Общество

«Прощай, Кузьмич!»

Скончался старейший судья Верховного суда Мордовии Николай Волков. Он запомнился многим как вершитель правосудия, вынесший смертный приговор кровавому маньяку Юркину…

«Наш Кузьмич, наш патриарх судебной системы!» — ​так с улыбкой отзывались о Николае Волкове его коллеги. До прошлой весны он был старейшим судьей Мордовии из числа действующих! Его стаж работы в судебной системе составлял без малого 37 лет, из них более 35 — ​в высшей инстанции. И он по праву мог называться самым настоящим народным судьей. Ведь Николай Волков и в самом деле вышел из народа, начав трудовой путь плотником-бетонщиком в карельском городе Кондопога. Но для многих он запомнился прежде всего тем, что приговорил к смертной казни Андрея Юркина, изнасиловавшего и убившего пять женщин… Но в обширной судебной практике и жизни Волкова были, конечно же, и другие значимые события. О них Кузьмич рассказывал Валерию Ярцеву.

..Накануне своей смерти 70-летний Николай Волков переступил порог Верховного суда рес­публики, чтобы навестить коллег. Прошлой весной он ушел в почетную отставку, но не мог без работы. Не мог без общения с коллегами. Он умер от инфаркта.

Николая Волкова похоронили 10 февраля на Ключаревском кладбище. «Мы прощаемся с патриархом судебной системы! — ​произнес речь заместитель председателя Верховного суда РМ Василий Мартышкин. — ​Знаменитый юрист Анатолий Кони в свое время говорил, что вся его жизнь была посвящена правовым и нравственным интересам российского народа. И наш Кузьмич всю жизнь следовал точно таким же принципам!» На скорбную церемонию пришли другие действующие и бывшие служители Фемиды. В том числе Председатель Верховного суда РМ Сергей Штанов, заместитель Ильдар Сюбаев, ветеран судейского сообщества Вячеслав Семизвонкин…

Смертный приговор

В судебной практике Николая Волкова было много громких дел. Он вынес восемь смертных приговоров, пять из них были приведены в исполнение. Остальные не состоялись из-за введения в стране моратория на высшую меру наказания. «Клиентами» Николая Волкова были такие печально известные персонажи, как чамзинский убийца и насильник 5-летней девочки по фамилии Поздеев. И, конечно же, следует вспомнить о «процессе века». Речь идет о деле в отношении самого кровавого охотника на молодых женщин Андрее Юркине. Участники процесса надолго запомнили крик подсудимого, раздавшийся после того, как гособвинитель запросил для него высшую меру наказания. «Я еще вернусь и разберусь со всеми, кто меня здесь «валил»!» — ​огрызнулся Юркин. 22 июля 1996 года Верховный суд Мордовии в лице председательствующего Николая Волкова приговорил его к смертной казни. Тогда маньяк плакал. Кстати, он немедленно направил в Москву кассационную жалобу на 44 страницах. Требовал полнейшего оправдания. Как оказалось, Юркин марал бумагу не зря. Согласно старому Уголовному кодексу, по которому его судили, злодею грозило либо 15 лет лишения свободы (сейчас этот минимум увеличен до 25 лет), либо пожизненное заключение, либо смертная казнь. Но Президент России Ельцин, демонстрируя «гуманность» перед Советом Европы, наложил мораторий на «высшую меру социальной защиты». Маньяку повезло. Весной 1999 года Верховный суд РФ, признав его вину доказанной, заменил смертную казнь на 15 лет лишения свободы. Федеральные служители Фемиды пояснили свое решение: дескать, в принципе, высшая мера наказания за особо тяжкие преступления возможна, если… обвиняемому будет предоставлено право на суд только с участием присяжных заседателей. Как известно, в случае с Юркиным приговор вынесли без этого общественного института… В итоге он отсидел на полную катушку — ​с марта 1995-го по апрель 2009 года. Перед тем как раствориться на просторах страны, на некоторое время вернулся в родной, как для него, так и для самого судьи Волкова, Большеигнатовский район. Кстати, как вспоминал Николай Кузьмич в беседе с корр. «С», во время рассмотрения дела Юркина к нему подошла женщина и поинтересовалась, есть ли у Волкова родные в этом районе? «Мои близкие из села Новое Качаево, — ​признался председательствующий. — ​А почему вас это интересует?»… — ​«Значит, мы земляки! — ​ответила женщина. — ​Я сестра Юркина…» — ​«Как только это услышал, тут же перестал с ней разговаривать, — ​рассказывал Волков. — ​Не хватало еще, чтобы от меня стали требовать смягчения приговора, ссылаясь на землячество… Что касается самого Юркина, то меня, повидавшего огромное количество душегубов, поразил именно его пристальный железный взгляд!»

Покушение

В «лихие 90-е» Николай Волков приговорил к 13 годам неволи бандита, который обвинялся в расправе над своим подельником. «Братки» решили отомстить судье! Вскоре у здания Верховного суда РМ появился киллер. К счастью, расправу удалось предотвратить, а сам Волков узнал о том, что его жизнь висела на волоске, только когда опасность миновала… Все смертельные вердикты, которые вынес Николай Волков, конечно же, не могли пройти бесследно и для него самого. «Однажды меня упрекнули, что слишком часто приговариваю людей к высшей мере наказания, — ​вспоминал Волков. — ​Это, дескать, приравнивается к большому греху наравне с убийством!.. И тогда я отправился в церковь, поговорил со священником, рассказал о своей работе. Нельзя сказать, что он меня утешил, но вот с собственной душой помирил… Да, страшно выносить расстрельные приговоры, но я все-таки за них! Убийц надо наказывать именно так! А еще я много раз ставил перед собой такой вопрос: может быть, нужно было выбрать другую, более спокойную профессию? И все-таки, споря с самим собой, приходил к выводу, что выбор в жизни сделал правильный. Ведь кто-то же должен очищать общество от носителей зла!»

«Народное правосудие»

Еще об одной из интереснейших страниц своей биографии Николай Волков рассказал корр. «С» в начале 2000-х. В олимпийском 1980 году двое жителей зубово-полянского поселка Яваса — ​кочегар Александр Кочетков и его приятель Юрий Креков, живущий, как было указано в тех старых материалах дела, «за счет матери» — ​пробрались в дом местного старика Курицына. Сначала первый товарищ убил заранее припасенным ломиком залаявшую во дворе собаку. Затем несколькими ударами лишил чувств хозяина и добил тремя ударами ножа в спину. А его сожительницу, выбежавшую навстречу, оглушил поленом. Добычей разбойников стали охотничье ружье, боеприпасы и бутылка вина «Рислинг». Убийц удалось схватить не сразу. Они успели обворовать аптеку в селе Шалах и украсть в поезде 40 шикарных костюмов. Надо отметить, что именно в конце 1970-х годов по Зубово-Полянскому району прокатилась волна убийств пенсионеров с поджогами жилищ. Поэтому на выездную сессию Верховного суда МАССР пришло много пожилых жителей. Народное мнение было единодушным: обвиняемых надо расстрелять! Здание явасского суда оказалось неспособным вместить всех желающих. Тогда советская власть приняла решение: провести процесс в местном Доме культуры. Председательствующим был назначен 34-летний судья Верховного суда МАССР Николай Волков. Заметим, что в то время, конечно же, института присяжных заседателей не существовало и в помине. Достаточно было того, что сам суд в СССР считался изначально народным! На оглашение приговора 10 июля 1980 года явилось столько людей, что не хватило мест! Публика рыдала, когда жена Кочеткова рассказывала о его зверствах. Требуя денег на водку, этот садист раздевал их совместного младенца и клал к распахнутому окну. В итоге Кочеткова приговорили к расстрелу, а Креков, согласившийся сотрудничать с правоохранителями, отделался 15 годами неволи. Толпа взревела, недовольная столь «мягкой мерой». Конвоиры не успевали скидывать обезумевших людей со сцены Дома культуры! Их даже не смогли остановить две служебные овчарки. Одна из них, взвизгнув, исчезла под ногами разъяренных людей. Начальник караула, держа руку на кобуре, закричал: «Николай Кузьмич, спасайтесь за кулисами!» Волков бежал через дверь в котельную, сжимая в руках портфель с томами уголовного дела и вещдок — ​разобранную двустволку. Рядом удирал смертник Кочетков. Судью поразили его глаза: они были наполнены животным ужасом! Приговоренный к расстрелу не хотел быть казненным сотней «народных палачей». А неподалеку мчался во все лопатки первый заместитель прокурора Мордовии Виктор Адушкин, выступавший на этом процессе гособвинителем. Рядом бежали народные заседатели. Волков слышал их тяжелое дыхание. Конвоиры смогли подогнать к выходу из котельной старенький УАЗик. Убийцы-разбойники, их обвинители и судебная коллегия в полном составе едва в нем уместились. А тем временем взбесившиеся «народные мстители» с ревом штурмовали зарешеченный «воронок», припаркованный у парадного крыльца. Начали его раскачивать, чтобы вытряхнуть «добычу»… Перед тем как Кочеткова расстреляли, он сумел вырвать у смерти полтора года. 23-летний преступник написал в Генпрокуратуру о том, что… учился с судьей Волковым в одной школе. И по малолетству якобы отвешивал Николаю тумаков. А будущий судья грозился за детские обиды отомстить. И вот спустя 30 лет дождался своего часа! Пришлось Николаю Волкову, вершившему правосудие от имени народа, доказывать, что учился он со «смертником» в разных школах и в разное время!

Новости партнеров