Общество

Вячеслав Моше Кантор: ядерная угроза и её формы

Крупный мировой общественный деятель Вячеслав Моше Кантор в своей работе в качестве руководителя Европейского еврейского конгресса и огромного количества других уважаемых общественных и экспертных организаций занимается целым рядом социальных и общественных проблем, так или иначе влияющим на картину мира. Вопросы взаимопонимания между народами, нациями, странами и религиозными конфессиями, вопросы безопасности и противодействия терроризму и многое другое. Международная безопасность, за которую ратует Моше Кантор, не может не учитывать и другой важный аспект – ядерная угроза. Сам Вячеслав Моше Кантор, на протяжении 10 лет возглавляющий Европейский еврейский конгресс, столько же лет занимает пост президента крупнейшей экспертной организации по ядерным вопросам – Международного Люксембургского форума по предотвращению ядерной катастрофы. Несмотря на то, что открытая гонка вооружений между главными ядерными державами была официально прекращена в XX веке, ядерная угроза на деле не исчезла и остаётся такой же актуальной, чему и уделяют время и исследования специалисты Люксембургского форума под президентством Вячеслава Кантора.

О Люксембургском форуме

В начале 2007 года Вячеслав Кантор организовал в Люксембурге международную конференцию по предотвращению ядерной катастрофы. Эта научно-практическая конференция стала самым крупным и авторитетным мероприятием, посвящённым ядерному нераспространению, за десятилетие. Она собрала таких мировых экспертов, как гендиректор МАГАТЭ Мохаммед Эль-Барадей, руководитель Федерального агентства по атомной энергии РФ Сергей Кириенко, комиссар ОБСЕ и глава Стокгольмского международного института исследования проблем мира (СИПРИ) Рольф Экеус и многих других – как учёных, так и политиков и общественных деятелей прошлого и настоящего. Экспертам было что обсудить: от договора о нераспространении ядерного оружия и его будущего до набирающего силу ядерного терроризма, контроля за технологиями и сотрудничество между странами по этим вопросам. Главное, что отличало Люксембургскую конференцию под председательством Моше Кантора – это конкретный подход и стремление к выработке реальных практических шагов по уменьшению тех угроз, что обозначили эксперты. В ходе мероприятия была подготовлена Декларация конференции, содержащая «дорожную карту» с практическими предложениями специалистов по преодолению тех или иных проблемных «участков» в процессе нераспространения и сокращения ядерного вооружения.

Одним из главных итогов конференции стало решение экспертов не останавливаться на единичном мероприятии, а создать постоянно действующую экспертную площадку по вопросам ядерной безопасности — Люксембургского форума, в который вошли более 40 самых уважаемых экспертов и участников конференции. С мая 2007 года форум, который бессменно возглавляет Вячеслав Моше Кантор, становится инициатором и участником многочисленных мероприятий и конференций, на которых с практической точки зрения обсуждаются самые насущные вопросы и проблемы ядерной безопасности как в глобальном смысле, так и в отношении отдельных стран и континентов. Отличительной чертой этих мероприятий является то, что по их итогу всегда готовится документ, объединяющий выводы и предложения экспертов, который впоследствии ложится на столы мировых правительств, глобальных общественных организаций и объединений.

Ядерный терроризм

В новом десятилетии XXI века проблема ядерного терроризма встала как никогда остро. Во многом причиной этому стало увеличение террористической активности как таковой, а также всё учащающиеся случаи того, что террористы открыто проявляют интерес к ядерным материалам и технологиям, озвучивают в качестве своих целей мирные ядерные объекты. Ещё в конце 2015 года, в ходе совместной конференции Люксембургского форума Вячеслава Кантора и фонда «Инициатива по снижению ядерной угрозы», эксперты обеих организаций выступили с предложением к ведущим ядерным державам – США и России – объединить усилия и экспертные знания в области ядерной безопасности для противостояния возможному ядерному террору.

Выступая на мероприятии в Вашингтоне, президент Люксембургского форума Вячеслав Моше Кантор от лица всех экспертов подчеркнул ту тревогу, что он испытывает от вероятности изготовления и использования «грязной бомбы» террористами. Разумеется, столь глобальные угрозы и вызовы для мировой безопасности не возникли из ниоткуда, к ним привела целая цепочка событий и ситуаций во всём мире. В частности, как отметил Моше Кантор, современная ситуация в вопросе контроля за ядерным оружием во многом является беспрецедентной даже по сравнению с периодом холодной войны — сокращение ядерного оружия регламентирует один-единственный договор по СНВ от 2011 года, в то время как другие договорённости и документы по аналогичным вопросам, такие как Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, подвергаются критике и нападкам со всех сторон.

«Главное, что может быть сделано для противостояния ядерному терроризму, это лишить террористов возможности купить или украсть необходимые ядерные материалы для создания оружия, — подчеркнул Вячеслав Моше Кантор. – И для этого необходимо объединение мирового сообщества. В противном случае террористы воспользуются нашей слабостью».

Сам Кантор озвучил ряд предложений и решений, которые необходимо реализовать в этой сфере в первую очередь. Самое главное, что отметил Вячеслав Кантор, это соблюдать требования ДНЯО и немедленно поднять вопрос о дальнейшем сокращении Стратегических наступательных вооружений, а также провести консультации и переговоры касательно контроля над нестратегическим ядерным оружием. Помимо этого Моше Кантор сделал большой упор на необходимость разрешения всех противоречий между США и Россией касательно ПРО, воздушно-космической обороны и других «камней преткновения» во взаимоотношениях главенствующих ядерных держав.

Что же касается ядерного терроризма, то Вячеслав Кантор настаивает на приоритетности борьбы с этой глобальной угрозой в сфере глобальной безопасности, и эту приоритетность необходимо признать лидерам всех ведущих государств мира. Необходимо сотрудничество и скоординированные действия по всем инициативам и резолюциям Совбеза ООН, касающимся ядерного терроризма, уверен Кантор. Причём координация усилий необходима не только на политическом уровне, но и на уровне спецслужб и оперативных органов, поскольку именно они могут пресечь захват и использование ядерных материалов террористами.

Угроза номер один

Выводы вашингтонской конференции в начале декабря 2015 года эксперты во главе с Вячеславом Моше Кантором представили в Москве. Общаясь с журналистами и участниками встречи, Моше Кантор в очередной раз обратил внимание всех присутствующих на настоящую проблему: ядерный терроризм и та угроза мировой безопасности, которую он собой представляет, отодвинута не просто на второй, а даже на третий план в глобальной повестке – всё в угоду международным отношениям и конфликтам между державами по многочисленным поводам. При этом Кантор подчеркнул, что современные формы ядерного терроризма могут быть самыми разнообразными: террористы не ограничатся лишь использованием собственного или украденного оружия массового поражения, но могут ещё и выбрать целью очередного теракта ядерный объект. Многочисленные террористические акты последних лет показывают, что система безопасности каждой отдельной страны и всего мира по-прежнему далека от того, чтобы полностью исключить подобные риски, настаивает Моше Кантор. И именно в этом направлении объединение усилий, знаний и опыта ведущих стран просто необходимо.

В качестве примера роста координации и увеличивающихся возможностей современного терроризма Моше Кантор привёл запрещённую в РФ террористическую группировку ИГ – её участники обладают достаточными финансовыми и организационными средствами, чтобы вызвать полноценную мировую катастрофу. Террористы уже были уличены в использовании химического оружия, подчёркивает Вячеслав Кантор, поэтому нет причин сомневаться, что они попытаются достать и радиологическое оружие. «Для предотвращения таких страшных инцидентов в мире, казалось бы, уже предпринято немало, — заявил Вячеслав Кантор. – Однако с каждым днём становится очевидно, что этого сегодня уже не достаточно».

Вячеслав Моше Кантор и другие участники конференции заявили о том, что ядерный терроризм по степени угрозы в современном мире уступает только прямому военному столкновению между ядерными державами – обе этих катастрофы могут и будут иметь глобальные последствия, последствия куда более пугающие, чем все кризисы и локальные конфликты и войны.

Говоря о реальности угрозы ядерного теракта, Вячеслав Моше Кантор привёл цитату футуролога и экономиста Германа Кана: «Большинство из нас просто не верят в войну, по крайней мере, в сознательно начатую ядерную войну, и многие люди не утруждают себя волнениями насчет случайностей и ложных расчетов». По мнению Моше Кантора, сегодня происходит именно это – на первый взгляд неочевидные в своей опасности объекты не охраняются в достаточной степени, что в свою очередь делает их идеальными целями или возможным оружием террористической атаки, в том числе ядерной.

Целью экспертов конференции стало привлечение внимания мирового сообщества к этим вопросам. Поэтому все предложения и выводы участников были объединены в обращение к политическим лидерам мира. В своём обращении эксперты во главе с Моше Кантором обращают внимание глав государств на проблемы безопасности в нестабильных странах, таких как страны Ближнего Востока, а также реальную угрозу возможного доступа террористов к ядерным материалам и технологиям. На последнюю проблему самое значительное влияние оказывает то, в мире существуют страны, располагающие ядерным арсеналом, однако не охваченные глобальным договором о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) – это Пакистан, Индия и Северная Корея. Вячеслав Моше Кантор и другие эксперты Люксембургского форума не исключают, что от этих государств также исходит угроза начала ядерной катастрофы.

Сотрудничество против катастрофы

В июне 2016 года в Исландии прошла одна из самых масштабных конференций Люксембургского форума, приуроченная к 30-летию знаменательной встрече глав СССР и США в Рейкьявике. По словам организатора и председателя конференции Вячеслава Моше Кантора, исландская встреча 30-летней давности позволила сделать первый шаг к современному процессу обеспечения глобальной ядерной безопасности и остановила очень реальную катастрофу. «В течение нескольких лет после Рейкьявика страны-участницы подписали самые важные договоры по сокращению ядерных арсеналов», — напомнил Моше Кантор в своей вступительной речи.

Что беспокоит экспертов, так это современное положение дел в этом процессе. По оценкам многих специалистов, постепенное ухудшение отношений между ведущими державами на фоне разногласий по международным вопросам фактически ставит достигнутое в Рейкьявике под удар. Вячеслав Моше Кантор напомнил об обращении к лидерам ядерных держав, подготовленном экспертами по ядерной безопасности в декабре 2016 года, однако вынужден был признать, что полученные от России и США ответы были противоречивыми и по сути не привели к реальным шагам, на которые больше всего рассчитывали эксперты. Сложившееся положение Вячеслав Кантор назвал «гонкой между возможностью сотрудничества и вероятностью катастрофы». В подобной ситуации постоянного роста напряжённости, уверен Кантор, глобальный международный диалог по вопросам ядерной безопасности не только важен, но необходим. Никакие правила и нормы, никакие разработки в сфере безопасности, никакие законы или соглашения не играют глобальной роли и не эффективны на мировой арене, если у сторон нет желания сотрудничать. Именно через сотрудничество может быть достигнут безопасный мир и никак иначе, уверен Кантор.

Кантор о связи ядерного оружия и терроризма

«Угроза ядерного оружия тесно сопряжена с угрозой радикального террора», — заявил Вячеслав Моше Кантор в ходе 20-й юбилейной конференции Люксембургского форума в Стокгольме в июне 2015 года. Как бы мало внимания ни уделялось проблеме ядерного терроризма, сама угроза от этого не становится меньше, а напротив, лишь возрастает. Любая глобальная террористическая организация или группировка, уверен Кантор, желает получить собственную «грязную» бомбу. При этом по-настоящему непреодолимых проблем с её получением нет. Для транспортировки достаточно просто грузовика, а вот нанесённый вред может быть катастрофическим, подчеркнул Кантор. «Проблема явно недооценена на мировом уровне. Когда радикальные террористы получат такое оружие, тогда и наступит всеобщее отрезвление, — заявил Вячеслав Кантор. – Подобное случилось после Второй мировой войны – лишь по окончании этой войны была создана Организация объединённых наций. Надеюсь, что подобных катастроф всё же больше не произойдёт, однако проблемой необходимо заниматься уже сейчас».

Казалось бы, ядерное нераспространение остаётся на повестке дня, и этим вопросом крупнейшие мировые страны занимаются на протяжении десятилетий, однако по факту проблема не становится менее сложной. В частности, как признал Вячеслав Кантор, состоявшаяся в мае 2015 года Обзорная конференция Люксембургского форума должна была стать предвестником создания зоны, свободной от оружия массового поражения, однако в результате участники не смогли прийти к единому мнению по нескольким ключевым вопросам.

Стоит отметить, что разногласия между участниками Люксембургского форума встречаются и на почве ядерного терроризма. Так, целый ряд экспертов считают ядерный терроризм главным образом орудием запугивания и давления со стороны одних стран в сторону других для сокращения ядерных вооружений и формирования более выгодных условий противоядерных соглашений, а также поводом для проведения определённой политики на Ближнем Востоке. Однако большинство специалистов всё же сходятся во мнении, что угроза ядерного террора, хоть и используется в политических целях, далеко не миф и вполне может претвориться в реальность. Перед лицом этой угрозы никакие разногласия и противостояния стран не должны привести к разрушению системы контроля за ядерными арсеналами и производством материалов в мире. Как только этот контроль будет утерян, уверены эксперты, уже в течение нескольких лет террористы станут обладателями взрывных ядерных устройств.

Новости партнеров