафиров по поручению Петра Великого написал знаменитое «Рассуждение о причинах войны», которое было дважды напечатано (в 1716 и в 1722 годах) и в котором борьба со шведским королем была представлена как необходимость, вызванная существенными потребностями государства.

В заключении к нему Петр I проводил мысль о необходимости довести дело до конца и не мириться, прежде чем не обеспечено будет обладание Балтийским морем.

В 1722 году Шафиров получил чин действительного тайного советника, назначен сенатором. «Он очень мал ростом и так неестественно толст, что едва может двигаться», — характеризовал его в эти годы голштинский дворянин Фридрих Берхгольц, долгое время живший в России.

Дом Шафирова на берегу Большой Невки считался одним из лучших в Петербурге. По словам Берхгольца, в этом доме была «необыкновенная большая зала, если не самая обширная и лучшая в Петербурге, то, наверное, одна из лучших».

340x240_mvno_stolica-s-noresize