Общество

Бомжи в законе

Семьи пенсионеров МЧС выселяют из служебного жилья на улицу.

Скоро в Саранске станет на две бездомных семьи больше. Ряды уличных жителей могут пополнить пенсионеры МЧС и их близкие, которых выселяют из служебных квартир. Такое решение вынес Верховный суд РМ. Они окажутся без крыши над головой, так как по закону после ухода на заслуженный отдых не имеют права занимать служебную жилплощадь. Люди уверяют, что им некуда идти и нет возможности приобрести новое жилье на пенсию в 11 тысяч рублей. По словам бывших сотрудников, начальство обещало, что квартиры со временем перейдут в их собственность, но этого не произошло. Александр Уткин опасается, что из-за отсутствия прописки органы опеки могут отнять дочь… Подробности — в материале Татьяны Новиковой.

Сотрудники МЧС заселились в дом № 6а на ул. Комарова в 2010 году. «Мы наблюдали за строительством, с нетерпением ждали, когда нам дадут жилье, — рассказывает пенсионер Александр Уткин. — До этого жили у родственников и скитались по съемным квартирам. Были счастливы, когда получили жилплощадь и наши мучения закончились. Кто же знал, что после выхода на пенсию мы станем никому не нужны?»

Несколько лет семья Уткиных с двумя дочерьми спокойно жила в трехкомнатной квартире. По словам Александра, начальство обещало, что вопрос жилья обязательно решится, никто не окажется на улице. Однако недавно пенсионер получил предписание о выселении, согласно которому семья должна съехать до 5 июля.

«Уже и вещи собраны, — вздыхает Уткин. — Закон есть закон, оспорить его нельзя. Но неужели правильно вот так выбрасывать на улицу людей, у которых около 30 лет трудового стажа?»

У Александра много почетных грамот и медалей, он был пожарным, спасал человеческие жизни. «Никогда ничего не боялся, а тут становится страшно, — говорит пенсионер. — Не за себя, а за семью. Старшая дочь, слава Богу, устроилась на работу в Москве, а младшей только 14 лет. Ее отправили к сестре, чтобы не видела, как будем выносить вещи. Для нее это очень тяжело, она привыкла к этому месту. Не хочет уходить из школы, где остаются друзья. Прописки после выселения у нас не будет, следовательно, органы опеки сразу забьют тревогу. Не представляю, что с нами будет, если дочку отправят в интернат! Как это жутко ни звучит, но мы станем бомжами, согласно закону».

Александр Уткин с 2003 года стоит в очереди на улучшение жилищных условий. Этот вариант приобрести постоянное жилье ему предложили, когда работал в МЧС. Но никто не знает, когда подойдет очередь. «Трем семьям из нашего дома повезло больше, — рассказывает Александр. — Они дождались передачи жилья в соцнайм с последующей приватизацией. Теперь квартиры принадлежат им по закону. А остальных, судя по всему, ожидает участь бомжей. Я не отстаиваю права на эту квартиру, мне бы только где-нибудь прописаться, чтобы быть уверенным, что дочь останется со мной…»

Оксана Харламова не знает, что ей делать дальше.
Выселение стало для ветерана МЧС очередной «наградой» за хорошую службу.
Скоро судьбу Уткиных повторит семья Игоря Киреева (справа).
Юлия Левина — одна из тех, кто скоро окажется на улице.

В доме № 6а у Уткина есть несколько товарищей по несчастью. Они так же много лет выполняли свой служебный долг, а теперь их судьба никого не волнует. Пенсионеры обращались в приемную Президента России, но так ничего и не добились. Районный суд встал на сторону бывших сотрудников МЧС, но Верховный суд Мордовии вынес решение о выселении. И никто уже ничего не может сделать.

«Ситуация ужасная, никакого выхода нет, — говорит дочь бывшего сотрудника МЧС Юлия Левина. — Вот такую благодарность получили люди, которые рисковали своей жизнью, спасая других. Отец проработал 29 лет, а когда ушел на пенсию, получил бумагу, где черным по белому написано, что его семью выселяют из квартиры. Мы долго не могли прийти в себя. Как же так? А ведь он несколько лет назад ходил на прием к начальнику Управления Андрею Наумову, и тот лично обещал, что нас не выбросят на улицу. Но потом оказалось, что квартир для соцнайма у организации просто нет. В 2012 году мы прописались на ул. Комарова, 6а, а теперь что? Выписывайся и иди куда хочешь. Никого не волнует твоя судьба».

О подвигах Александра Уткина и его напарника Николая Левина неоднократно писали местные средства массовой информации. «Никогда не стремился к популярности, просто выполнял свою работу, — говорит Александр. — Особенно страшно, когда в эпицентре трагедии оказываются дети. Никогда не забуду, как мы с Николаем вытаскивали людей из полыхающего барака на ТЭЦ-2. Женщина, распахнув окно, держала на вытянутых руках ребенка, а сама задыхалась от дыма. Слава Богу, нам удалось их спасти…»

По словам Уткина, у его друга Николая давно появились проблемы с легкими. «Нет ничего удивительного, ведь он столько ездил на пожары, — рассказывает пенсионер. — И никогда не жаловался, потому что очень любил свою работу. Помню, как он стеснялся, когда журналисты его сфотографировали во время очередного выезда. Говорил, что это ни к чему, ведь он ничего такого не сделал… Но я-то знаю, что он спасал от огня жильцов многоквартирного дома на улице Васенко».

«Нам тоже некуда деваться, — вздыхает мать двоих детей Оксана Харламова. — Муж недавно ушел на пенсию, и мы должны освободить служебное жилье. Не знаю, что будем делать. У нас нет никаких вариантов. Родители сами живут в стесненных условиях, а тут еще мы нагрянем! Приобрести собственную квартиру не можем, у нас просто нет средств. Я сейчас не работаю, муж получает пенсию в размере 11 тысяч рублей. Да на эти деньги жить тяжело, не то что покупать квартиры! Никакой банк не даст нам кредит, когда принесем справку о доходах. Раньше хотя бы была надежда приватизировать служебное жилье, но она исчезла».

«Остается только Богу молиться, чтобы помог нам в беде, — говорит пенсионер Игорь Киреев. — Мы с женой проработали в МЧС более 20 лет и одновременно вышли на пенсию. Теперь собираем вещи, как и наши товарищи по несчастью. И тоже боимся, что отберут детей. У меня их двое. Вот так действуют российские законы. И с ними не поспоришь. Куда только ни обращались — все бесполезно…»

«Согласно закону, служебное жилье предоставляется только работающим в организации, — комментирует ситуацию начальник группы информационного обеспечения ГУ МЧС по РМ Николай Кучканов. — Верховный суд Мордовии утвердил решение о выселении пенсионеров. Нам бы искренне хотелось, чтобы каждый бывший сотрудник получил квартиру, но в данной ситуации мы сделать ничего не можем».

Саранск спас Рыжика!

Общество

Новости партнеров