Город

«Даже к самому опустившемуся наркоману надо относиться с уважением!»

Подполковник Светлана Крайнова 12 лет проработала в наркоконтроле

 

Kraynova_narkokontrol (40) По словам Светланы Крайновой, каждому оступившемуся человеку нужно дать шанс начать жизнь с чистого листа…

Светлана Крайнова — единственная женщина-дознаватель в мордовском наркоконтроле, работает там 12 лет — с самого начала его образования. За эти годы направила в суд десятки уголовных дел. После бесед с этой обаятельной женщиной немало наркоманов задумались о жизни и прекратили потреблять опасное зелье. О себе и своей службе женщина в погонах рассказала ЕКАТЕРИНЕ СМИРНОВОЙ.

 

…Она с детства мечтала стать следователем. Даже занятия музыкой и балетом не смогли так сильно увлечь хрупкую девушку. Но в конце 1980-х поступить на юридический факультет представительницам прекрасного пола было достаточно сложно. Преимуществом обладали парни, имеющие за плечами воинскую службу, и те, кто уже стажировался в правоохранительных органах. Поэтому сразу после школы Светлана устроилась секретарем по уголовным делам в Пролетарский райсуд и подала документы на заветный факультет. Затем была работа в региональном МВД и налоговой полиции, а в 2003 году наша героиня приняла решение пополнить ряды совершенно нового ведомства — службы по контролю за незаконным оборотом наркотиков. «Период был сложный, но интересный, — рассказывает женщина. — До этого я более 10 лет прослужила в налоговой полиции. Нас тогда называли «белыми воротничками», так как мы общались с приличными и состоятельными людьми — директорами предприятий, предпринимателями и т. д. Наркоконтроль — совершенно другое дело! Пришлось увидеть очень неприглядную изнанку жизни. Хотя признаюсь, что и среди наркоманов встречаются достаточно приличные и образованные люди…» Светлана улыбается, вспоминая свое первое боевое крещение на новом месте службы. В отдел доставили таджичек, у которых, по оперативным данным, при себе были наркотики. Досматривать их пришлось начинающей сотруднице. «Для нас это был настоящий шок! — говорит подполковник. — Ведь раньше мы людей не досматривали и тем более не раздевали… Начальник оперативной службы, видя наше замешательство, подбадривал: «Девчонки, не бойтесь, они не страшные!» Но себя переломить было очень сложно. Вместе с напарницей мы попросили подозреваемых раздеться самим. Представляете, они снимают одну кофту, а под ней — другая, третья, седьмая… И то же самое со штанами! Эти женщины были укутаны, как матрешки! В налоговой полиции я привыкла документировать все от и до, вот и начала описывать эти раздевания в подробностях. Вот смеху-то было! Кстати, наркотиков при себе у этих женщин не оказалось. Запрещенные вещества обнаружили в машине, на которой они передвигались…»

Постепенно все стало привычным. Светлана научилась находить общий язык с непредсказуемым наркотическим контингентом. Со временем усвоила специальные психологические приемы, с помощью которых можно расположить к себе собеседника и повлиять на него. «С каждым подозреваемым стараюсь найти общий язык, — продолжает Крайнова. — Нет, мораль мы не читаем — это не действует. Но профилактикой занимаемся. Зачастую к нам попадают совсем юные создания, которые только попали в опасные сети. У них еще есть шанс изменить жизнь. Важно правильно подойти к такому нарушителю и не напугать — чтобы человек не замкнулся и осознал, к чему приводит пагубное пристрастие. На днях привели 19-летнего молодого человека, который попался на солях. Говорю: «Ты же еще в силах все изменить! У тебя все может быть в жизни — хорошая работа, семья, дети, квартира!» И вижу по глазам, что парень со мной согласен. Для нас этот момент очень важен… Надо постараться донести по-человечески, что его действия могут привести к непоправимому финалу. Помогает! Для начинающих наркоманов это большая острастка. Хоть такая судимость и быстро гасится, но отпечаток может оставить на всю жизнь. Даже к наркоману относиться с уважением — вот что главное. Все мы люди, сегодня ты занимаешь эту должность, а завтра неизвестно, где можешь оказаться. И, чтобы тебе в спину потом не плевали, всегда нужно оставаться человеком!»

Говоря о самых запомнившихся уголовных делах, Светлана рассказывает историю 19-летней жительницы Саранска, которая выросла в состоятельной семье. Около двух лет назад в одном из московских клубов она познакомилась с молодым человеком, который помог достать амфетамин. На рузаевском вокзале юную барышню задержали сотрудники УФСКН. Сначала она признавала вину, но потом решила, что сможет избежать судимости, и наняла дорогого адвоката. Заявила, что таблетки ей передал в качестве лекарства от рака какой-то незнакомый мужчина на вокзале. Даже анкетные данные его предоставила. Выяснилось, что этот человек длительное время находится в розыске за ряд тяжких наркотических преступлений. Его снимок красуется на официальном сайте ФСКН России. Адвокат и его подзащитная решили, что раз мужчина скрылся от следствия и суда, то сотрудники наркоконтроля замнут дело. Но они не учли, что данные на сайте иногда обновляются с запозданием. Выяснилось, что «сбытчик» уже как год сидит в местах лишения свободы Костромской области. Светлане Крайновой пришлось ехать туда на допрос. Мужчина заявил, что никогда не видел красотку с предоставленной фотографии.. Вскоре оперативники вычислили настоящего сбытчика амфетамина. Вычислили без проблем. Во время телефонного разговора подозреваемая сообщила ему, что задержана с наркотиками. Для очной ставки молодого человека доставили в Саранск. «Надо было видеть глаза адвоката и подозреваемой! — говорит Светлана. — Они уже решили, что дело развалилось и им удалось доказать невиновность. Это дело мне запомнилось длительностью расследования. Обычно следствие по «нашим» уголовным статьям длится 10—15 дней, а тут растянулось на 4 месяца! В итоге девушка все-таки предстала перед судом. Ее признали виновной в «незаконном приобретении, хранении и перевозке наркотиков» и обязали выплатить штраф в 10 тысяч рублей. Также пришлось порядочно раскошелиться на адвоката…»

Приходилось дознавателю иметь дело и с родственниками статусных жителей республики. Несколько лет назад с героином попался внук одного из генералов. «Обаяшка-парень! — вспоминает Светлана. — Воспитанный, интеллектуальный. Всегда одет с иголочки. Открытое лицо, потрясающая улыбка — хоть на обложку журнала снимай! Справедливости ради отмечу, что дедушка, в отличие от внука, оказался человеком чести. Он не приходил и не просил за непутевого родственника. Понимал: раз преступил закон — отвечай по всей строгости! И как только этому парню удавалось всегда отделываться условными сроками за наркотики? Одна из адвокатов рассказывала, как он являлся в суд в костюме и при галстуке. Заговаривал женщин-судей, мило улыбался, пускал слезу… Клялся: «Я в любой момент брошу!» И в очередной раз отделывался условным сроком, хотя давно уже было пора посадить…» В итоге через несколько лет он снова оказался в стенах наркоконтроля. Сотрудники узнали его с трудом! Очень плохо выглядел, все обаяние куда-то улетучилось. Парень уже плотно сидел на тяжелых наркотиках и понимал, что ему нужна медицинская помощь. Умолял: «Спасите меня! Посоветуйте, куда мне обратиться за лечением!» «Мы подсказали координаты учреждений, но не знаю, воспользовался ли он ими, — продолжает Крайнова. — Недавно наш сотрудник встретил этого молодого человека в одной из мордовских колоний, где тот отбывает срок за наркотики. Кто знает, может быть, если бы судьи так долго не жалели преступника, его судьба сложилась бы иначе. Отсидев срок в начале жизни, он еще мог одуматься и начать все сначала. Сейчас время упущено…»

Очень показательны в этом плане истории дезоморфинщиков. За несколько месяцев из успешных людей они превращались в «ходячих мертвецов». «Допрашиваешь такого наркомана, а на следующий день узнаешь, что его больше нет на этом свете, — рассказывает наша собеседница. — Больше всего запомнилась история 26-летнего москвича по имени Антон, у которого в Саранске был свой косметический бизнес. В 2007 году от клиентов не было отбоя. Недостатка в средствах парень не испытывал. Приезжал в Саранск на красном «Феррари», которого больше ни у кого в нашем городе не было. Когда все здесь носили хорошие кроссовки за 1 тысячу рублей, он покупал за 10 тысяч… Антон посещал притон в центре города, который содержал бывший участник организованной группировки. Дезоморфин там лился рекой! Когда это «заведение» накрыли, я вызвала на допрос Антона. А на следующий день он умер. Хозяина притона тоже привлекли к уголовной ответственности. Но, отделавшись условным сроком, он продолжил наркотическую деятельность. От постоянного потребления дезоморфина этот товарищ просто гнил заживо и ходить практически не мог. Наш сотрудник отправился к нему домой. Только шагнул в подъезд — а оттуда выносят фотографию подозреваемого в черной рамке и кладбищенские венки!.. Это было ужасное время. Люди от дезоморфина умирали десятками! Сейчас страну наводнили спайсы, и с ними ситуация обстоит не лучше. От этой отравы мозг атрофируется и разлагается полностью! Моя коллега, бывший начальник отдела профилактики наркомании Ольга Ванатова рассказывала такой случай. В колонии умер солевой наркоман. Когда вскрыли череп, мозги оттуда просто прыснули! О чем могут такие люди думать или рассуждать? Они теряют человеческий облик, остается лишь инстинкт потребления наркотиков. Причем сейчас соли такие ядовитые, что летальный исход не исключен и после первого потребления. Я хожу по школам, читаю лекции старшеклассникам. Хочу, чтобы они поняли, насколько опасны наркотики. Когда молодой человек только начинает пробовать, чувствует себя крутым и взрослым. Но вся эта крутость — однократная и может закончиться смертью. Это просто русская рулетка!»

По словам Светланы Крайновой, следователь — профессия ничуть не менее женская, чем мужская. Представительницы прекрасной половины человечества более терпеливы, аккуратны, скрупулезны. И, конечно же, могут найти душевный подход к подозреваемому. Светлана признается, что благодаря внушительному мужскому коллективу чувствует себя женщиной на работе. Силы черпает в спорте. Пять раз в неделю посещает спортзал, с удовольствием занимается лыжами и плаванием. «Если пропускаю тренировки, морально себя плохо чувствую, — признается она. — Ведь спорт дает мощный заряд энергии! После тренировок ты приходишь на работу в приподнятом настроении, и это положительно влияет на производительность…»

Как и многие женщины ее профессии, Светлана не замужем. Одна воспитывает 13-летнюю дочь. «Она очень самостоятельная, может сама приготовить обед, — говорит женщина. — Никогда меня не подводит! Пока о будущей профессии не задумывается. Ходит в художественную школу, всерьез занимается английским языком. А еще самостоятельно изучает японский и мечтает поехать в эту восточную страну. Я рада, что у нее есть мечта!»

340x240_mvno_stolica-s-noresize