Город

«Это здание символизировало будущее страны…»

В Саранске стерли с лица земли бывшую республиканскую больницу – уникальный объект советской архитектуры

Столица Мордовии лишилась последнего здания, созданного по европейскому проекту в стиле советского конструктивизма 1920-х годов. Запомните этот адрес: Васенко, 7. Скоро там вырастут безликие жилые многоэтажки. После разрушения выяснилось, что в качестве перекрытий советские строители использовали рельсы, произведенные в конце XIX века на сталелитейных предприятиях Великобритании и Германии. Редкие артефакты с сохранившимися старыми надписями и клеймом производителей саранские рабочие могут сдать в металлолом… Историю знакового здания вспомнил ДЕНИС ТЮРКИН.

Рельсы от «Сименс»

Больница на ул. Васенко пустовала больше года. Медики переехали в новые здания на ул. Победы, а старое законсервировали. Корр.«С» планировали подготовить «прощальную» публикацию, побродить по пустующим кабинетам и подвалам, сделать фотоснимки. Но в Министерстве здравоохранения региона отреагировали на такую идею крайне негативно и не разрешили посетить бывшее лечебное заведение. «Что вы там увидите? Пыль и грязь! Не нужно это показывать! Фотографируйте лучше новую больницу!» — заявил один чиновник… Наконец, в начале декабря дело дошло до сноса. На эти работы, по данным «С», выделено более 1 миллиона рублей. Строительный мусор стали вывозить грузовиками на площадку частного предприятия в промышленной зоне. Местные рабочие, соревнуясь с бродягами, занялись сортировкой, ковыряя груды кирпича и растаскивая металлические детали. Близлежащие пункты приема металлолома заработали с удвоенной силой. Особенным спросом пользовались стальные рельсы. В снесенном здании они служили балками перекрытия. За одну такую деталь весом примерно 80 килограммов можно было обогатиться на 3 тысячи 520 рублей. Кто-то из рабочих додумался протереть один рельс от пыли и обнаружил надпись на немецком: Osnabruck VIII 1879. На другом было указано — Landore Siemens Steel 10. Заинтересовавшись, рабочие передумали продавать «меченые» изделия на металлолом и оставили себе. Получается, что рельсы были отлиты в Оснабрюке (Нижняя Саксония, Германия). Этот город известен как родина знаменитого писателя Эриха Мария Ремарка. Ранее там действительно располагалось сталелитейное предприятие. Согласно данным Интернета, в России часто находили изделия с подобной маркировкой. А вот по поводу деталей Landore Siemens Steel упоминаний не нашлось. Значит, в этом случае можно вести речь об уникальном артефакте. Известно, что это сталелитейное английское предприятие просуществовало в районе Ландор города Суонси всего 19 лет. Названо по имени создателя — сэра Уильяма Сименса, на немецкий лад — Карла Вильгельма Сименса. Этот уважаемый изобретатель и инженер приходится братом Вернеру фон Сименсу — основателю ныне известной компании «Сименс». Landore Siemens Steel производила по тысяче тонн стали еженедельно. В 1888 году компанию купила американская фирма «Господа Болдуины и Ко», конструирующая локомотивы…

Корр.«С» объехал еще пару владельцев «больничных» рельс, которые не пожелали сдавать находки в металлолом. Один был маркирован надписью Bochum 1876 (Бохум — город в Германии), другой — «МКзЖД Демидова НТЗ VII мца 1891 года». Второе клеймо означает, что изделие произведено на нижнетагильских заводах Демидова для Московско-казанской железной дороги. Эта династия началась в XVIII веке с обычного тульского кузнеца Никиты Демидова и владела литейным производством около 200 лет. К примеру, рельс с таким клеймом нашли в октябре в Нижнем Тагиле Свердловской области. Кто-то сдал его в металлолом. Местные телевизионщики в своем сюжете назвали изделие «удивительной находкой» и «ценной вещью»…

Эксперт

Известный саранский ценитель хорошей архитектуры, доцент МГУ имени Огарева, кандидат искусствоведения Виктор Махаев считает снос больницы нерачительным делом. «Ломать капитальное кирпичное здание — это не по-хозяйски! — сожалеет он. — Простояло бы оно еще? Физически — да! Здание оказалось довольно крепким. Но как его использовать — большая проблема. Проще и дешевле построить новое, чем содержать и восстанавливать старое. Как большевики рушили храмы, так же мы сейчас теряем советское наследие. От некоторых властьпредержащих я слышал, что «до нас ничего не было, Саранск не представлял собой ничего особенного». Они думают, что их стройки останутся на века. Ничего подобного. Наши дети будут относиться к делам рук наших так же. Посмотрите на Европу — там отношение даже к советскому архитектурному наследию иное». По словам Виктора Махаева, в начале века в стране были большие проблемы с медицинскими зданиями и, соответственно, с их архитектурой. Во всех губернских городах под больницы отводили капитальные постройки. Почти все — каменные, в несколько этажей. Были даже целые медицинские комплексы. Например, в Казани в таком до сих пор находится лечебное учреждение. В уездных городах вроде Саранска было по-другому. Масштабы существенно меньше. Максимум, на что рассчитывали обыватели, — деревянные одноэтажные бараки, в которых располагались железные койки для больных. В Саранске такие бараки стояли на углу нынешних улиц Советской и Демократической. Лежали там только обычные горожане. Богатых лечили на дому. «С конца 1920-х годов в СССР пошли по европейскому пути, — рассказывает эксперт. — Начали специально проектировать и строить медучреждения. Именно таким и стало здание саранской больницы, которое символизировало светлое коммунистическое будущее. Возведение началось закладкой камня 3 мая 1932 года и длилось 7 лет. Все источники утверждают, что автором проекта был инженер Плетнев, а курировал строительство единственный в Мордовии архитектор Бардин. На самом деле все было разработано в Минздраве СССР по западным лекалам — в основном немецким. Ну а Плетнев с Бардиным как бы привязали задумку москвичей к саранским реалиям. В 1937 году была построена центральная часть больницы и два крыла, а в 1939-м, наконец, стройка завершилась».

Многие жители Саранска слышали легенду о том, что якобы здание строили пленные немцы и оттого оно сверху похоже на свастику. Конечно, это бред, который «разбивается» о дату постройки. «Странная форма больницы объясняется просто, — говорит Виктор Махаев. — Это требования освещения, инсоляции (облучение солнечным светом — «С»), проветривания помещений и функционального расположения разных зон.

Что нового дала больница Саранску тех лет? Ее отапливала первая в городе котельная, на которую ходили смотреть, как на чудо. Также больница была просто красавицей по сравнению с другими зданиями — три этажа, огромная площадь помещений.

В прошлом году в Саранске на собрании Академии архитектуры и строительных наук побывали именитые академики из многих городов страны. Я спросил: «Что вы хотите посмотреть в нашем городе — собор Ушакова, Ледовый дворец или еще какой-нибудь объект?» Ответ был категоричен: только республиканскую больницу на улице Васенко, которая так выделяется на снимках из космоса… Чем было ценно снесенное здание? Оно символизировало собой довоенную эпоху. Объектов архитектуры тех лет оставалось наперечет: железнодорожный вокзал, обком партии, кинотеатр «Октябрь», гостиница «Центральная», Центральная почта и старый Дом печати. Это был стиль 1920-х годов — конструктивистский, авангардный. Не являясь памятником архитектуры, больница имела все признаки такого памятника. Подобные представители советской конструктивистской архитектуры остались в мегаполисах. Их состояние неплохое, а вот те, что находятся в провинции… У Саранска был шанс выделиться в этой ситуации, но… не случилось. Больница была последним объектом конструктивизма в нашем городе…»

Как констатирует Виктор Махаев, особенности ее возведения были ужасными. Строительных материалов почти не было, впрочем, как и квалифицированных рабочих, инженеров и руководителей. О проблемах в строительстве писали и газеты тех лет. Естественно, объяснялось все с идеологической точки зрения. Мол, корень всех бед — вредители и контрреволюционеры. «Приведу выдержки из газетных публикаций, — продолжает эксперт. — «Строительство ведется преступно медленными темпами…», «О борьбе с преступностью в жилищно-коммунальном строительстве…», «Враги народа и их пособники приложили все усилия к тому, чтобы развалить городское хозяйство полностью и вызвать озлобление населения…» Звучали призывы наказать прораба, потому что он враг, не может достать стройматериалы… А в чем виноват прораб, если в стране ничего нет? Потому эти снабженцы ездили по всему Союзу в поисках известки, пиломатериалов, пакли, бутового камня, металла, арматуры… В ход шли даже ранее использовавшиеся материалы. Так, очевидно, в Саранске оказались рельсы, произведенные в Англии и Германии».

340x240_mvno_stolica-s-noresize