Общество

В Мордовии растут долги по алиментам брошенным детям

В среднем 319 нерадивых отцов и матерей задолжали по 160 тысяч рублей

 

Редко кому из воспитанников детских домов удается крепко встать на ноги, и причин этому очень много... Редко кому из воспитанников детских домов удается крепко встать на ноги, и причин этому очень много…

Понятие «алименты» чаще всего связывают с разводами. Подавляющее большинство алиментщиков — мужчины, ушедшие из семьи. Но есть и другая категория — матери и отцы, лишенные родительских прав. Закон не освобождает их от обязанности обеспечивать детей материально. Как правило, люди, променявшие своих чад на алкоголь и праздную жизнь, не утруждают себя выплатой алиментов. Сколько жителей Мордовии задолжали брошенным детям и как заставить их платить — разбиралась ИРИНА РАЗИНА.

 

Долги

По данным службы судебных приставов Мордовии, в прошлом году должниками по алиментам перед воспитанниками детских домов числились 294 отца и матери, лишенные родительских прав. По итогам первого квартала этого года их количество увеличилось до 319. В среднем каждый неплательщик задолжал своим детям по 160 тысяч рублей. Но в каждом конкретном случае суммы, конечно, различаются.

«В работе с этой категорией должников по алиментам есть свои сложности, — говорит заместитель начальника отдела организации исполнительного производства, розыска и реализации имущества должников, розыска детей УФССП по РМ Елена Завьялова. — Зачастую невозможно установить размер реальных доходов плательщика алиментов, поскольку такие должники, как правило, трудятся неофициально. К тому же большинство из них ведет асоциальный образ жизни, не имеет работы и постоянного места жительства. Таких граждан судебные приставы-исполнители объявляют в розыск. Например, в прошлом году в Мордовии установлено местонахождение 27 должников. К уголовной ответственности по статье 157 УК РФ за уклонение от уплаты алиментов привлечены 26 неплательщиков. Но это их не слишком пугает. Чаще всего, отбыв наказание, такие люди возвращаются к прежнему образу жизни».

Чтобы горе-родителям, чьи дети воспитываются в сиротских учреждениях, было чем платить алименты, судебные приставы взаимодействуют со службой занятости населения. Должникам для дальнейшего трудоустройства предлагается встать на учет в качестве безработного. Последние некоторое время получают пособие, с которого взыскиваются алименты.

Всего в прошлом году судебные приставы добились платежей от 82 жителей Мордовии, лишенных родительских прав. 46 человек оплачивали долги по алиментам из заработной платы, четверо — с пенсии, остальные — с доходов, получаемых по месту отбывания наказания.

 

Детские дома

В Инсарской специальной школе-интернате живут 49 воспитанников, которые, согласно решению судов, должны получать алименты от 59 родителей. Но выплачивают единицы. В прошлом году постоянно получали деньги от своих отцов и матерей только 14 детей, шестерым средства поступали время от времени. Остальные родители либо не работают, либо исчезли…

«Алименты — это очень сложная тема, — говорит директор Инсарской школы-интерната Виктор Зарубин. — Долги родителей перед нашими воспитанниками составляют от 50 тысяч до более 200 тысяч рублей. Большинство людей, лишенных прав на воспитание собственных детей, нигде не работают. Как правило, они злоупотребляют алкоголем. Многие находятся в местах лишения свободы. Даже когда освобождаются, не могут трудоустроиться. Сегодня ситуация на рынке труда такая, что даже хорошему специалисту не просто это сделать. А что говорить о бывших осужденных и пьющих… Но оставлять все как есть тоже неправильно. Возможно, для таких категорий родителей нужно выделять какие-то квоты на предприятиях, где требуется неквалифицированный труд. Например, устраивать их дворниками и т. д.». По словам Виктора Зарубина, на его памяти очень мало случаев, когда горе-родители берутся за ум и начинают исправлять свою жизнь, налаживать контакт с брошенными детьми. «Отец одной нашей воспитанницы недавно освободился из заключения, — рассказывает директор. — Устроился на работу, начал выплачивать алименты. Более того, периодически стал ее навещать! И даже участвует в воспитании, учит уму-разуму. Характер у девочки сложный, но после появления в ее жизни отца мы заметили перемены к лучшему. К сожалению, такие истории единичны».

Нередки противоположные ситуации, когда родители намеренно не восстанавливаются в правах, оставляя детей в сиротских учреждениях, чтобы те, достигнув совершеннолетия, получили от государства жилье. «Звучит дико, но это факт, — признает Виктор Зарубин. — Я встречался с такой мамашей из Рузаевки. Один ее сын живет у нас, другой — в дубенском интернате. Она не без гордости рассказывала, как хорошо живет — жилье обустроено, холодильник полон продуктов и т. д. Я говорю: «А что же вы детей домой не заберете?» Мать даже скрывать ничего не стала: «Если сейчас заберу, им потом жилье не дадут». Самое удивительное, что наши дети даже ТАКИХ родителей любят и всегда ждут!»

Есть еще одна проблема для руководителей и педагогов детских домов. К моменту выпуска из сиротского учреждения на счетах детей нередко накапливаются немалые суммы. Кому-то родители все-таки платят алименты, другие получают пенсию по инвалидности и т. д. В 18 лет дети получают полную свободу в распоряжении собственными средствами.

«Это очень серьезная проблема, — беспокоится Виктор Зарубин. — Они начинают направо и налево сорить деньгами, которые мы с таким трудом для них собирали. Разъезжают на такси, покупают дорогие вещи. Недавно приезжал один наш выпускник. Хвалился новым телефоном за 20 тысяч рублей. Я говорю: «Зачем ты потратил столько денег на эту безделушку? У меня мобильный за 800 рублей, и мне хватает!» Но достучаться до их сознания тяжело… Они не понимают цену деньгам, потому что перед глазами не было примера зарабатывающих родителей. Все-таки неправильно оставлять их один на один с реальностью после выпуска из детских домов. Нужен некий институт наставничества. Надо помогать им понять, что деньги не даются легко, их нужно тратить с умом и пользой, например, купить мебель в квартиру, которую даст государство, и т. д. К сожалению, когда выпускник покидает наше учреждение с гарантией получения жилья и определенной суммой денег, вокруг него нередко появляются какие-то незнакомые нам до этого родственники — дяди, тети и т. д. Спрашиваю их: что же вы раньше о племяннике не вспоминали? Начинают юлить, оправдываться, мол, времени не было, занятые очень. Понятно, что им нужно от ребенка. Так что проблем в этом вопросе много. Решаешь одну — появляется новая. Но многих просто не возникло бы, если бы родителей не лишили прав. Основное усилие нужно прикладывать к сохранению семьи, какой бы она ни была. Даже с не самыми благополучными родителями ребенку всегда будет лучше, чем в детском доме!»

 

Судьбы

54-летняя уроженка Ивановской области Ольга много лет назад переехала в Мордовию. Познакомилась с жителем Ковылкинского района и родила четверых детей! Но воспитывать их не пожелала. Женщину больше привлекали шумные застолья в сомнительных компаниях. В итоге Ольгу лишили родительских прав. Дети остались с отцом. К тому времени горе-мамаша родила еще одного сына. Но его ковылкинец к себе не взял — слишком тяжело поднимать одному такую ораву. Сейчас 15-летний подросток живет в Инсарской школе-интернате. Он никогда не видел матери. Говорят, женщина скитается по саранским улицам и подвалам, иногда появляется в доме ночного пребывания…

О бездомной Жанне Давидюк знали многие жители Саранска. Женщина в инвалидной коляске много лет бродяжничала и попрошайничала в районе железнодорожного вокзала. За плечами у нее были детдомовское детство, учеба в Инсарской школе-интернате и саранском ПТУ № 32. Два года назад Жанна в пьяном угаре до смерти забила 62-летнего знакомого клюшкой. Приговора суда женщина не дождалась — умерла от острой сердечной недостаточности. Тем временем выяснилось, что в том самом инсарском учебном заведении, где когда-то жила Жанна, теперь воспитывается ее сын, от которого Давидюк отказалась в роддоме. Мальчик не дождался от матери хоть какого-то внимания…

Воспитанник Инсарской школы-интерната Костя когда-то жил в Саранске. Потом его мать лишили родительских прав. «Хороший добрый мальчик, любит спортивные игры, танцует, поет, — говорит о воспитаннике социальный педагог Нина Еремина. — Ради такого ребенка можно и нужно работать засучив рукава! Но за все годы мальчик не получил от матери ни письма, ни подарка. Костя так часто вспоминает маму! Он мечтает увидеть ее лицо, всегда представляет ее красивой. А она живет все на той же улице Гончарова в Саранске, только в другом доме, и ничего не хочет знать о сыне. Сейчас у нее нет даже паспорта, без которого не берут на работу…»

8-летний Кирилл родился в Лямбире. Его мать, у которой он третий ребенок, лишена родительских прав и уклоняется от уплаты алиментов. «Мальчик — инвалид, — поясняет Нина Еремина. — Ему требуется постоянное медицинское наблюдение и лечение. Почему у матери нет ответственности за то, что она благодаря своему образу жизни родила такого ребенка? Ей бы сейчас сделать все, чтобы загладить перед ним свою вину и находиться рядом. А она скрывается, чтобы не выплачивать денег на его содержание…»

Алексей прибыл в Инсар из Темниковской спецшколы-интерната. Его мать Снежана лишена родительских прав и за 10 лет прислала сыну всего два письма. Все это время женщина, обитающая в Саранске, знала, где он находится, но ни разу не навестила…

«У нас многие родители лишены родительских прав, но некоторые все-таки платят алименты, приезжают навестить ребенка, раскаиваются, — говорит Нина Еремина. — А названные выше — люди без стыда и совести! Неужели их не трогает судьба родных детей? Почему родственники непутевых, опустившихся матерей не пытаются вернуть их к нормальной жизни, не бьются за воссоединение семьи? Бесстыдство рождается и вольготно чувствует себя лишь при общественном равнодушии. Думаю, это главная причина родительского предательства! А потом такие матери и отцы едут к Малахову на программу «Путь говорят» и «вымаливают» прощение у брошенных ими детей…»

 

Мнение

«Родителей, которые платят алименты нашим воспитанникам, немного, но с годами их число все-таки растет, — утверждает социальный педагог Ялгинского детского дома-школы Марина Наумова. — Этому способствует хорошая работа судебных приставов. Большинство людей, лишенных родительских прав, — это глубоко больные люди. Их сначала нужно лечить от алкоголизма и только потом заставлять работать, взывать к совести и напоминать о детях. Алименты, пенсии и прочие выплаты поступают на лицевые счета наших воспитанников. Свободно распоряжаться деньгами они смогут только по достижении 18 лет. Хотя уже 16-летние имеют право два раза в год снять небольшую сумму. Но для этого нужно оформить множество документов, получить разрешение департамента по социальной политике, органов опеки, объяснить, куда ребенок хочет потратить деньги и т. д. Иногда, узнав, какие накопления у них есть, наши воспитанники начинают осознавать, что родители бросили их на произвол судьбы. Когда ребенок видит, что на его счету немного средств, а у другого воспитанника, который получает алименты или пенсию как сирота, накопилось 500 тысяч рублей, возникает вопрос: «А почему у меня так мало?» Тогда некоторые ожесточаются по отношению к родителям. К моменту выпуска из детского дома у наших подопечных порой накапливаются очень большие суммы. Сразу же вокруг них возникает огромное количество сомнительных знакомых, приятелей. Очень хорошо, что у нас действует программа сопровождения выпускников до 23 лет».

Несмотря на серьезный стаж работы, Марина Наумова до сих пор удивляется, как дети трепетно относятся к бросившим их родителям. «Когда отцов и матерей, уклоняющихся от уплаты алиментов, привлекают к уголовной ответственности, дети должны расписываться в соответствующем заявлении, — говорит социальный педагог. — Я еще ни разу не видела, чтобы ребенок без колебаний это сделал. Все начинают сомневаться: «Может, не надо? Мама устроится на работу, будет платить». Дети ВСЕГДА жалеют родителей, которые их оставили! Это поразительно! Очень часто нерадивые матери и отцы этим пользуются, когда дети покидают социальные учреждения…»

340x240_mvno_stolica-s-noresize