Общество

Лось. Просто лось

novikov@stolica-s.su

Самый сохатый житель мордовского заповедника

Однажды мы с путешественником Денисом Петровым заплутали в лесах Пензенской области. Искали деревеньку Николо-Райское, определяли направление по грибам на пнях и по редкому свисту птиц. В золотую осень. В погожий прозрачный денек. А дорога сужалась-сужалась и вовсе спряталась в березняке. И вдруг из кустов выехала лосиная морда. Потом рога. А потом и весь лось. Смотрит на нас и молчит. И мы робеем. Ну и ушел он. Одиноко ему гулять по лесам. А уж как вернулся к нам дар русской речи, Денис Петров закричал вслед зверю: «Лось! Ступай в Мордовию! Там твои братья!» В нашем-то заповеднике лосей под сотню! Они семейно ходят по сосняку, лежат парами на еланях, а иногда соберутся всем коллективом и ждут, когда Александр Борисович Ручин лично сунет каждому в теплые губы ржаную горбушку.

Лось — создание здоровенное, но миролюбивое. За всю историю заповедника никого на рога не поднял! Да в нем длины три метра! В нем живого веса полтонны! Он в холке два с лишним метра! Но что самое смешное — хвостик крохотный. Таким хвостиком даже мух не отгонишь! Вся сила в рога ушла. В самые величайшие рога среди млекопитающих. Тяжеленные, ветвистые. Лопатообразные, по-научному. Ими награждены только самцы, потому что женщинам такое таскать на башке несподручно. В ноябре лось их снимает и кладет под кусток, а с марта снова растит. Получается, что за полгода рога вымахивают до ста восьмидесяти сантиметров! Это что же, если ходить за лосем хотя бы неделю, то можно увидеть самый их рост? Так ведь за ним не угонишься. Потому никто и не видел тайны.

Иногда говорят о пьянице: «Пьет как лось». А вы знаете, как пьют лоси? Это же унизительно! Они вынуждены забредать в реку по пояс или бухаться на коленки. Вытянутые ноги и короткая шея не позволяют лосям пить по-человечески.

Это я к чему все рассказываю? В заповеднике лосиная семья «засветилась» на фотоловушке. Поначалу одна лосиха заходила на солонец, а потом подтянулся супруг с двумя годовалыми лосятами. Стоят такие дружные, деловые. Полезную соль лижут. По словам специалистов, это на самом деле семья, ячейка звериного общества, основа лесного государства. Лоси вообще часто показываются на глаза человеку. Еще кабаны. Это из важных животных, из крупных. А лиса или заяц снуют туда-сюда каждый день. Вот, например, что рассказывает о встрече с сохатым заместитель директора заповедника по охране Максим Вячеславович Шариков: «Тихое мартовское утро. Рассвело. Иду с щенком заповедными тропками на ближайшую просеку. На широкой прямой лесной магистрали слышу в кустах ивы шум: «ших-ших-ших». Остановился, щенок напрягся и замер — ждем. Бодро выбегает на просеку лосиха с теленком-прошлогодком в сорока метрах от нас. И… замерли все! Они на нас уставились, мы на них. Долго любовались ими, глаза в глаза: непугаными зверями оказалась эта пара. И правильно: заповеднику накануне исполнился 81 год».

Или вот еще была такая история. Известный книгоиздатель и большой друг заповедника Константин Иванович Шапкарин решил напугать заезжих блогеров. Переоделся в лося, спрятался под ракитовый кустик, а когда те приблизились, стал рыть рогами листву и отчаянно фыркать. Блогеры испугались, конечно. Но бесстрашная Валентина Борисовна Семенова (самый главный блогер) громко крикнула: «Шапкарин! Мы знаем, что это ты!» Тогда Константин Иванович сбросил шкуру и расцеловал всех подряд.

Кто-нибудь знает, почему лося сохатым зовут? Похожи потому что его рога на древнее орудие пахоты. Приспосабливали в деревнях раздвоенную деревяшку под соху. Смотрят потом — лосиные рога на это похожи. Ну и начали так дразнить.

А совсем недавно в фотоловушку попал полуторамесячный лосенок. Мокрый такой, ушастый. Если мамка почует приближение человека, то в большинстве случаев запросто оставит детеныша. Редкая мать бросится его защищать. Тем более рогов самка не имеет и боднуть ей любопытствующих особо нечем. Она потом, конечно, вернется на это место, скажет ушастому, чтоб шел за ней. А папаша не живет с ними. Охаживает дам лишь во время гона, но к детям, в отличие от медведей, относится добродушно, не обижает. На солонце, кстати, была случайная встреча. Папа-лось навестил семейство, спросил «как настроение?» и побежал по личным делам. А мать осталась с лосенком на целый год. На момент создания мордовского заповедника лосей было всего с десяток. Они грустно бродили по сосняку и трубили жалобным голосом. Это было в далеком 36-м году. А уже в начале 50-х насчитали 352 особи! Лоси скакали кругом! Заходили в Пушту и стучались рогами в сени, требуя молока и хлеба. Потом случились отстрелы, численность колебалась, доходила в 2009 году до 32 штук. И каждый второй лось ходил с обиженным видом, надувал губы и молчал. Сейчас их около сотни и у всякого свой характер. Я спросил у Максима Вячеславовича, не хотелось ли ему оседлать лося при свидании и прокатиться с ветерком до Павловского кордона. Но серьезный начальник охраны ответил, что это можно сделать в Печоро-Илычском заповеднике, где лосиная ферма, а у нас не положено.

Я задавался вопросом: не топчет ли такое стадо заповедные цветы и травы, но специалисты отвечали, что вреда от них особого нет, что жрут они в основном кору и лесной молодняк — осину, сосну, клен и дуб. Эти посадки страдают сильнее прочих. Ну а куда деваться? Надо же лосям чем-то живот набивать. Если есть корм, то на одной территории уживается много лосей. А когда еда заканчивается, они с неохотой переходят в другое место.

Иногда их манят на Рязанщину и в Подмосковье, но наши лоси отвечают близкой родне: «Свой заповедник не бросим! С нами Смидович! С нами Ручин! С нами Максим Вячеславович Шариков!»

А тот лось из-под Николо-Райского все-таки перебрался к нам.

Новости партнеров