Общество

«Если люди не могут родить, а я могу, то почему не объединить усилия?!»

Жительница Мордовии Надежда Сумкина стала суррогатной матерью для троих малышей. На полученные гонорары ее семья отремонтировала дом и купила машину…

36-летняя жительница Мордовии Надежда Сумкина стала суррогатной матерью троих детей! Она вынашивала их для двух бездетных московских пар. На столь неординарный способ заработка решилась, чтобы поправить материальное положение своей семьи. Поначалу муж в штыки воспринял затею и даже грозил разводом. Но Надежда все же смогла его убедить в том, что ничего аморального в такой «работе» нет. И надо отметить, за вынашивание чужих детей женщину щедро отблагодарили. На полученные гонорары Сумкины улучшили жилищные условия, сменили машину. Тонкости суррогатной «профессии» — ​в материале алены нестеровой.

Дом Сумкиных заметно выделяется на общем фоне ардатовского поселка Октябрьского. «Раньше на этом месте стояла старая халупа с двумя просевшими комнатами, — ​рассказывает Надежда. — ​А туалет был во дворе. Но мы с мужем полностью все перестроили, и теперь наш дом не узнать!» Хозяйка пригласила пройти внутрь. Просторно. Уютно. Со вкусом подобраны мебель, шторы. Каждую деталь интерьера Надежда продумывала до мелочей. Но сделать такую «перестройку» за короткий период позволил ее необычный вид заработка. Надежда дважды становилась суррогатной матерью для бездетных московских семей. Обычно женщины стремятся скрыть, что вынашивали детей за деньги. Но нашей героине нет смысла сохранять тайну. В поселке о ее «профессии» давно знают. Также она согласилась рассказать о своем опыте, чтобы развенчать мифы и слухи, сопровождающие суррогатное материнство. «Я надеюсь, что, прочитав мою историю, женщины, которые задумываются о коммерческом вынашивании детей, определятся, нужно им это или нет!» — ​говорит Надежда…

План

На мысль о суррогатном материнстве ее натолкнула статья о рождении двойняйшек у Аллы Пугачевой и Максима Галкина. В прессе писали, что детей звездной паре выносила учительница из Казани. «А почему бы мне не заняться подобным? — ​подумала Надежда. — ​Таким способом я заработаю деньги, чтобы помочь двум своим сыновьям! Можно будет свозить их на море, а еще отремонтировать старый дом и купить мебель…» Надо отметить, что Сумкины вовсе не лентяи и всегда стремились заработать. Только в родном районе рабочих мест практически нет. «Я по образованию повар, — ​продолжает Надежда. — ​Но у нас в поселке даже полы мыть не устроишься. Поэтому стала работать охранником в Москве вахтовым методом. Две недели на объекте, две — ​дома». Пока она находилась в столице, заботы о детях ложились на плечи отца. «Он у нас хороший и ответственный, — ​улыбается Надежда. — ​Но без матери, сами понимаете, наступает анархия. Поэтому мне нужна была работа, чтобы быть с детьми и в то же время получать неплохие деньги…»

Женщина стала искать необходимую информацию о суррогатном материнстве. В то время у Сумкиных даже не было Интернета в доме, поэтому пришлось ходить к соседке. В итоге она нашла телефон компании «Свитчайл». В 2014 году во время очередной московской вахты пришла на собеседование. Сумкиной подробно рассказали об условиях. Возраст суррогатной матери не должен превышать 35 лет. В идеальном варианте у нее должно быть двое своих здоровых детей. Затем началось обследование. «Кстати, все анализы проводятся за счет компании, — ​рассказывает Надежда. — ​И если женщина подходит, ее включают в специальную программу». Сумкина подошла. Затем начался период подготовки. Она принимала специальные препараты и проходила курс гормональной терапии. Вскоре нашлись первые заказчики. Все происходящее женщина держала в тайне. Муж ни о чем не догадывался. Его Надежда проинформировала перед заключением договора. «Конечно, ему это было неприятно, — ​признается женщина. — ​И ссоры были, и разводом грозил… Но отступать назад не в моем характере. Я попросила мужа о поддержке. Ведь я ничего плохого не делаю. Если люди не могут родить, а я могу, то почему не объединить усилия?!»

Контракт

Вскоре появились первые заказчики — ​пара из Москвы. Ухоженная женщина лет за сорок и солидный мужчина чуть постарше. Они делали карьеру, а когда решились на детей, возникли проблемы. С ними Надежда не общалась. Виделась всего лишь раз, когда нужно было подписать документы. Данные заказчиков засекречены, так как уже были случаи, когда суррогатные матери искали «своих» детей. Забеременеть в первом случае удалось со второй попытки, прижились два эмбриона. Женщина вернулась домой. «Как только анализ ХГЧ стал положительным, компания взяла меня на полное обеспечение, — ​рассказывает Надежда. — ​Мне оплачивали проезд, выдавали определенную сумму на питание. Сколько? Не имею право называть. Скажу лишь, что ежемесячно получала две средние мордовские зарплаты. На эти деньги моя семья могла спокойно жить. Стоит отметить, что компанию я выбрала с проверенной репутацией и не жалею об этом. Я читала отзывы о «Свитчайлдз». После 20-й недели беременности выдали 30 тысяч рублей на одежду. За них не нужно было отчитываться. Эти деньги я потратила на копание колодца…» Беременность протекала легко. На плановый осмотр ездила в Москву. А по поселку поползли слухи.

«В какой-то момент я была, наверное, самой обсуждаемой персоной, — ​рассказывает Надежда. — ​Живот уже округлился и его замечали. И если шла по улице, то сельчане, бросав дрова и ведра, выходили смотреть. Кстати, в лицо никто ни о чем не спрашивал. А за спиной шептались… Старалась не обращать на это внимание. Мне все равно, что обо мне говорят. Я живу для себя и своей семьи, а не для соседей». Своим родственникам женщина рассказала все сама. «Конечно, удивились, — ​признается сестра Надежды Наталья. — ​Но ничего плохого в этом не вижу. Я бы и сама на такое решилась, но муж высказался против». О своем интересном положении Надежда сообщила и детям. «Как восприняли? Нормально. С младшим сыном провела беседу. Пояснила, что мама помогает обзавестись детьми другой семье. Старший взял с меня обещание, что я не оставлю «лялек» себе». Как признается Надежда, семья ей хорошо помогала во время беременности с домом и огородом…

В Москве она подружилась с другими суррогатными матерями. В основном это женщины из провинции с материальными проблемами, имеющие собственных здоровых детей. Но есть и совсем молодые, которые таким образом хотят заработать на… усовершенствование своей внешности. «Запомнилась долговязая девица, которая собиралась выносить ребенка за деньги, чтобы сделать себе грудь и увеличить губы, — ​рассказывает Надежда. — ​Наверное, хотела удачно выйти замуж». По словам нашей собеседницы, некоторые «суррогатные» претендентки не осознают всей ответственности. «Во-первых, гормональная терапии испытание не из легких, когда в состояние беременности вводят искусственно, — ​говорит Надежда. — ​Во-вторых, нужно иметь крепкую нервную систему. Ну и самое главное — ​несмотря на то, что внутри тебя чужие дети, к ним нужно относиться со всей ответственностью. Честно признаюсь, переживала даже больше, чем когда вынашивала своих мальчишек. Если раньше могла с животом спокойно огород обрабатывать, а в этот раз даже не нагибалась лишний раз».

У Надежды растут двое прекрасных сыновей, которыми она гордиться…

Всех суррогатных матерей сопровождает страх по поводу того, что после родов может взыграть материнский инстинкт, который не позволит расстаться с малышом. Кстати закон в этом случае на их стороне. «Я с самого начала настраивала себя, что у этих детей есть родные родители, и я забочусь о них лишь до родов, — ​говорит Надежда. — ​Как будто присматриваю за чужими малышами до прихода мамы и папы. И это, прежде всего, работа. Здесь, конечно, нужны крепкая психика и правильный настрой». Близнецы-мальчики появились на свет с помощью кесарева сечения в январе 2015 года. Согласно контракту, суррогатная мама не имеет права их видеть. Куратор успокоил, сказав, что мальчики родились здоровыми и родители просто в восторге. «Мне было важно знать, что с ними все в порядке, — ​признается Сумкина. — ​Пусть у нас нет генетического родства, но я рада, что помогла двум детям появиться на свет». После родов суррогатная мама пишет отказ от малышей, указывая, что они не являются родными. Вернувшись домой, Надежда занялась обустройством дома. Вскоре еще одна жительница Ардатовского района захотела стать суррогатной мамой. Надежда даже ездила с ней в Москву, чтобы представить представителям компании. Но, пообщавшись с врачами, сельчанка передумала.

Риск

После родов Надежда восстановилась достаточно быстро. Всего за три месяца. Даже врач-узист удивился, проводя обследование. Он сказал, что видит организм нерожавшей женщины. Обычно медики не советуют после кесарева планировать беременность примерно три года. Но уже через год Надежда вновь появилась на пороге компании. Врачи не нашли противопоказаний. Женщину вновь стали готовить к роли «контейнера». Вскоре нашлась семья заказчиков. Но две подсадки закончились неудачно. И после этого пара решила прекратить попытки. Через некоторое время нашлась другая семья. Как и в первом случае, это были возрастные люди, которые в погоне за благополучием вспомнили о продолжении рода слишком поздно. Забеременеть удалось со второй попытки. И снова близнецы мужского пола. Но эта беременность оказалась тяжелой. На 14-й неделе сердечко одного из малышей перестало биться. Надежде пришлось лечь в больницу, чтобы свести риск до минимума. «Мне провели специальную терапию, чтобы не началось воспаление, — ​рассказывает Сумкина. — ​Плод мумифицировался и не причинял беспокойства ни мне, ни другому плоду». Больше никаких проблем с беременностью не возникало. А вот во время родов возник риск для самой суррогатной матери. Операция проходила под эпидуральной анестезией. Это когда роженице обезболивают нижнюю часть тела, но не погружают в сон. Все происходящее она видит и слышит. Во время операции открылось кровотечение. «Конечно, стало страшно, — ​признается Надежда. — ​Хирурги решают, будут ли они удалять матку, а анестезиолог кричит, что времени не осталось и лекарство скоро перестанет действовать. Вызвали еще одну бригаду врачей. Они стабилизировали ситуацию и удалять ничего не стали». После операции пришлось несколько суток провести в реанимации. Надежда просит отдельно отметить профессионализм врачей. «Все проходило в роддоме имени Сеченова. Там работают специалисты высокого класса. После операции находилась под постоянным наблюдением. В реанимацию даже привезли навороченный аппарат УЗИ с датчиками. Уровень медицины сильно отличается от нашего районного. Мне есть с чем сравнивать. Недавно мы с сыном проходили диспансеризацию, после которой я вернулась совершенно разбитой». Мальчик родился здоровым. Куратор заверил, что с ним все хорошо. А Надежда, как только позволило состояние здоровья, вернулась к своей семье. Сейчас она занимается детьми и домом. «Меня часто спрашивают, жалею ли я? Нет. И дело не только в деньгах. Глядя на своих мальчишек, могу с уверенностью сказать, что дети — ​это счастье. И совершенно неважно, кто их выносил. Наверное, я все-таки сделала доброе дело. Пусть эти малыши радуют своих родителей первыми шагами и словами. Хочу ли я встретиться с ними? Да! Обычно, когда в социальных сетях вижу фотографии двойняшек, закрадывается мысль: «А вдруг мои?» Мне просто интересно на них посмотреть, узнать, как назвали. Все-таки были вместе на протяжении девять месяцев».

На вознаграждение от двух «коммерческих» беременностей Надежда значительно улучшила материальное положение семьи. Сумкины отремонтировали дом и купили автомобиль. Надежду часто спрашивают, не стыдно ли ее мужу за то, что деньги заработала именно она. «А почему ему должно быть стыдно? Супруг не просил меня об этом. Все произошло только по моей инициативе. Просто была возможность заработать, и я ее использовала. Мой муж — ​самый лучший в мире! Он настоящий глава семьи, добытчик, хороший отец. У него золотые руки. И очень благодарна мужу за поддержку».

Сейчас Надежде 36 лет. На время реабилитации она пока не работает. Но не исключает возможность, что попробует стать суррогатной матерью в третий раз. Конечно, два кесаревых и возраст — ​это риск. Однако учитывая опыт, крепкий организм и ответственное отношение, ей могут пойти на встречу…


Первый ребенок по программе полного суррогатного материнства родился в США в апреле 1986 года. Для бездетной пары ребенка вынашивала подруга биологической матери. В положенный срок на свет появилась девочка.
В России первую «суррогатную» программу реализовали в 1995 году. Это произошло в центре ЭКО при Санкт-Петербургском институте акушерства и гинекологии РАМН им. Отта. Заказчицей стала женщина, ребенок которой умер на следующий день после родов. А ей самой в ходе операции удалили матку. Поэтому появление на свет нового малыша стало смыслом всей жизни. В то время суррогатное материнство успешно проводилось за рубежом, а вот в России никто из врачей этим не занимался. Женщина уговорила 24-летнюю незамужнюю и нерожавшую подругу стать суррогатной мамой. Беременность наступила с первой попытки. Это была двойня! Вынашивание оказалось тяжелым. Ее пять раз госпитализировали с угрозой прерывания беременности. Роды наступили раньше срока. Но семимесячные девочки оказались вполне жизнеспособными. Гонораром за их вынашивание стала трехкомнатная квартира в Санкт-Петербурге. Кстати, подруги сохранили хорошие отношения. Суррогатную маму девочки считают тетей.
В 2004 году супружеская пара из Читы наняла суррогатную мать, которую оплодотворили спермой мужа. Но после родов она отказалась отдавать малыша. Впрочем, отсудить «своего» ребенка заказчики и не пытались. В итоге суррогатная мама подала на алименты и Читинский суд удовлетворил ее требования. В России разрешено гестационное суррогатное материнство, при котором женщина лишь вынашивает чужой эмбрион и не имеет с ним биологической связи.

Саранск спас Рыжика!

Общество

Грязнов и кровь

Происшествия

Новости партнеров