Город

Беда обитания

Мордовия остается одним из самых «закрытых» регионов для инвалидов.

В мордовское отделение Всероссийского общества инвалидов сегодня нескончаемой вереницей тянутся предприниматели, представители строительных и проектных организаций для согласования установки пандуса или кнопки вызова. Причиной тому стали прокурорские проверки, которые выявили недоступность многих зданий города для маломобильных групп населения. И это в то время, когда в Мордовии уже почти четыре года действует федеральная программа «Доступная среда», на реализацию которой потрачены десятки миллионов рублей. О препятствиях в «безбарьерном» городе — в материале ОЛЬГИ ПЛАТОНОВОЙ.

«Застройщики не учитывают потребности инвалидов, зачастую не соблюдают установленные законом нормы и правила на стадии проектирования нового здания, — возмущается зампред МРОООО Всероссийского общества инвалидов Марина Горсткина. — А потом приходят к нам, чтобы хоть как-то оправдаться в суде, куда иск против них подала прокуратура. Например, несколько дней назад обратились представители рузаевской строительной компании, которая завершила возведение четырехподъездного дома, но пандусы на первом этаже не установила. Просили разрешения приобрести гусеничный подъемник, причем один на все подъезды!.. Если предположить, что его поставят, то кто поможет колясочнику им воспользоваться? Установление любого механизма, пусть даже кнопки вызова, предполагает закрепление за ним определенного человека… Замечу, что давать разрешение на установку приспособлений, облегчающих передвижение маломобильных групп населения, согласно закону №181-ФЗ мы можем только при реконструкции уже готовых помещений. Например, при открытии магазина, парикмахерской или какой-либо организации на первых этажах жилого дома. В новостройках эти средства должны быть предусмотрены изначально».

Поскольку при реконструкции старых зданий зачастую не хватает места, чтобы обеспечить допустимый угол наклона пандуса, на ступенях появляются приваренные рельсы. Правда, сегодня их можно увидеть и при входе в новостройку — так строители и предпринимателя экономят расходы. На деле подняться по ним практически невозможно, так как ширина между передними и задними колесами коляски разная. «Однажды подобные швеллера я увидел на очень крутом крыльце нового торгового центра в Рузаевке, — рассказывает председатель отделения общества инвалидов Дмитрий Газарян. — Обратился в отдел архитектуры городской администрации. Там мне сказали, что ничего не знают — проект делала коммерческая организация. Тогда я привез инвалидную коляску и предложил главному архитектору проверить доступность среды. Сам сел в кресло и попытался въехать по рельсам. Ничего не получилась. «Толкай!» — говорю ему. Тот, как ни старался, не поднял меня даже на пару сантиметров. После этого я обратился к мэру Рузаевки и получил отписку, что торговый центр установил для инвалидов кнопку вызова».

Возможность позвать на помощь сотрудников торговой точки или организации, нажав красную кнопку, в большинстве случаев тоже оказывается фикцией. «Сигнал либо не работает, либо на него никто не отзывается, — утверждает Галина Учаева, которая несколько лет прикована к инвалидному креслу. — Приходится ждать, когда кто-то из прохожих позовет охранника или другого служащего. Бывает, среди работников магазина не находится человека, который смог бы меня поднять на крыльцо по пандусу. Для этого требуется немало сил».

Но даже то, что сделано правильно, не всегда работает. Например, пандус позволяет колясочнику самому забраться на крыльцо, но дверь открывается наружу и является непреодолимой преградой. «У входа одной из городских поликлиник путь колясочникам преграждает огромная цепь с замком, — продолжает зампред отделения общества инвалидов Марина Горсткина. — В регистратуре мне объяснили, что так борются с детьми, которые въезжают на крыльцо на велосипедах. А если подъедет инвалид? Кнопки вызова нет. Что ему делать? Кричать? На это мне ничего не ответили. Однажды видела, как в аптеке сломали установленный по всем правилам пандус. Оказалось, сотрудники саранской администрации посчитали, что он портит облик города…»

Низкопольные автобусы и троллейбусы, призванные облегчить поездки инвалидов по городу — отдельная история. Специальную откидную площадку использовали лишь раз, когда оценить новенький транспорт приезжал Глава республики.

«Однажды я решила доехать из центра города до дома, — рассказывает инвалид Галина Учаева. — Долго ждала на остановке нужный автобус с низким полом. Водитель сначала на меня не обращал внимания, а потом заявил, что не сможет припарковаться в кармане, чтобы опустить рампу на поребрик. Лишь после долгих уговоров согласился. Потом оказалось, что пандус запирается на ключ, а замок забит песком… Долго его вычищали, после чего мне все-таки удалось попасть в салон. С тех пор общественным транспортом не пользуюсь. Хорошо, сейчас работает социальное такси. «Газель» по мере надобности приезжает к дому. Правда, какой-то чиновник решил, что инвалидам достаточно восемь поездок в месяц. Для меня это мало, так как выполняю обязанности домкома и посещаю занятия по танцам на колясках. К тому же такси работает только до 17.00 часов. Поэтому прогулки по Пушкинскому парку летним вечером для колясочников из районов города — непозволительная роскошь».

Что говорить о кафе, магазинах и банках, если ни одна школа не может принять у себя ребенка-колясочника. Здания не приспособлены для таких учеников. Не добраться инвалидам и до госучреждений, которые расположены на вторых-третьих этажах без подъемников.

Галина Учаева утверждает, что порой даже не может выйти из дома. Нельзя спуститься от лифта по откидному пандусу самостоятельно. Приходится ждать, когда в подъезде появится кто-то из соседей. В будни это случается крайне редко. Обратный путь в квартиру не менее труден.

«Доставляют проблемы и высокие бордюры, — продолжает инвалид. — Я не раз падала, пытаясь их преодолеть. Мало кто из прохожих помогает подняться. Удивляет холодность и равнодушие людей».

По мнению руководства мордовского отделения Всероссийского общества инвалидов, создание доступной среды для маломобильных групп населения невозможно без перемен в сознании горожан. Сегодня здоровые люди не воспринимают человека с ограниченными физическими возможностями как равного. Никто не задумывается, что тоже может оказаться в инвалидном кресле. По статистике ГАИ, ежегодно после аварий на дорогах Мордовии на больничные койки попадают тысячи людей. Часть из них не могут полностью восстановить здоровье.

«Сложно прочувствовать проблему, если сам никогда с ней не сталкивался, — говорит Марина Горсткина. — Отсюда все недоработки при реализации программы «Доступная среда». В ближайшее время мы планируем провести семинар, чтобы объяснить: так работать нельзя. Это должны знать строительные и проектные организации, представители среднего и малого бизнеса, работники городской администрации. Нужно соблюдать конституционные права инвалидов. Хочется верить, что настанет время, когда словосочетание «доступная среда» станет не только графой в отчетах чиновников, но реальным положением дел».

340x240_mvno_stolica-s-noresize