Общество

«Даже не знаю, возместят ли мне финансовые расходы, если выяснится, что дочь не моя…»

23-летний Виталий Хорошко не смог отсудить ребенка у бывшей «гулящей» жены и собирает деньги на анализ ДНК…

Со скандалом завершился развод супругов Хорошко. Большеигнатовский районный суд оставил годовалую дочь Лику с 17-летней матерью Надеждой. 23-летний отец Виталий недоволен таким вердиктом и до сих пор теплит надежду, что это его ребенок. Родственники настаивают на проведении анализа ДНК, так как Надежда имела интимные отношения с разными мужчинами. Об этом свидетельствуют фотографии в социальных сетях и личное признание одного из ухажеров, которые Виталий собирал для лишения супруги родительских прав. Но подобные факты суд не принял во внимание.

Год назад Надежда Хорошко искала дельного совета у незнакомых людей в социальных сетях. Она жаловалась, что в 14 лет полюбила парня, который гораздо старше ее. Спустя год отношений у них родилась дочка Лика, но мужчина бросил семью и стал оказывать знаки внимания теще Алле. «За моей спиной стал встречаться с мамой, — возмущается Надежда. — Не выдержала, устроила крупный скандал. Ушла с дочкой жить к родителям близкой подруги в Ромоданово. Муж с его мамой начали шантажировать. Помогите…» Подобные «откровения» привели Виталия в гнев. «Каждое ее слово — ложь, — восклицает молодой человек. — Она употребляет спиртное, изменяет с разными мужчинами и не дает видеться с дочерью».

По версии молодого человека, Надежда на протяжении года заманивала его в Интернете эффектными фотографиями. О своем несовершеннолетии умалчивала. «Я не смог устоять, — вспоминает бывший муж. — Стали встречаться». Двухмесячные отношения разорвались после ссоры по телефону. «Первое время предохранялись, — выдает подробности Виталий. — Потом Надежда сообщила о кистах на обоих яичниках. Якобы забеременеть не сможет. Поэтому нет необходимости в контрацепции. Последний раз были вместе в первых числах мая. Потом три недели не виделись и в итоге расстались после телефонной беседы. Два месяца я жил беззаботно, и тут как гром среди ясного неба: Надежда сообщает новость о своем «интересном» положении». Родители Виталия отвели девушку в больницу, где акушер-гинеколог подтвердила новость и сообщила об этом в полицию. Было возбуждено уголовное дело по факту совращения малолетней. «Родители Надежды поставили меня перед выбором: тюрьма или женитьба, — рассказывает парень. — Я выбрал второе». Лика родилась на несколько недель раньше назначенного срока — 19 января. Через месяц после выписки из роддома молодые люди расписались. Полгода отношения были хорошими. Их омрачило внезапное исчезновение супруги из семейного гнездышка. Позднее выяснилось: Надежда вновь стала вести разгульный образ жизни. Виталий скрупулезно начал собирать доказательства, чтобы лишить жену родительских прав и забрать ребенка себе. Сообщил в социальную защиту населения Большеигнатовского района о том, что она ведет аморальный образ жизни и не занимается воспитанием ребенка. Но комиссия не нашла ничего плохого в условиях проживания: дом площадью 100 квадратных метров, имеется вся необходимая мебель и утварь, много игрушек и книг, в комнатах порядок.

К тому же с мест проживания и учебы на Надежду пришли положительные характеристики. Поэтому не нашлось оснований для лишения ее родительских прав. «Дочь не должна видеть, как ее мамаша таскается с разными мужиками, — заявляет бывший супруг. — Она может на месяц пропасть из дома, уйти в запой. Часто такое наблюдал». По словам Виталия, Надежда выгнала его из дома и не давала видеться с ребенком. «Я стал искать компромисс, — продолжает он. — В ответ посыпались угрозы. Надежда обещала натравить на меня любовника Вована из Ковылкина, который якобы сидел за убийство».

В настоящее время молодая мать находится в декретном отпуске до достижения Ликой 3-летнего возраста и не имеет возможности трудоустроиться. Со слов Виталия, по этой причине Надежда обратилась к мировому судье Большеигнатовского района с заявлением о выплате алиментов в размере 4 тысяч рублей. Но иск был перенаправлен в районный суд… «Ей очень хорошо помогают родители, всяче-ски поддерживают, — акцентирует внимание мужчина. — Без них Надежда — чурбак, не догадалась бы. Они вдвойне хотят содрать! А что делать мне? Я комнату снимаю за 5 тысяч рублей, плюс алименты должен буду ей платить? Если присудят, то мне ничего не останется, как перебраться назад в деревню. Я не смогу на оставшиеся 5 тысяч рублей жить в городе».

Во время бракоразводного процесса Надежда яростно отстаивала свои права: «Супруг не помогает материально, не участвует в жизни дочери, а все чеки детских покупок — подделка…» Виталий пришел в суд один, а со стороны Надежды были мать, отец, сестра с мужем. Чтобы отсудить дочь, Виталий собрал необходимый материал: фото- и аудиодоказательства, список любовников для вызова в качестве свидетелей. К сожалению, старания оказались напрасными, суд к делу не прикрепил ничего из вышеперечисленного. «Объяснили, что личная жизнь бывшей никак не касается вопроса, с кем оставить ребенка, — возмущается мужчина. — Якобы я эти доказательства принес, чтобы побольше ей насолить из-за возникшей обиды. Это не так! На фото ее жизнь хорошо отражена, но в суде сказали: «Она же не голая лежит и сексом не занимается…»

«Виталий согласился с тем, чтобы оставить ребенка матери, — комментируют ситуацию сотрудники Большеигнатовского райсуда. — Поэтому дальнейший спор прекратился. Видеть дочь он может, когда захочет. Если же бывшая супруга будет препятствовать общению, то он должен принести исковое заявление и уже в судебном порядке решить вопрос места и времени для встреч. По поводу алиментов ничего не можем сказать: заявления не видели. Рассматривали материальную помощь только для ребенка».

«Надежда — вторая Шурыгина, — считает бывшая свекровь Ирина Хорошко. — Я боюсь этой семейки. Когда поехали с сыном забирать его вещи из Старой Михайловки, старшая сестра невестки Ольга накинулась на меня…»

«Ухажеры Надежды не стали давать свидетельские показания, — возмущается Виталий. — Я хотел ходатайствовать, чтобы их вызвали, но ничего не получилось. Они все знали о замужестве и все равно с ней общались. Запись разговора с Александром Брыновым это доказывает. Он признается в содеянном. Почему суд решил, что я не справлюсь с маленьким ребенком? Испокон веков мужчина обеспечивал семью. Все мои доводы о таскании дочери по пьяным компаниям рухнули после ответа судьи: «Ведь ваша жена в лабуды не напивается, дочь нигде не оставляет!» Эх, теперь аппеляционную жалобу можно будет подать, лишь когда Лике исполнится 7 лет и она сама сможет принять решение, с кем ей жить. А пока собираю деньги на анализ ДНК. С Ликой планирую видеться два-три раза в месяц. Буду забирать с ночевкой. Только пусть попробует бывшая отказать! И я даже не знаю, возместят ли мне финансовые расходы, если выяснится, что дочь не моя. Потому что какой-то Андрей тоже претендовал на роль отца и даже лицо хотел мне разбить, чтобы я больше не лез к Наде. А я ведь любил ее, даже собирался ждать, когда она техникум окончит, чтобы нормально пожениться».

Новости партнеров