Город

Против дома нет приема?

Общественность просит сохранить приговоренный к сносу уникальный памятник архитектуры

Угроза гибели нависла над саранским деревянным домом № 16 по улице Советской. Образец модерна начала XX века мешает планам по благоустройству города к чемпионату мира по футболу 2018 года. Министерство культуры РМ пытается уберечь здание, являющееся уникальным памятником архитектуры, от сноса. Чем оно уникально? Кем были его создатель и последующие владельцы? Страницы истории листала ОЛЬГА СТАРОСТИНА.

Ценность

Уже почти не осталось Саранска, который знали коренные жители. Перестроенные улицы приобрели совсем иной вид. Об их давней истории напоминают лишь небольшие островки прошлого, которые нередко стараются прикрыть жестяными или бетонными заборами. Словно пытаются скрыть изъян на отполированной глади города, гордо носящего звание одного из самых благоустроенных в России.

Слегка покосившийся деревянный дом на улице Советской тоже не вписывается в современную действительность. Он стоит обособленно на опустевшей части улицы, которая некогда называлась Базарной и была одной из самых пышных. Свои усадьбы здесь возводили исключительно чиновники и преуспевающие предприниматели… До сегодняшнего дня здесь сохранилось только одно здание, построенное в самом начале XX века управляющим городского банка Исааком Городецким. Несмотря на то, что дом был деревянным и одноэтажным, в уездном Саранске он выглядел вполне представительным и комфортабельным. От других строений его отличал модернистский стиль, который широко применялся в архитектуре больших городов. Над сенями строители возвели интересную высокую ломаную двускатную крышу. Два фронтона и наличники украсили изящной резьбой. В Саранске это был единственный в своем роде объект. Два столетия назад в городе вообще не существовало единого ансамбля, спроектированного одной «рукой» и сложенного из однородного материала… Об Исааке Городецком почти никаких сведений не осталось. Известно лишь, что с 1914 года он стал управлять Ряжским отделением «Русского для внешней торговли банка Рязанской губернии». Видимо, с этого времени дом обрел другого хозяина. По некоторым данным, им стал владелец небольшого пенькового завода Овчинников, никак не отметившийся в истории уездного Саранска. Спустя 6–7 лет особняк снова был продан или, возможно, реквизирован советской властью. Там поселился врач Иван Козлов.

Козловы

Он является одним из организаторов здравоохранения в мордовском крае, все его семейные фотографии и письма хранятся в фондах Краеведческого музея им. Воронина. Уроженец Посопа окончил Краснослободское духовное училище и Пензенскую духовную семинарию. В 1910 году поступил на медицинский факультет Варшавского университета, но Первая мировая война помешала получить диплом. Доучиваться пришлось в Казани. В 1915-м Ивана Козлова призвали в действующую армию. Молодой медик служил ординатором Брестлитовского заразного госпиталя. После демобилизации в 1918 году вернулся в Саранск. Получил должность городского врача и большой деревянный дом на улице Базарной. Работы для доктора в то время было много. В Саранске формировались части Красной армии. Количество военнослужащих иногда превышало число местных жителей. Из-за плотности населения в городе и окрестностях вспыхнули эпидемии холеры и тифа. Особенно пострадали села Зыково, Архангельское Голицыно и Полянки. Иван Козлов был назначен заместителем комиссара здравоохранения Саранского уезда и председателем чрезвычайной комиссии по борьбе с заразными болезнями. Ему приходилось руководить оцеплением инфицированных сел войсками гарнизона и заниматься обустройством инфекционных бараков. Он создал медпункты и стационары во многих деревнях. Собрал бывших ротных фельдшеров и обучил профилактике тифа. Козлову помогали только два фельдшера и врач Вера Ковалева, которая позже стала его женой. В своем доме на переименованной улице Советской доктор появлялся редко, большую часть времени проводил в разъездах. В 1920-х годах по инициативе энергичного медика в Саранске открылась детская больница, кожно-венерологический диспансер и при нем краткосрочные курсы для фельдшеров. Станция по борьбе с бешенством — тоже его детище. До этого жители Саранска ездили на прививки в Пензу. В 1930 году в городе при участии четы Козловых открылась фельдшерская школа и началось строительство областной больницы. Видимо, к тому времени они могли себе позволить жилье получше и покинули дом на Советской.

Башкатовы

В 1926 году из Екатеринослава (ныне Днепропетровск) в наши края приехал стоматолог Василий Башкатов с женой и двумя дочерьми. Год он проработал в Рузаевской железнодорожной больнице, а потом поселился в Саранске. В 1930 году семья купила дом Козловых за 5 тысяч рублей с 5-летней рассрочкой. «Башкатовы гордились своим новым жильем, — рассказывает профессор Мордовского университета Виктор Махаев, который написал очерк о семье врача по воспоминаниям его дочери Аллы. — В середине 1930-х горисполком пытался забрать у них большой дом, чтобы разместить там детский сад и красный уголок. Но хозяин сумел его отстоять». Василий Башкатов работал заведующим стоматологическим отделением городской поликлиники. После обеда принимал больных у себя в доме до 2–3 часов ночи. «Высококвалифицированный врач и отзывчивый человек, он пользовался большим уважением и спросом, — продолжает Махаев. — Дочь Алла Васильевна вспоминала, что больные часто ждали очереди на улице, так как в маленькой приемной помещались не все. Угловой зал был превращен в кабинет, а соседняя комнатка — в лабораторию, где стоматолог сам изготавливал зубные протезы. В выходные семья собиралась за большим столом. Летом его ставили на открытой террасе, обсаженной жасмином. По вечерам в дом с гостеприимно светящимися окнами любили приходить друзья. В кабинете и столовой собирались образованные, интересные и уважаемые люди: врач Лихарев, окулист Янсон, терапевт Березин, хирург Мизулин, заведующий республиканской больницей Губерт и прежний хозяин особняка Иван Козлов. Играли в преферанс, слушали музыку, праздновали дни рождения».

Благополучная жизнь Башкатовых прервалась в 1937 году. 7 августа в доме стоматолога прошел обыск, и его арестовали. В городе прошел слух, что Василия Ефимовича обвиняют в теракте: подготовке взрыва моста через Инсар. Его жену Зою, которая работала акушеркой, уволили из роддома. Знакомые на улице с ней не здоровались, в дом перестали приходить друзья. «Было необыкновенное чувство страха, почти животное, — вспоминала дочь Алла Башкатова. — Все молчали, боялись даже друзей, близких. Молили: «Дай Бог, чтобы при нашей жизни подох главный палач!». Только смельчаки и безумцы продолжали рассказывать анекдоты. Но в нашей семье после ареста отца озлобленности не было».

Башкатову предъявили обвинение по 58-й статье (контрреволюционная террористическая агитация), дали 8 лет исправительных работ в лагере и отправили в Воркуту. В Саранск он приехал только в 1947 году. В то же время в родной дом вернулась дочь Алла, окончившая Казанский медицинский институт. Она почти 15 лет ухаживала за частично парализованным отцом, который умер в 1970 году. Затем взяла на себя заботу о старшей сестре Виктории, прикованной к инвалидной коляске.

Алла Башкатова 20 лет проработала в Саранске инфекционистом. В 1975 году открыла холерное отделение. Преподавала в медицинском училище и разъезжала по республике, консультируя районных врачей. «Оставшись одна в старом доме на Советской улице, Алла Васильевна сокрушалась, что так и не написала воспоминания, — заключает Виктор Махаев. — Она беспокоилась о добром имени отца и судьбе родного дома… В 2000 году незадолго до своей кончины она его продала и уехала к дочери в Москву».

Дилемма

Последние 15 лет в особняке на улице Советской живет простая саранская семья. Хозяйка не захотела общаться с корр. «С», лишь сухо заметила, что на снос не согласна. Ее поддержало республиканское Министерство культуры, которое недавно даже оформило охранное обязательство на дом. Согласно документу, собственник объекта должен его «сохранять и содержать в надлежащем состоянии». И это спустя почти 27 лет после того, как постановлением Совета министров Мордовской АССР здание внесено в реестр памятников архитектуры республиканского значения! Однако профессор Виктор Махаев полагает, что особняку не устоять на пути реализации грандиозных планов. Не снесут сейчас, так через год-два — обязательно. «Можно, конечно, дом разобрать и перенести в другое место, — размышляет архитектор. — Но у нас не смогут. Слишком грубо работают».

340x240_mvno_stolica-s-noresize